Главная » Экономика » Государство готово рассмотреть предложения частных инвесторов по реформированию ЖКХ

Государство готово рассмотреть предложения частных инвесторов по реформированию ЖКХ

В рамках спецпроекта «Путеводитель успешного инвестора: Идеи. Инвестиции. Инструменты» в редакции «Континент Сибирь» и на портале ksonline.ru состоялся круглый стол с представителями министерства ЖКХ Новосибирской области, Фонда модернизации, контролирующих и управляющих организаций. Как бизнесу инвестировать в ЖКХ, когда работа в этом секторе станет более рентабельной, что делают госструктуры для реформирования жилищно-коммунального хозяйства? Эти и другие вопросы в редакции обсудили участники круглого стола:

Денис Архипов, заместитель начальника управления ЖКХ, начальник отдела инженерной инфраструктуры министерства строительства и ЖКХ,

Виктор Спирин, директор Фонда модернизации ЖКХ,

Леонтий Коновалов, заместитель начальника Государственной жилищной инспекции Новосибирской области,

Андрей Харланов, заместитель генерального директора ЗАО «УК Спас-Дом»,

Редакция «КС».

«КС»: — Проблемы, сложившиеся сегодня в сфере ЖКХ, волнуют многих: от обывателей и потребителей коммунальных услуг до бизнеса, принявшего решение развиваться в рамках приоритетных направлений модернизации и обеспечения инфраструктурной перестройки в жилищном комплексе. Со стороны государства была поставлена вполне конкретная задача объем инвестиций в этот сектор должен возрастать. Мы хотим, чтобы были слышны голоса, конструктивные мнения и предложения со стороны всех участников процесса модернизации одного из важнейших секторов жизнедеятельности.

В связи с этим предлагаю первый вопрос к обсуждению каковы условия для инвестирования в бизнес ЖКХ, сложившиеся сегодня на территории Новосибирской области?

Денис Архипов: Существует три модели государственно-частного партнерства в рамках реализации концепции инвестирования и модернизации жилищно-коммунального комплекса. Наиболее перспективными договорами сотрудничества в сфере развития ЖКХ являются договоры концессии, представляющие собой оптимальную модель взаимодействия с частным бизнесом, хотя сегодня применяется по большей части система аренды. Также используются и приватизационные модели с коммунальными и жилищными инфраструктурами в качестве собственников. Сегодня разрабатывается закон Новосибирской области о государственно-частном партнерстве. Оговорюсь, что в документе идет речь об управлении государственным имуществом, министерство строительства и ЖКХ области предложило транслировать разработанную модель взаимоотношений с частным бизнесом и на объекты муниципальной собственности.

«КС»: Можете рассказать, как именно работают эти схемы, и привести примеры?

Денис Архипов: Если говорить в целом о привлечении частного бизнеса, я бы хотел подробнее остановиться на коммунальной инфраструктуре. Имеются в виду сети, котельные, источники водоснабжения, транспорт, ресурсообеспечение на сегодняшний момент самые проблемные сферы ЖКХ. В целом по области в качестве конкретных организаций коммунального хозяйства и инженерной инфраструктуры 55% предприятий находятся в государственной и муниципальной собственности. Остальные это смешанные и частные формы, это все те же муниципальные предприятия, которые в свое время приватизировались.

В качестве примера можно привести Мошково, где подачей воды занимается частная компания. Также существуют частные операторы в Чановском и Татарском районах, которые управляют тепловыми сетями, котельными. В свое время частные собственники заходили в эти районы, устанавливали свое техническое оборудование, а сегодня работают по управлению этими объектами, реализуя сбор средств с населения за предоставляемые ими коммунальные услуги. Нельзя сказать, что в работе этих организаций все идет гладко, тем не менее как результат – все коммунальные предприятия в этих районах области зарекомендовали себя как безубыточные. И это несмотря на то, что в секторе ЖКХ сегодня крайне сложно работать с высокой рентабельностью и без существенных убытков.

«КС»: В чем причина высокого процента убыточности операторов коммунального сектора?

Денис Архипов: Эта сфера все еще характеризуется высокой долей государственного регулирования. Тарифы устанавливает регулятор в лице департамента по тарифам Новосибирской области, предельные индексы роста тарифов для компаний жестко ограничивает Федеральная служба по тарифам. И это на фоне крайней изношенности сетей и котельных. Существуют нормативы по потерям в предоставлении коммунальных услуг, и сегодня они значительно меньше фактических потерь, что обусловлено высокой степенью износа сетей. Так в системе водоснабжения износ составляет порядка 70%, по теплу – более 50%. Все эти потери невозможно учесть при расчете тарифов, несмотря на то, что нормативы могут подвергаться изменениям. Но нельзя не признать, что все эти потери в результате отклонений в конечном счете ложатся тяжелым грузом дополнительных затрат, не обеспеченных тарифным источником. Именно поэтому инвестор, прежде чем зайти на этот рынок, рассчитывает максимальные потери, экономический эффект для конкретного предприятия и необходимый объем ресурсов, которые следует вложить в организацию бизнес-процессов. И, к сожалению, приходит к выводу, что идти в этот бизнес пока не стоит. Очереди из инвесторов в сектор ЖКХ пока не выстраиваются, кроме того, многие бизнесмены покидают этот рынок через банкротства. Здесь уже подключается муниципалитет, вынужденный нести ответственность перед населением по обеспечению всеми видами коммунальных ресурсов, через свои предприятия. В организациях, управляющих жилищным фондом, то есть управляющих компаниях, ситуация несколько иная.

«КС»: Что вы могли бы сказать о ситуации в жилищном комплексе?

Денис Архипов: Если в коммунальной сфере ресурс подлежит государственному регулированию, в управлении жилищным фондом, управляющие компании и ТСЖ просто передают коммунальный ресурс жильцам. Что касается содержания жилья, вступают другие механизмы. Здесь отсутствует государственное регулирование цен, содержание фонда контролируется собственниками жилья, а значит, управляющие компании могут по-иному создавать и развивать свой бизнес. В этой сфере с убыточными компаниями мы сталкиваемся уже гораздо реже, тем не менее отдельные факты есть. Кроме того, существует возможность подключения и создания управляющих коммунальных компаний в муниципальных образованиях.

О сложившейся практике сотрудничества управляющих организаций с государственными образованиями рассказывает Андрей Харланов, заместитель генерального директора ЗАО «УК» «Спас-Дом».

Андрей Харланов: Что касается государственного регулирования в жилищном комплексе, здесь, к сожалению, нет четко прописанных «правил игры». Бизнес в этой сфере не может существовать без формирования разумных тарифов. Часто со стороны государства предпринимаются шаги, неминуемо ведущие к увеличению стоимости услуг предприятий. Возьмем ту же систему налогообложения: хотим мы этого или нет, при установлении тарифов мы учитываем налоги, обязательные к уплате в бюджет, доля в общем объеме выручки которых по-прежнему высока и продолжает увеличиваться. Более того, всегда существует определенный процент неплательщиков среди собственников жилья. У нас сегодня действует система налогообложения «по отгрузке», т. е., мы, как управляющая компания, не получая со своих потребителей деньги в полном объеме, обязаны уплачивать не с фактически собранных средств, а с суммы начисленных, в результате мы платим налоги с «виртуальных доходов». Кроме этого, мы взаимодействуем с ресурсоснабжающими организациями, в которых прозрачность начислений тарифов для нас также остается под большим вопросом. Мы несем определенные затраты при взаимодействии с коммунальными предприятиями, осуществляя функции по начислению и сборам платежей за коммунальные услуги. При этом управляющим компаниям не компенсируют эти затраты и не предоставляют полную информацию о структуре тарифов за коммунальные услуги и ресурсы. Я считаю, что необходимо обязать монополистов (ресурсоснабжающие организации) отдавать часть своих средств на обеспечение этой функции.

Перед жилищными организациями стоит целый комплекс застарелых проблем. Например, организация сбора и вывоза твердых бытовых отходов (ТБО). Чтобы снять этот вопрос с повестки, мы в нашей организации закупили соответствующую технику, создали подразделение и начали самостоятельно вывозить мусор. Сегодня также рассматривается возможность строительства минимусоросортировочных комплексов. Однако мало собрать и вывезти ТБО. Необходимо решить проблему утилизации. Очевидно, что необходимо привлечение инвесторов в переработку отходов. Но сегодняшняя ситуация с тарифами на утилизацию на муниципальных полигонах делает работу мусороперерабатывающих заводов (МПЗ) заведомо убыточной. Реальных затрат при такой же цене приема не покрыть, а увеличение цены автоматически «гонит» мусоровозы на муниципальный полигон. Крах для МПЗ гарантирован. И такой пример в нашем городе есть. Но муниципалитет в силе решить данную проблему путем установления разумных тарифов на утилизацию на муниципальных отвалах. Да, они увеличатся. С одной стороны, это не популярное решение, но речь идет о небольших суммах, которые лягут на плечи нашего населения. В итоге дополнительные средства за утилизацию можно направить на приведение полигонов в надлежащее состояние, а перевозчики охотно повезут ТБО на МПЗ. То есть будут включены рыночные механизмы, появятся новые компании, предлагающие такие услуги населению. Мелочь, а решается целый комплекс проблем.

«КС»: Выносились ли подобные предложения на обсуждение в органах власти?

Андрей Харланов: Предлагаем мы сегодня много, и некоторые инициативы проходят, в том числе законодательного характера, в частности, в налоговым кодексе. Были поправки, которые также учитывались и получали зеленый свет через соответствующие постановления правительства. Мы предоставляем всю нужную информацию. Нас необходимо только услышать.

«КС»: Не часто приходится слышать от представителей бизнеса про примеры влияния органов государственной власти при разработке регулирующих документов. Если не секрет, кто из депутатов вам помогал в продвижении инициатив?

Андрей Харланов: Сейчас идут выборы, поэтому давайте не будем озвучивать фамилии.

Вопрос с сайта от читателей: В недавно вышедшей статье на ksonline.ru упоминается некое государственно-частное партнерство, в рамках которого планируется инвестировать в сектор ЖКХ. Нельзя ли конкретней узнать, каким образом государство будет стимулировать бизнес, и есть ли возможность внести изменения в тарифную и кредитную политику?

Денис Архипов: Основное направление при реализации государственно-частного партнерства, как я уже сказал в начале нашей беседы, это концессионное соглашение, либо аренда. Что касается привлекательности входа в этот бизнес для инвестора, нужно понимать, главное условие – возврат вложенных средств и извлечение прибыли. На сегодняшний день, когда тариф устанавливается на один год, эту задачу реализовать крайне трудно. Инвестор не может гарантировать возврат денежных средств в такой сфере бизнеса, где выход на определенный уровень рентабельности возможен не за один год и с учетом нестабильных тарифов. Поэтому главное направление и акцент, который предусмотрен в правовых актах, установление долгосрочных тарифов в сфере коммунального комплекса. Только в этом случае инвестор получит возможность проанализировать возврат своих средств по годам. Второй инструмент привлечения инвестиций – энергосервисные контракты.

Андрей Харланов: Сегодня много говорят об энергоэффективности и энергосбережении. Федеральный закон № 261 обязывает выполнить ряд мероприятий в данном направлении. Но есть определенные сложности, которые нужно учитывать в их реализации. К примеру, управляющая компания поставила общедомовой прибор учета, другими словами, инвестировала в энергоэффективное содержание жилого дома. Проблемы для бизнеса начинаются в момент расчета за прибор. Если очевидна разница между нормативом и фактически потребленным ресурсом в пользу жильцов-собственников дома, мы, как управляющая организация, обязаны эту разницу вернуть. Если же начисления оказались больше, встает вопрос о возврате разницы жильцом. Управляющая компания получает ответ: «Собственники не принимали решение по установке прибора учета, соответственно, никакого основания для уплаты ими денежных средств сверх норматива нет».

Правильно ли это? Почему бы не считать собственниками данных приборов тех, кто вложил свои деньги? Таким образом, складывается ситуация правового нигилизма на всех уровнях, в соответствии с действующим законодательством экономию от применения энергоэффективных систем ресурсообеспечения получают собственники жилья, а не УК, что, в свою очередь, не способствует экономической заинтересованности в применении энергосберегающих технологий и инвестированию в них. Управляющая компания, в свою очередь, должна иметь возможность экономить на внедрении энергоэффективных схем и получать свою прибыль. Все эти нюансы в работе, которые повлек за собой Закон № 261, постоянно обнаруживают себя, и их нужно в срочном порядке устранять.

Леонтий Коновалов: Разговоры о государственно-частном партнерстве в сфере инвестирования сектора ЖКХ идут давно и на всех уровнях законодательной и исполнительной власти, но при этом мнения жильцов-собственников не принимаются во внимание. А между тем, развитие этого бизнеса необходимо не само по себе, а для общего дела модернизации сферы и перехода на другой уровень взаимоотношений между участниками. Население сегодня слабо информируется, и обвинять население в пассивности при принятии решений не совсем правильно. Люди чувствуют, что сфера сложная, и просто уходят в противостояние, думают, что в чем-то их обманывают как на уровне государственной власти, так и в управляющих компаниях. Процесс формирования тарифов должен быть прозрачен, необходимо предоставлять отчеты по выполненным работам понедельно. Тогда собственникам возможно осуществлять контроль. Ведь к такой открытости призывает нас и действующее законодательство (ФЗ № 731 «О раскрытии информации»).

Недавно я ради интереса зашел на несколько сайтов управляющих компаний и отметил для себя неудобство поиска необходимой потребителю информации по каждому из домов, находящихся в управлении, по проделанным работам, по стоимости тех или иных услуг. Проблема в том, что законодательство не прописывает, в каком формате должна быть предоставлена эта информация, в свою очередь, потребитель не может принять осознанное решение по выбору управляющей компании, которая бы удовлетворяла его по всех критериям и показателям оценки работы последней.

Андрей Харланов: Я бы хотел не согласиться с такими методами тотальной прозрачности. Не нужно всех потребителей жилищных услуг превращать в экономистов и юристов. Есть Постановление Правительства № 731, в котором дан исчерпывающий перечень раскрываемой информации. Попытка некоторых потребителей требовать «прозрачности» свыше данного перечня лишена смысла. Если управляющие компании как исполнители услуг начнут согласовывать все нюансы своей работы, потребитель просто с ума сойдет от всей этой ненужной информации. Наша задача предоставлять качественные и гарантированные услуги в соответствии с договором, а заказчик должен требовать с нас их исполнение. Я считаю, что есть два важнейших фактора, обязательных к исполнению – договоренность по цене и качество предоставляемых услуг. Управляющая компания обязательно должна получать прибыль, чтобы иметь возможность развиваться. И в этом, как ни странно это звучит, должны быть заинтересованы жители, т. к. убогая, в предбанкротном состоянии УК не сможет оказывать весь комплекс услуг по содержанию дома, львиная доля которых напрямую является вопросами жизнеобеспечения и безопасности.

«КС»: Господин Харланов, вы могли бы выделить ряд проблем, с которыми вам, как руководителю компании, управляющей жилищным фондом, приходится сталкиваться в своей работе?

Андрей Харланов: Правовой нигилизм, о котором я говорил выше, отсутствие рыночных отношений и ответственности собственников за надлежащее содержание своего имущества, пассивность жильцов и применение политики двойных стандартов со стороны надзорных органов.

Нужно понимать, что в жилищном секторе мы вынуждены руководствоваться тарифами, постоянно балансируя между начисленными собственникам жилья средствами за предоставленные услуги и налоговыми, банковскими отчислениями и другими видами платежей, между реальными затратами и нежеланием потребителей их компенсировать. Если собственник жилья хочет получить уборку дворовой территории и лестничных клеток в жилом доме на уровне, соответствующем тому, который получают собственники административных зданий и торговых комплексов, он абсолютно четко должен понимать, что существует рыночная цена на такие услуги. И он должен быть готовым платить эту цену.

Сегодня существует два подхода в расчете стоимости услуг в сфере реформирования ЖКХ затратный и сравнительный. В соответствии со сравнительным методом, например, средневзвешенная стоимость уборки квадратного метра подъезда и офиса должна быть примерно одинакова. Но управляющие компании, к сожалению, сегодня вынуждены следовать затратному методу, то есть считать минимальные затраты, которые они понесут при выполнении той или иной услуги, и выставлять суммы к оплате собственникам. В этом случае жильцам многоквартирных домов не следует жаловаться на качество предоставляемых услуг, поскольку оно будет соответствовать платежам. Большинство же жильцов даже не пытаются интересоваться рыночной стоимостью той или иной услуги. Эта пассивность во многом тормозит те процессы реформирования, о которых мы с вами говорим.

Вопрос читателей с сайта: Можно ли привести успешные примеры участия частного бизнеса в инвестпроектах в сфере ЖКХ?

Денис Архипов: Частные операторы по управлению объектами теплоснабжения, теплогенерации, теплотранспорта у нас работают в Татарском и Чановском районе. В Новосибирске в качестве примера частного бизнеса в сфере ЖКХ можно привести ОАО «Новосибирскгортеплоэнерго».

Андрей Харланов: Компания «Спас-Дом» является инвестором в жилищной сфере. При этом, несмотря на успешный опыт, наша рентабельность по-прежнему остается низкой, увеличиваясь непропорционально уровню вложенных инвестиций. Сегодня рентабельными у нас остаются лишь сопутствующие услуги. Перечень таких услуг мы постоянно расширяем.

Вопрос читателей с сайта: Как можно заработать на сфере ЖКХ, и может ли поучаствовать в этом процессе малый бизнес?

Андрей Харланов: Что касается жилищного фонда, большинство управляющих компаний – это в основном малый бизнес. Только в Новосибирске их около 70. Как я уже говорил ранее, малые предприятия могут работать по договорам подрядов с более крупными фирмами, к примеру, по предоставлению клининговых услуг, в обслуживании инженерных сетей, установке приборов учета, проведении ремонта и т. д.

Леонтий Коновалов: Еще один пример присутствия малого бизнеса в сфере ЖКХ это частные управляющие при ТСЖ, которые также могут выступать в качестве индивидуальных предпринимателей и контролировать одновременно до 5–10 домов.

Вопрос читателей с сайта: Существует ли в городе пример энергоэффективного дома, если да, то какая УК контролирует его содержание?

Андрей Харланов: Все зависит от того, что мы понимаем сегодня под «энергоэффективным домом». Если при его определении мы просто учитываем разницу между платежами, которые жители этого дома вносят за коммунальные услуги в рамках нормативов, и фактическими показаниями приборов учета, таких домов в городе очень много и становится с каждым месяцем все больше. Энергоэффективность же достигается рядом мероприятий, приводящих к фактическому уменьшению потребления ресурсов без снижения, а зачастую на фоне увеличения комфортности проживания.

Денис Архипов: В строительстве есть такое понятие как «энергоэффективный дом», а именно здание, которое при эксплуатации будет использовать энергосберегающие технологии, такие как солнечная энергия, тепловые насосы, повышенная теплоизоляция зданий, автоматические системы регулирования и прочее.

Андрей Харланов: С точки зрения эффективности содержания жилищного фонда нам есть куда расти, даже в панельных домах, которые значительно отличаются от кирпичных построек прошлого столетия, с применением сайдинга, сэндвич-панелей, системы изоляции внешних стен. Таких домов становится все больше, есть примеры энергоэффективных домов возле горбольницы, в том числе дома, сроки эксплуатации которых уже давно прошли, с железобетонными кровлями. Привести в соответствие подобные здания – большая проблема. Для этого необходимо переоснащать чердачные помещения, кровлю, теплоизоляцию, утеплять магистрали, системы фасадного регулирования тепла в зависимости от нахождения квартир с солнечной или подветренной стороны, чтобы добиться сокращение теплопотерь. Это достаточно серьезные затраты, однако в условиях сибирской зимы жизненно необходимые. Примером дома, где применяют все эти методы с регулированием теплообмена, может служить дом по ул. Советской, 46/2. Здесь мы применяем фактический учет энергоэффективности, то есть работаем по целому комплексу мероприятий для снижения максимального потребления ресурсов без потери комфортности их потребления.

«КС»: Можете ли вы назвать дома, где достигнут высокий показатель такого учета?

Андрей Харланов: Теплосчетчики установлены не везде. Муниципалитеты отслеживают такие дома. Создание подобных рейтингов энергоэффективных домов требует обработки слишком большого объема информации. Мы же, как управляющая компания, ведем свой профильный мониторинг, но по другой системе, а именно до проведения капитального ремонта и после.

Денис Архипов: Хотел бы отметить, что в системе реформирования мы предполагаем создание единой информационной базы, которая как раз будет включать в себя помимо прочего сбор данных с приборов учета. После создания такой системы учета, жители получат возможность в режиме онлайн отслеживать, какие из домов удовлетворяют требованиям энергоэффективности, а какие нет. В настоящее время ведется формирование технического задания на ее разработку.

Виктор Спирин: Добавлю, что энергоэффективных домов очень много в сельской местности. Видимо, связано это с тем, что на селе, где доходы населения не столь велики, по сравнению с городскими жителями, стараются следить за потребляемыми ими ресурсами, чаще закрывают краны в домах, выключают свет. Вода здесь используется не только по прямому назначению. Люди, имеющие свои приусадебные хозяйства, выливают кубометры воды на своих огородах. И здесь население сталкивается с проблемами ресурсопотребления и учета по ним в соответствии с местными особенностями проживания. Так при установке нормативных значений по расходованию воды зачастую возникает ситуация, когда при установке систем учета жители вместо нормативных 6 кубов в месяц по счетчику могут потребить порядка 9 кубов. Разница 30% между нормативным и фактическим потреблением ложится на плечи обывателя. Впрочем, учитывая нормативные показатели, собственники многоквартирных домов, которые потребляют воды в разы меньше жителей, имеющих приусадебные хозяйства, иногда переплачивают за не потребленные ими ресурсы. Другими словами, везде нужно учитывать эти нюансы.

Вопрос читателей с сайта: Как взаимодействие государства и бизнеса повлияет на меня, как на обычного потребителя жилищно-коммунальных услуг? В чем плюсы ГЧП?

Андрей Харланов: Любое взаимодействие становится эффективным, только когда начинает приносить определенные плоды. В секторе ЖКХ этими положительными результатами могут стать комфортное проживание, прозрачность и оценка деятельности управляющих организаций. Как я неоднократно подчеркивал, необходимо выстраивать паритетные отношения, обеспечивать равные условия игры на этом рынке, защищать все стороны процесса реформирования ЖКХ. В том числе заинтересовывать потребителя в осознанном участии в них, собственник должен, наконец, понять, что за качественную услугу нужно платить. А компания, предоставившая эту услугу, должна получить адекватную плату за свой труд.

Государственно-частное партнерство в секторе ЖКХ направлено на создание высокого качества коммунальных услуг. МУП «Горводоконал» реализует инвестпрограмму, применяя систему очистки и ультрафиолетового обеззараживания. Потребитель получает воду надлежащего качества. В селах ситуация совсем иная, зачастую качество получаемых на выходе ресурсов не вполне соответствует требованиям Роспотребнадзора. Именно поэтому взаимодействие по всем направлениям должно быть скоординированным, с обязательным привлечением частных ресурсов. При этом частный бизнес должен быть уверен в формировании долгосрочных тарифов, ориентируясь на не единовременный возврат средств, а постепенный, который не скажется на кошельке потребителя в результате сверхнормативных потерь и роста тарифов.

«КС»: С тем чтобы не допустить этих потерь, необходимо применение в том числе системы заключения энергосервисных контрактов?

Денис Архипов: Да, в городе систему заключения энергосервисных контрактов уже внедряют порядка пяти компаний. Озвучивать их мне бы сейчас не хотелось, чтобы не делать никому рекламу. Отмечу только, что по линии правительственных ведомств выделяются средства, предусмотренные на их заключение. Работа ведется по размещению заказов в учреждениях бюджетной сферы, образования и здравоохранения. В соответствии с ФЗ № 94 были приняты централизованные решения по внедрению этой системы. Начать решили именно с бюджетной сферы, поскольку здесь легче получить финансирование. В частном жилом фонде применение энергосервисных контрактов пока приживается с трудом. Причина опять же связана с рисками, которые бизнес не готов нести при ее внедрении. Собственники, в свою очередь, не уверены в своих управляющих компаниях, в долгосрочности этого сотрудничества, много опасений сегодня по части возврата вложенных средств, которые предусматривают длительный срок окупаемости проектов модернизации жилого фонда по системе энергосервисных контрактов.

Андрей Харланов: Соглашусь с Денисом Николаевичем. Наша компания рискует, применяя такие контракты. Однако и у собственника, который в случае применения долгосрочных контрактов не несет никаких потерь, опасения кое-какие имеются и на этом уровне. Причину стоит искать в отсутствии подробной информации по их применению. Впрочем, процесс хоть и с большим трудом, но уже начался, жители постепенно начинают нам доверять, увидев качественные изменения в своих домах и квартирах.

Реформирование ЖКХ бюджетных образований с применением таких контрактов как раз было призвано показать на примере, что система работает, закон выполняется, движения, в том числе и финансовые, идут, правительство области также активно подключилось к этому процессу. Думаю, что в скором будущем применение контрактов может стать повсеместным.

«КС»: Хочется предоставить слово руководителю фонда развития ЖКХ Виктору Спирину. Поделитесь практическими результатами реформирования в коммунальном комплексе.

Виктор Спирин: Наша организация была создана для того, чтобы решать все те вопросы, которые мы с вами обсуждаем в ходе круглого стола речь идет об инвестициях в жилищно-коммунальный комплекс. Несмотря на то, что фонд существует только второй год, уже сейчас есть смысл говорить о тех проектах, которые реализованы к данному моменту. Так в этом году в фонде получили реальные инвестиции 88 проектов, все это объекты тепло- и водоснабжения. Впрочем, стоит заметить, что и здесь мы сталкиваемся с теми же проблемами, что и везде: частных инвестиций пока маловато. По теплоснабжению 80% это консолидированные бюджетные деньги из областных и муниципальных образований и средства фонда, 20% привлеченные вложения частного инвестора. Сегодня фонд работает только по муниципальным образованиям. Весь прошлый год нам приходилось объяснять муниципалитетам, что мы не просто финансируем капитальный ремонт объектов, но способствуем реальным изменениям и повышению качества жизни. Сегодня можно сказать, что люди поверили, к нам стали поступать настоящие инвестиционные проекты с целью модернизации. Цель фонда развития ЖКХ не просто отремонтировать котельную, а добиться экономии от затрат на уголь, воду, электроэнергию на 1 ГКал. Отбор проектов происходит по принципу достижения экономического эффекта от проделанной работы по модернизации.

За год работы нам удалось реконструировать 80 км систем водоснабжения, построить новые водопроводы, 8 скважен. В системе теплоснабжения было модернизировано 25 котельных. Параллельно мы закрываем неэффективные объекты (аварийных и малоэффективных оказалось 26 котельных). Главная задача модернизации достигнуть показателя по загрузке не менее 70% по угольным котельным, и до 80% по газовым объектам.

Что касается результатов таких изменений, скажу честно: я далек от мысли, что после модернизации систем тарифы начнут резко снижаться, но то, что они не будут в результате повышаться галопирующими темпами такая гарантия есть. Ну и, наконец, тут много говорили о новом качестве жизни: с использованием современных, более дешевых и долгосрочных материалов комфортность проживания в помещениях, где был применен весь комплекс энергоэффективных технологий, без сомнения, повышается.

«КС»: Вы говорите о проектах инвестирования на селе. На территории областного центра пока не работаете? И какие перспективы выхода на городской уровень?

Виктор Спирин: Пока фронт работы нашего фонда ограничен муниципальными образованиями. В малые же объекты модернизации, теплотрассы по некоторым из которых составляют порядка 1 км, вкладывать свои денежные средства инвестору сегодня не интересно, поскольку здесь практически отсутствуют перспективы строительства. Вторым этапом работы нашего фонда станет модернизация муниципальных центров с численностью населения от 40 тыс. человек и выше. Перспективы привлечения частного бизнеса в такие проекты уже гораздо более обнадеживающие. Для этого нужно, в том числе, увеличивать фонд бюджетных средств для модернизации и количество объектов для инвестирования.

Говоря о перспективах, снова отмечу, что привлечение инвестиций требует соответствующих законодательных изменений. Пока же, как говорилось ранее, инвесторы в очереди к нам не выстраиваются.

В прошлом году я был на совещании в Казани, где обсуждались проблемы инвестиций в сектор ЖКХ. В отличие от российской практики, где применяется в основном система привлечения кредитных и государственных ресурсов, в Татарстане уже действует накопительная система. Вице-премьер Путин сегодня ставит перед образованиями, работающими в жилищно-коммунальном секторе, задачу изучить опыт национальной республики, где средства на развитие и поддержание системы жилищно-коммунального комплекса формируются из отчислений населения. С каждого квадратного метра жилой площади население платит определенный взнос в фонд модернизации ЖКХ. Подобная система позволяет решать проблемы по мере их поступления, а не тратить время на принятие решения о «латании очередной дыры» и выделении денежных средств в течение нескольких месяцев. На каждый жилой дом в Татарстане заведен лицевой счет, куда ежемесячно отчисляются денежные средства, подошло время ремонта крыши ремонтируем ее.

Причем, как показали опросы, население крайне ответственно подошло к самому процессу модернизации ЖКХ, активно выступив в защиту накопительной системы. Там жители многоквартирных домов уже пришли к пониманию того, что, выделяя из семейного бюджета всего пять рублей на модернизацию, они не просто способствуют процессам реформирования в стране, но и значительно повышают капитализацию собственного жилища. В прошлом году объем средств, собранных таким образом с населения, составил порядка 1 млрд рублей. Кроме того, там выделяются и бюджетные средства на эти цели. А что у нас? Мы в прошлом году выделили чуть больше миллиарда на модернизацию, все эти средства из федерального, областного и муниципального бюджета. Говоря о таком объеме, мы считаем это нашим достижением в проделанной работе. А у них миллиард рублей только само население вложило в модернизацию комплекса. Ну и резюмируя, отмечу, что за два года в Татарстане объемы средств на модернизацию составили порядка 15 млрд рублей, в то время как в Новосибирской области мы можем похвастаться более чем скромными показателями всего 1 млрд рублей. И это при том, что такие объемы мы считаем своего рода достижением в реализации программы модернизации.

Я считаю, этот опыт можно взять на вооружение и в областном министерстве строительства и ЖКХ, хотя и бюджетные, и кредитные средства необходимо также привлекать для общего дела реформирования.

Более того, если уже говорить об экономическом эффекте от применения подобной накопительной системы, следует внедрять ее комплексно, попутно выделяя территории на недействующих заводах, к несчастью, у нас таких много. Возьмем, к примеру, нефункционирующие цеха завода им. Чкалова. На этих территориях создаются МУП для обеспечения тепло-, водоснабжения и водоотведения. Дома, находящиеся в ведении этого МУП, отдаются частному бизнесу. И тут включаются здоровые рыночные отношения, рынок наполнен, существует конкуренция, обеспечиваются программы модернизации, малые и средние предприятия изготавливают трубы, люки для систем канализации и прочие товары и услуги, деньги работают, бизнес получает прибыль, население качественную и недорогую услугу.

Андрей Харланов: Хотелось бы сказать пару слов в пользу еще одного способа привлечения инвестиций. А именно применение отчислений от налога на добавленную стоимость, если эти немалые деньги направить как целевые средства и использовать, например, на снос ветхого жилья в рамках ФЗ № 185. Поскольку люди уже привыкли к этому налогу, в этом случае не потребуется собирать дополнительные средства, и весь вопрос в его использовании.

Денис Архипов: Неплохие предложения по дополнительным источникам финансирования и создания своего рода инкубаторов частного бизнеса, которые сами себя обеспечивают ресурсами, товарами и услугами, впоследствии реализуются и на объектах ЖКХ. Безусловно, в Татарстане это оправданно, и в этих коммунальных кластерах оборачиваются действительно серьезные финансовые средства. Однако нужно понимать, что у Новосибирской области с Татарстаном несколько разное бюджетное обеспечение, поэтому применить напрямую накопленный Татарстаном опыт пока вряд ли получится. Впрочем, опосредованно все эти механизмы финансирования прорабатываются и у нас на всех уровнях законодательной и исполнительной власти.

«КС»: Таким образом, Денис Николаевич, предлагаю вам подытожить все основополагающие механизмы работы властей на местном уровне в сфере инвестирования в сектор ЖКХ. Что нужно сделать для того, чтобы инвесторы, наконец, начали выстраиваться в очередь в своем стремлении поучаствовать в общем деле реформирования?

Денис Архипов: Для прихода частного бизнеса в коммунальный сектор, с одной стороны, в условиях жесткого тарифного регулирования со стороны государства, ограничения роста тарифов, регламентированности деятельности по качеству предоставляемых услуг и крайней изношенности инфраструктуры с другой, необходимо введение долгосрочных тарифов и повсеместного применения концессионных соглашений. Я считаю, это две составляющие базовой модели привлечения инвестора в сектор ЖКХ.

Что касается управлением жилищным фондом, здесь неоднократно отмечались проблемы несовершенства законодательных инициатив по применению системы установок и платы за счетчики потребляемых услуг. С некоторыми шероховатостями в рамках действующей практики их применения нельзя не согласиться. Кроме того, нормативная база постоянно меняется. Постоянно вносятся какие-то изменения в действующий механизм, доработка законодательных актов идет уже в процессе их использования. Это нормальный процесс с учетом того, что сфера ЖКХ крайне сложна в своем функционировании.

Если вернуться к жилищному фонду, здесь уже неоднократно отмечались те изменения, которые коснулись этого сектора модернизации ЖКХ. В этом году пошли денежные средства на капитальные ремонты многоквартирных домов, в том числе с привлечением федеральных отчислений. Это говорит о том, что федеральное правительство намерено продолжать запущенные ранее программы модернизации. Не секрет, что у любого фонда есть ограничительный срок действия и полномочий, а также бюджетные ограничения. В сложившейся ситуации правительство области осознает всю необходимость создания региональных фондов развития ЖКХ, с большими бюджетами для того, чтобы все программы были продолжены. Хотя некоторые механизмы, в рамках которых будут реализовываться проекты по модернизации, станут несколько видоизменяться, но цель у них будет оставаться прежней – способствовать процессу реформирования и инвестирования в сектор жилищно-коммунального хозяйства.

И, наконец, о накопительных схемах, а также о применении отчислений НДС должен отметить, что все эти предложения обсуждаемы. В связи с этим хочется отметить, что сегодня рассматривается подобное предложение по страхованию жилищного фонда со стороны депутатов Законодательного собрания области. Поэтому есть смысл выносить их, в том числе в рамках Законодательного собрания НСО, и в комитет по строительству и ЖКХ, которые активно участвуют в их рассмотрении, что в конечном итоге может привести к выходу соответствующих законодательных актов.



Comments are closed.

Так же в номере