Главная » ИТ » «Региональные операторы связи могут стать объектами для поглощения крупными федеральными игроками либо будут вытеснены с рынка»

«Региональные операторы связи могут стать объектами для поглощения крупными федеральными игроками либо будут вытеснены с рынка»

«Региональные операторы связи могут стать объектами для поглощения крупными федеральными игроками либо будут вытеснены с рынка»

Вопреки валютным скачкам и общей непростой экономической ситуации ценовая политика региональных операторов связи в начале марта сдвинулась в сторону снижения. О том, к чему может привести такая ситуация в долгосрочном периоде, о сдвигах в продолжающейся борьбе с ТСЖ и УК и о дальнейшем переделе телеком-рынка в интервью корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ МЕСАРКИШВИЛИ рассказала вице-президент ТТК — руководитель блока «Доступ» СВЕТЛАНА ШАМЗОН.

ЗАО «Зап-СибТранстелеком» (ТТК-Западная Сибирь) и ЗАО «СибТрансТелеком» (ТТК-Сибирь) — региональные предприятия компании ТТК, предоставляющие телекоммуникационные услуги корпоративным и частным клиентам в 44 населенных пунктах Новосибирской, Томской, Омской, Кемеровской областей, Алтайского и Красноярского краев и Республики Хакасии. Совокупная абонентская база предприятий превышает 315 тысяч клиентов. Протяженность волоконно-оптических линий связи в зоне ответственности ТТК-Западная Сибирь и ТТК-Сибирь составляет более 12 тысяч километров. Генеральный директор ТТК-Западная Сибирь — Александр Соловьев, Генеральный директор ТТК-Сибирь — Михаил Баженов. Основным акционером ТТК является ОАО «РЖД».

— Светлана Исааковна, как вы оцениваете I квартал 2015 года для ТТК? Удовлетворены ли вы достигнутыми результатами?

— С учетом текущей экономической ситуации в стране мы оцениваем результаты как более чем положительные. Нам удается следовать намеченному пути и соответствовать целевым показателям. Прирост абоненткой базы ШПД по итогам I квартала 2015 года составил 10% по сравнению с I кварталом 2014 года, несмотря на сокращение темпов роста рынка в целом. Выручка по розничному бизнесу за I квартал также показала положительную динамику, этот показатель вырос на 7,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

ТТК во многом учел уроки кризиса 2008 года. В то время Транстелеком работал только в сегменте В2В: предоставлял магистральный доступ в Интернет операторам и услуги связи крупным корпоративным клиентам. Как известно, в периоды экономической турбулентности эти рынки всегда находятся под сильным ударом, поскольку компании начинают оптимизировать расходы на связь. Ситуация усугублялась тем, что в начале двухтысячных операторы «большой тройки», на которых приходился основной объем доходов компании от межоператорского бизнеса, построили собственные сети магистральной передачи данных и стали уходить с сети ТТК. Для того чтобы устоять, требовалось осваивать новые направления.

В 2010 году ТТК серьезно задумался о выходе на более устойчивый и предсказуемый розничный рынок. В городах-миллионниках показатель проникновения Интернета уже тогда приближался к 60–70%, и конкурировать на них новому оператору было бы крайне сложно. Поэтому было принято решение сконцентрироваться на небольших городах с численностью населения менее 100 тысяч жителей, расположенных вдоль железных дорог, топологию которых повторяет магистральная сеть ТТК. Близость этих городов к нашей магистрали делала строительство сетей доступа в них достаточно рентабельным для Транстелекома, в отличие от других операторов, что давало нам определенное конкурентное преимущество. Стратегия выхода на розничный рынок была принята в 2011 году.

К слову, первую попытку выйти на розничный рынок ТТК осуществил в 2008 году, именно в Сибири, так что в вашем регионе мы появились в розничном сегменте раньше, чем во всех других регионах страны.

С 2011-го по 2014 год по России ТТК охватил сетями ШПД 6,6 млн домохозяйств и еще 1,8 млн — телевизионной сетью. На сегодняшний день абонентская база ТТК по стране превышает 1,7 млн человек. И к текущему кризису мы подошли уже в другой ситуации — компания прочно стоит на ногах и гораздо меньше подвержена влиянию негативных экономических явлений.

— Как на фоне общероссийских результатов сейчас смотрится Сибирь? Каковы позиции ТТК в этом регионе на фоне других регионов присутствия?

— В Сибири у нас одни из лучших показателей по компании. Мы выходили в крупные города Сибири в 2011 году, когда уровень проникновения ШПД в них уже был высоким, но, несмотря на это, нам удалось занять приличную долю рынка. Сегодня мы присутствуем в 50 городах и населенных пунктах Сибири. Совокупный технический охват сетей доступа в зоне ответственности наших дочерних предприятий ТТК-Западная Сибирь и ТТК-Сибирь составляет более 1,5 миллиона домохозяйств, а совокупная абонентская база ТТК в Сибири превышает 300 тысяч абонентов.

По данным iKS-consulting и ТМТ-consulting, доля ТТК на рынке Сибирского федерального округа выросла с 2010 года с 5% до 13%.
В целом на региональном рынке ШПД России (не считая Москву и Санкт-Петербург) ТТК занимает уже 4-е место по доле рынка. В Сибири мы уступаем только «Ростелекому».

Эти результаты дают нам право говорить о том, что ТТК, реализуя свою бизнес-стратегию, участвует в ликвидации цифрового неравенства в регионах.

— Насколько на вашей компании сказалась общая экономическая ситуация в стране с точки зрения спроса на услуги?

— Сегмент розничного ШПД мало подвержен кризису. В периоды экономического спада люди не только не отказываются от Интернета, скорее наоборот — начинают им активнее пользоваться, предъявлять более высокие требования к качеству, потому что Интернет дает возможность оперативно искать работу, удаленно работать, получать дополнительные знания.

— А если говорить о структуре издержек? Изменилась ли инвестиционная программа для регионов России, в том числе для Сибири, с учетом экономической ситуации?

— Ощутимым стал рост издержек на телекоммуникационное оборудование, связанный с валютным кризисом. Второй фактор, повлиявший на инвестиционные программы, думаю, всех компаний, и не только в телекоме, — это рост стоимости заимствований. Телекоммуникационная отрасль всегда была привлекательной для инвесторов именно из-за коротких сроков возврата инвестиций, за 1–2 года можно было выйти на показатели операционной окупаемости. Ситуация, при которой ставки по банковским кредитам превышают средние ставки дисконтирования, делает инвестиционные проекты фактически нереализуемыми.

Однако нельзя утверждать, что все инвестпроекты заморожены. Мы продолжаем подключать новые жилые дома и бизнес-центры в тех городах, где у нас уже есть опорная сеть. «Достройка» последних миль даже в текущих рыночных условиях выгодна, такие проекты могут окупиться в приемлемые сроки.

Демпингуют, как правило, те, кто берет емкость у федеральных операторов

ТТК подошел к кризису достаточно подготовленным. Мы завершили основной инвестиционный цикл в 2014 году, построив существенный объем сетей доступа, обеспечили себе необходимое покрытие в городах присутствия. Сейчас компания сосредоточена на том, чтобы продавать услуги в существующем техническом охвате и повышать лояльность существующих абонентов.

Также следует сказать о том, что наша компания завершает проект умощнения своей магистральной сети до 100G, который обеспечит запас магистральной емкости для поддержания необходимого уровня продаж без дополнительного инвестирования на обозримую перспективу.

— Сейчас многие операторы связи активнейшим образом осваивают небольшие города и населенные пункты страны с населением порой меньше 100 тыс. человек. Какие-то игроки мотивируют такую политику решением проблемы цифрового неравенства, к которой активно стремятся власти страны, кто-то скорее работает на рост своей рыночной капитализации за счет расширения географии присутствия. Насколько можно говорить о том, что малые и средние города региона действительно с точки зрения финансовой составляющей наиболее перспективны для развития, а в крупных потенциал в определенной степени исчерпан? Или же приоритетны оба сегмента?

— Мы видим потенциал для развития как в малых, так и в крупных городах. Ключевое отличие этих рынков — в уровне конкуренции.
В небольших городах, в которые мы часто приходили первыми или вторыми после «Ростелекома» и нескольких локальных провайдеров, можно расти быстрее, так как у людей здесь есть нереализованная потребность в современных услугах связи, они охотнее пробуют новое и если услуга устраивает, советуют ее знакомым. При этом в период экономической нестабильности федеральные игроки получают определенное преимущество перед небольшими локальными операторами, которые, решившись на «кризисное» сокращение издержек, часто экономят на сервисе, то есть на том, в чем заключается их основное конкурентное преимущество. В этих условиях федеральный оператор может захватить долю рынка за счет гарантированно высокого качества своих услуг.

В крупных же городах пользователи, как правило, избалованы вниманием операторов, более требовательны и менее мобильны: для того чтобы убедить абонента перейти от одного интернет-провайдера к другому, нужно приложить достаточно много усилий, доказать высокий уровень качества своей услуги. Требования к качеству растут очень быстро. Если пользователь не может в должном качестве посмотреть видеоролик, он начинает смотреть по сторонам в поисках альтернативного провайдера и попадает в нашу целевую аудиторию. При этом важно учитывать, что понятие качества разные категории абонентов интерпретируют по-разному. Если Интернет используется для работы, то, как правило, требуются высокая скорость подключения и симметричный канал, чтобы и получать, и передавать информацию одинаково быстро. В случае если Интернет требуется преимущественно для просмотра потокового видео, важна высокая скорость приема сигнала. Это уже другое требование к качеству. Наконец, для тех, кто играет в компьютерные онлайн-игры, скорость отклика сети важнее скорости доступа. Эти особенности следует учитывать при формировании предложений, тарифных планов и акций.

— Уже сейчас в некоторых регионах России появляются предпосылки для тарифных войн, в том числе в Новосибирской области. В первых числах марта текущего года «Новотелеком» объявил о снижении тарифов, а «Сибирские Сети» перешли к единому тарифу на интернет-доступ. Насколько такие действия способны оказать долгосрочное влияние на рынок с точки зрения показателей рентабельности? Какова ваша реакция на подобные шаги конкурентов?

— Ценовые войны на рынке ШПД начались еще в прошлом году. Если говорить о Сибири, то следом за «Сибирскими Сетями» в ценовые войны ввязались практически все операторы. Мы не меняли тарифы в I квартале, но сейчас запускаем различные акции. В отличие от конкурентов, ТТК не пересматривает кардинально свою тарифную политику, речь идет о сезонных предложениях, которые мы, возможно, будем продлевать в случае, если ситуация не изменится.

Кроме того, мы очень внимательно работаем с существующими абонентами: развиваем программы лояльности, различные специальные предложения. Наша задача сегодня — удержать абонентскую базу за счет традиционного качества наших услуг, сервиса и как следствие — лояльности клиентов к компании.

— Ценовые войны на рынке ШПД — это сибирская или общероссийская тенденция?

— Это общероссийская тенденция, и она достаточно парадоксальна. В большинстве секторов потребительского рынка цены растут в силу инфляции и других макроэкономических причин, а в телекоме, наоборот, падают. В этом плане Россия сильно отличается от стран Европы и находится скорее на уровне Индии и Бангладеша, где средний счет не превышает 1–2 долларов. В России сейчас этот показатель находится на уровне 300–350 руб., что соответствует 5–6 долларам. В Европе средний счет за Интернет составляет 30 евро за доступ со скоростью 30–50 Мбит/с. Европейцы тратят значительно большую часть своих доходов на услуги связи и Интернет. Это говорит о том, что услуга интернет-доступа на российском рынке недооценена.

— Говоря о консолидации, стоит отметить, что в 2009–2010 годах на региональных рынках активно прорабатывались сценарии продажи локальных операторов связи. Например, тот же новосибирский «Новотелеком» вначале продавали «Билайну», потом сделали выбор в пользу альянса с кузбасским Good Line и «Томтелом», но в итоге ни первый, ни второй сценарий, по сути, не оказались реализованными. Стоит ли, на ваш взгляд, ожидать интеграционных процессов на региональных рынках ШПД в ближайшие годы или этот период безвозвратно пройден? Какие процессы могут подтолкнуть рынок к консолидации?

— Крупных сделок по слияниям-поглощениям в ближайшее время, на мой взгляд, ждать не стоит, однако есть вероятность, что небольшие региональные операторы, многие из которых сегодня ведут ценовые войны, в обозримой перспективе выйдут на рынок в качестве объектов для поглощения крупными федеральными игроками, либо будут вытеснены с рынка.

На этом фоне мы инвестируем в то, что быстро окупается. Сохранив доходы и денежный поток сейчас, мы сможем активно инвестировать и в будущем.

Операторам, которые делают ставку на ценовую конкуренцию, сложно поддерживать качество услуг, а тяжелый контент, который сегодня особенно востребован, требует как раз высоких скоростей, большой емкости, а значит, постоянной модернизации сетей.
Низкие цены хороши для абонента только поначалу. Для того чтобы соответствовать постоянно растущим требованиям постоянно растущего числа абонентов, необходимо модернизировать сети. У федерального оператора, имеющего магистраль по всей России, такая возможность есть. Демпингуют обычно те, кто берет емкость у федеральных операторов, причем, как правило, чуть в меньшем объеме, чем требуется для оказания услуг. За счет этой экономии абонент начинает чувствовать разницу в качестве. А требования к сетям, качеству, сервису растут, и для того чтобы соответствовать этим требованиям, необходимы инвестиции. Это ситуация также способствует интеграционным процессам.

— Если говорить про стратегические планы развития ТТК на ближайшие годы, то какие направления для вас перспективны в сегменте B2B?

— В текущих условиях крупные корпоративные клиенты стремятся сократить потребление услуг связи либо расширить пакет сервисов, сохранив стоимость. Для оператора это означает сокращение доходов, но нам пока удается сохранять стабильный денежный поток.
Если говорить про рынок СМБ, то, несмотря на кризис, количество вновь появляющихся предприятий превосходит количество тех, что закрываются, и выручка от B2B сегмента не падает, наоборот — медленно, но растет. Это справедливо и для сибирского рынка, и для всей России. Можно предположить, что это связано с тем, что, потеряв работу в кризис, люди часто начинают заниматься мелким бизнесом. Уходя из сегмента крупных корпоративных клиентов, сотрудники открывают собственное мелкое производство, за счет чего становятся нашими клиентами СМБ и пусть с меньшим ARPU (средний доход на одного абонента. — «КС»), но остаются нашими абонентами. На сегодняшний день клиентами ТТК являются свыше 45 тыс. компаний СМБ. Это очень большой сегмент, способный генерировать серьезную выручку.

— Если в B2C-сегменте рынка наблюдался тренд на снижение цен, то в B2B, напротив, некоторые операторы, например «Стартелеком», объявили о росте тарифов для своих абонентов с 1 марта. Каковы ваши подходы к ценовой политике в отношении B2B-сегмента рынка?

— Мы не поднимали цены для корпоративных клиентов. Как правило, в сегменте B2B повышение цен проявляется не в формальном росте тарифов, а в пересмотре пакета предоставляемых услуг: предоставлении новых дополнительных сервисов, изменении качественных характеристик услуг.

Одной из точек роста для нас является сегмент коммерческой недвижимости, а именно бизнес-центры и ТРК, которые заинтересованы в индивидуальных предложениях. В развитие этого бизнеса мы инвестируем.

— Сейчас ТТК концентрируется на услугах ШПД. Планируете ли вы расширять портфель услуг для B2B-сегмента? Многие локальные операторы экспериментируют с пакетными предложениями, предлагая вместе с услугой Интернета как «облачные» сервисы, так и программные продукты.

— Мы делаем то же самое. Чуть рано пока об этом говорить, но мы рассматриваем возможность предложить своим корпоративным клиентам ряд «облачных» решений.

— У кого вы прежде всего отвоевываете долю в B2B-сегменте — по большей части у «Ростелекома», занимающего первое место с большим отрывом от конкурентов, или все же у других операторов?

— Рынок В2В достаточно четко сегментирован: есть государственные компании и органы государственной власти, которые в большинстве своем являются клиентами «Ростелекома», есть коммерческие компании, которые пользуются услугами в равной степени всех крупных федеральных операторов. ТТК активно работает во всех сегментах, в том числе в сегменте государственных учреждений, особенно в регионах.
Также мы активно заходим в бизнес-центры, привлекаем новых клиентов, чтобы, несмотря на потенциальный отток, сохранять выручку и поддерживать доходы.

Очень важным для нас является вопрос управления лояльностью. Мы анализируем запросы клиентов, их потребности для совершенствования своих услуг. Если клиент планирует по каким-то причинам уйти, важно вовремя сделать ему выгодное предложение, чтобы он остался.

— Как складываются в текущей ситуации ваши отношения с региональными провайдерами по направлению магистрального Интернета? Ведь получается, что вы, с одной стороны, продаете провайдерам «последней мили» интернет-каналы, с другой — с ними же и конкурируете в «розничном» сегменте.

— Совершенно верно. ТТК работает на двух рынках, магистральном и розничном, и в обоих случаях — строго по рыночным правилам. Если мы не предоставим операторам «последней мили» интернет-каналы, их предоставит им кто-нибудь другой. Операторы получают услуги по конкурентным ценам на рынке B2O, а мы конкурируем с ними уже на рынке розничных услуг. Зарабатывать сегодня нужно везде.

— Для многих регионов, в том числе Сибири, остро стоит вопрос взаимоотношений интернет-провайдеров с ТСЖ и УК, о чем неоднократно говорил и топ-менеджент ТТК-Западная Сибирь. Эта тема неоднократно поднималась и в рамках организованных нами круглых столов. Однако решение этого вопроса упирается в необходимость законодательного регулирования и, соответственно, является прерогативой федерального центра. Удается ли в этом вопросе сдвинуть ситуацию с мертвой точки?

— Этот вопрос действительно очень актуален для всех операторов связи и поднимался операторами не раз на всевозможных дискуссионных площадках. Сегодня можно говорить о том, что регулятор услышал нас, поддержал и делает шаги навстречу. В этом году Минкомсвязи выступило с рядом инициатив, направленных на решение проблемы. Инициативы предполагают внесение изменений в закон «О связи», а также, что не менее важно, в Жилищный кодекс.

Для того чтобы люди могли получать качественные услуги по разумным ценам, в доме должно быть не менее трех операторов.

— В текущей ситуации актуальной становится тема партнерского взаимодействия участников рынка интернет-доступа. В каких направлениях она может быть реализована?

— Да, кризис способствует развитию партнерства, новые модели сотрудничества находят даже вчерашние конкуренты. Если говорить об операторах фиксированной связи, то речь может идти о совместном использовании инфраструктуры — волокон, стояков в жилых домах, а также о предоставлении услуг по модели разделения доходов (revenue sharing).

Важным является вектор на сближение мобильного и фиксированного бизнеса. Если посмотреть на данные аналитиков, то можно заметить, что порядка 80% трафика, который воспринимается как мобильный, уже сегодня идет через Wi-Fi, т. е. через проводные сети.

Частотный ресурс ограничен, а потребности в емкости для передачи больших объемов тяжелого трафика растут, это толкает рынок в сторону конвергенции мобильных и проводных сетей, в частности, к созданию бесшовных сетей формата «Wi-Fi плюс мобильная сеть».

Проводные операторы, в частности ТТК, который сегодня занимает второе место после «Ростелекома» по количеству городов присутствия, могут стать для мобильных операторов партнерами в реализации этой концепции.



Comments are closed.

Так же в номере