Главная » Экономика » «Бизнес сам должен отвечать за аварии на своем производстве»

«Бизнес сам должен отвечать за аварии на своем производстве»

На сегодняшний день в России зарегистрировано около 365 тысяч опасных объектов. Все они подлежат обязательному страхованию до 1 апреля 2012 г. На каком этапе находится внедрение закона об обязательном страховании опасных производственных объектов? Как к нему относятся промышленники и с какими проблемами при реализации закона планируют столкнуться страховщики? На эти и другие вопросы «КС» ответила исполнительный вице-президент Группы «Ренессанс страхование» Наталья Карпова.

С 1 января 2012 года в России вступает в силу Закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте» (ОПО).

Обязательное страхование ОПО: за и против

– Наталья Васильевна, почему, на ваш взгляд, назрела необходимость введения обязательного страхования ОПО на законодательном уровне?

– Принятие нового закона – это реакция правительства на последние крупные аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и шахте «Распадская». Буквально спустя два месяца после последнего события и был принят Федеральный закон № 225, который обязывает владельцев опасных объектов страховаться. До этого необходимость введения ОПО достаточно длительный срок обсуждалась участниками страхового рынка.

Крайняя необходимость принятия этого закона очевидна. На сегодняшний день износ оборудования на большинстве российских предприятий превышает 50%, и вероятность аварий возрастает с каждым днем. Не способствует улучшению ситуации и тот факт, что большинство предприятий расположены в густонаселенных территориях. В результате при возникновении аварий значительный ущерб наносится имуществу и собственности людей, проживающих в этих районах. При этом помощь пострадавшим от действий бизнеса вынуждено оказывать государство из бюджетных средств.

– Владельцы опасных объектов до сих пор выступают против введения закона. Для них это существенные дополнительные затраты…

– Давайте представим, что закона нет. Происходит какая-то авария. Что получает пострадавшее лицо? Ничего. Для того чтобы понять масштабы, нужно вспомнить размер страховых сумм, на которые владельцы опасных объектов страховали свою ответственность. Было три варианта: 100 тысяч, 1 млн и 7 млн рублей. А по новому закону минимальная страховая сумма – 10 млн рублей, максимальная – 6,5 млрд рублей.

Кроме того, после введения обязательного страхования опасных производственных объектов (ОС ОПО) государство не будет нести дополнительную финансовую нагрузку на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций. По сведениям МЧС, только на устранение последствий таких ситуаций в 2009 году было потрачено 32 млрд рублей, а в 2010 году – 61,5 млрд рублей. (Две крупнейшие аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и шахте «Распадская» произошли на территории СФО.) Естественно, это бремя может и должно быть переложено на собственников ОПО и страховые компании.

– Почему нельзя просто законодательно закрепить ответственность владельцев ОПО на те же 2 млн рублей на случай смерти потерпевшего в результате аварии?

– Что мешает на сегодняшний день при минимальных страховых суммах владельцам опасных объектов страховать свою ответственность? Ничего не мешает. Есть 116-й закон, в статье 15 которого говорится о том, что все владельцы опасных объектов обязаны страховать свою ответственность. Но по статистике мы видим, что только 30% из них выполняют свои обязательства. Это означает, что владелец опасного объекта страхует свою ответственность только при получении лицензии, а потом делает это раз в три года в соответствии с планом проверок Ростехнадзора.

– В ходе обсуждения будущего закона от владельцев ОПО не раз звучали предложения отказаться от обязательного страхования, а им самим создать некие резервные фонды, из которых при необходимости будут осуществляться выплаты пострадавшим и финансироваться ликвидация последствий чрезвычайной ситуации. Почему эта инициатива не была принята?

– Дело в том, что страховые компании формируют резервы под будущие выплаты, а на предприятиях таких резервов нет, так как они не определены законом. Соответственно, при наступлении страхового события владельцу предприятия нужно будет срочно где-то взять деньги, изъять их из оборота и заплатить. А это две большие разницы: когда деньги зарезервированы в фондах и когда их откуда-то нужно изъять. Любой владелец опасного объекта будет стремиться эти деньги не выплатить или свести выплаты к минимуму.

Ситуация может еще осложняться тем, что у владельцев ОПО еще есть и административный рычаг в отношении собственных сотрудников. Он может задать сотруднику вопрос: «Как ты думаешь, есть ли мне смысл выплачивать тебе компенсацию или мы будем работать дальше?»

Таким образом, обязательное страхование нужно, во-первых, для поддержания финансовой стабильности владельцев ОПО, а во-вторых, для обеспечения социальных гарантий.

Страховщики готовы

– Оценивали ли вы объем рынка по ОПО в целом по России, по Сибирскому федеральному округу?

– Объем рынка (ОС ОПО) был оценен в 30 млрд рублей. После изменения тарифов объем рынка упал до 23,5 млрд рублей. Это совершенно некритично. В 2012 году страховщики предполагают получить 75% премии от этой суммы, еще 25% добавится в 2013 году за счет опасных объектов, находящихся в государственной и муниципальной собственности.

– Как вы оцениваете на данный момент готовность нормативной базы для введения обязательного страхования ОПО?

– Нормативная база готова, потому что основной документ, 225-й закон был принят еще 27 июля 2010 года. В начале октября постановлением правительства РФ утверждены тарифы по страхованию ОПО. В принципе, они соответствуют нашим ожиданиям. К примеру, наиболее высокие базовые тарифы – от 4,94% от страховой суммы – утверждены на страхование таких объектов, как угольная, сланцевая шахта, гидрошахта, шахтостроительный участок. Самые низкие базовые тарифы – от 0,10 % – определены для гидротехнических сооружений. Но еще раз обращаю внимание, это базовые ставки. Пока не утверждены правила по данному виду страхования, оценивать рыночные тарифы преждевременно.

Определены и отчисления в компенсационный фонд НССО – каждая компания будет размещать на безотзывном депозите сумму в размере от 20 до 100 млн рублей, которые будут страховкой на случай форс-мажорных обстоятельств у какого-нибудь игрока рынка ОС ОПО.

В настоящее время страховые компании ожидают официального согласования Правил страхования опасных производственных объектов, так как без них невозможно начать работать: во-первых, нужно получить лицензию, а во-вторых, окончательно подготовить специалистов, которые будут заниматься продажами этого вида страховок.

– Адекватны ли предложенные тарифы по ОПО? Насколько убыточным может быть этот вид страхования?

– В принципе, я уже сказала, утвержденные правительством тарифы соответствуют нашим ожиданиям. Что касается убыточности, думаю, никто не станет сейчас делать прогнозы. При введении ОСАГО тарифы первоначально также рассчитывались на основе статистических данных. После первого года действия Закона об ОСАГО выяснилось, что реальная аварийность была в четыре раза выше. Поэтому через год после введения ОС ОПО посмотрим, что получится на практике. Я абсолютно уверена в том, что тарифы будут корректироваться.

– А страховые компании готовы к введению ОПО?

– Думаю, что да. Обязательное страхование ОПО – интересный сегмент рынка, и страховщики понимали, что рано или поздно этот закон все равно будет принят. Для того чтобы освоить этот сегмент в условиях жесткой конкуренции, которая сейчас наблюдается на российском страховом рынке, на наш взгляд, прежде всего необходимо подготовить специалистов-продавцов, которым предстоит общаться с владельцами опасных объектов. Кроме того, важна разъяснительная работа и среди потенциальных клиентов: консультация по изменениям в законодательстве, проведение оценки присущих предприятию рисков, определение реально угрожающей объекту опасности и размера возможного ущерба. Самая большая трудность, на наш взгляд, заключается в общении с клиентами. В частности, возникают сложности с тем, что перезачесть часть неизрасходованной премии по старым договорам страхования на новый нельзя, так как это разные виды страхования. У многих компаний это вызывает вполне объяснимое недовольство, так как подразумевает дополнительные расходы из бюджета.

Для продвижения нового вида страхования также требуется модернизация IT-платформы страховщика, чем сейчас занимаются многие участники рынка. Ряд игроков в дополнение к стандартным программам обязательного страхования ОПО разрабатывают дополнительные продукты с учетом специфики работы различных компаний. Например, страхование экологических рисков, которое не учтено в новом законе.

Проблемы внедрения закона

– Оценивали ли вы, какие проблемы могут возникнуть в работе страховщиков и владельцев опасных производственных объектов в рамках нового закона?

– Таких проблем несколько. Первая – человеческий фактор. Срок исполнения Федерального закона № 225 составляет целых три месяца – первый квартал 2012 года. Делается это для того, чтобы все владельцы ОПО успели выполнить свои обязательства. В идеале страховщики должны за это время заключить все договоры страхования. Но на практике мы прогнозируем, что будет несколько этапов пиковой нагрузки. Первый – перед новым годом, когда страхуются наиболее ответственные владельцы. Это самая желанная для страховщиков категория законопослушных страхователей. Второй – с марта до 1 апреля, когда страховки пойдут оформлять все остальные. Кто не успеет до указанного срока, тот получит предписание и штраф в размере от 300 тысяч до 500 тысяч рублей. Думаю, не нужно объяснять, что по старой русской привычке большинство будет тянуть до последнего.

Страховщики, безусловно, объясняют своим клиентам, что новый закон – это новая ответственность и стандарты взаимоотношений. Страхователи с этим соглашаются, но при этом 80% из них все же переносят финальный разговор «на потом». Впрочем, их тоже можно понять. Зачем оплачивать годовой договор страхования, если, казалось бы, без последствий можно сэкономить на стоимости страховки в размере первого квартала? Как правило, такие клиенты не знают, что в случае аварии на опасном объекте, владелец которого не застрахован, пострадавшие из компенсационного фонда НССО получат выплату, но потом предприятие получит регрессный иск в размере произведенной выплаты. Рисковать или нет, конечно, решать владельцам ОПО.

Вторая проблема – процедурная. Страховые компании в целом готовы к работе. Но мы не в силах повлиять на ускорение процедуры получения лицензии, о чем я говорила, поскольку ее можно получить не раньше опубликования правил. По существующему регламенту ФСФР имеет право рассматривать заявку на выдачу лицензии в течение 120 дней. Это не может не вызывать беспокойство. Мы планируем через наш профессиональный союз обратиться к регулятору с просьбой о сокращении срока по выдаче лицензии на страхование ОПО до минимально приемлемых 25–30 дней.

И, наконец, третья проблема – это квотирование бланков строгой отчетности. НССО, собрав заявки страховщиков на изготовление бланков строгой отчетности (БСО), пришел к выводу, что заявок больше, чем самих объектов страхования. И решил ввести принцип квотирования с трехкратным запасом по бланкам. Сам принцип распределения от достигнутого представляется спорным, поскольку мы предполагаем, что клиенты все-таки будут «мигрировать» между разными страховыми компаниями. И чисто теоретически может сложиться ситуация, когда у одной компании может не хватить бланков в период пиковой нагрузки после новогодних праздников, а у другой будет избыток. Может быть, лучше дать возможность страховщикам самим определять количество БСО, за которые они платят собственные средства?

– Прогнозируете ли вы какие-то негативные тенденции на рынке в связи с введением обязательного страхования ОПО?

– К негативному сценарию может привести поздно выданная лицензия. Предположим, что ФСФР выдает лицензию всем за 120 дней, а кому-то за 30, тогда на рынке образуется несколько лидеров, которые начинают его активный захват только за счет полученных преференций. Возможна ситуация, что НССО не успеет внедрить автоматизированную информационную систему. В этом случае информационный обмен между страховыми компаниями и союзом будет осуществляться с помощью мобильных носителей. В таком случае потеря информации неизбежна. И получится, что к моменту, когда АИС НССО заработает, к ней уже будет недоверие.

И последнее – не исключено, что клиенты будут предоставлять неполный комплект документов и максимально оттягивать взаимодействие со страховой компанией.

– Насколько вероятно появление страховых пирамид и схем в страховании опасных объектов?

– Возможность появления схем существует всегда. Вопрос заключается в эффективности превентивных мероприятий. В НССО разработаны механизмы, которые призваны защитить всех добросовестных участников союза. Это совершенно естественно с учетом того обстоятельства, что все несут субсидиарную ответственность в части осуществления компенсационных выплат. И никому не хочется выплачивать средства за компанию, которая вдруг уйдет с рынка по-английски.

Если будут сохранены механизмы контроля за всеми участниками рынка, то большое количество пирамид в первое время невозможно. Но, конечно, нельзя исключать, что наши Кулибины, как это было в случае с законом об ОСАГО, что-нибудь со временем придумают. Но и игроки рынка не будут сидеть, сложа руки.

– Убыточность такого обязательного вида страхования, как ОСАГО, стала причиной недовольства «занижением страховых выплат». Может ли подобная ситуация сложиться на рынке ОПО?

– Федеральный закон № 225 предполагает, что НССО будет контролировать соблюдение сроков выплат всеми страховыми компаниями. Если есть обоснованная претензия по выплате, то неизбежно страховщик обязан будет произвести выплату. Не выполнить указание или предписание НССО невозможно. Поэтому нравится это или не нравится, но я не думаю, что какая-нибудь компания рискнет не выполнить указания НССО.

Кроме того, решение о необходимости страховых выплат в некоторых случаях будет приниматься не страховой компанией, а органами госвласти. Факт того, что нарушены условия жизнедеятельности, будет устанавливать комиссия, состоящая из представителей местных органов самоуправления и администрации. Если она примет решение, что нарушен какой-либо из критических показателей жизнедеятельности, то это будет считаться страховым случаем, и компания будет обязана произвести выплату.

Скидки за безопасность

– Будет ли введение ОС ОПО способствовать повышению уровня промышленной безопасности?

– Повышение уровня промышленной безопасности – это та задача, которую поставило перед собой правительство, принимая этот закон. Предприятие, у которого выше уровень безопасности, будет платить за страхование меньше. Если уровень безопасности минимальный, такой скидки не будет. С 1 января 2012 года максимальный размер скидки за безопасность может составить 10%, в дальнейшем эта цифра будет возрастать. Поэтому владельцу ОПО будет выгоднее вкладывать деньги в модернизацию, нежели платить большую страховую премию. Мы посчитали возможный разброс по ценам и полагаем, что владельцам крупных промышленных предприятий действительно выгоднее вкладывать деньги в повышение уровня промышленной безопасности.



Comments are closed.

Так же в номере