Главная » Блоги » Послепутинский синдром

Послепутинский синдром

Комментируя первые результаты подсчета голосов, Путин заплетающимся языком сформулировал ценную мысль: на «Единой России» лежит особая ответственность… за… промахи, за сложный период… и тем не менее избиратели сохранили за ней лидирующие позиции.

А ведь на самом деле, никакой ответственности на ЕР не лежит, она безответственна в силу своего аполитического определения в качестве придатка исполнительной власти. И говорить Путин должен был исключительно о собственных промахах и избирательной кампании, бездарно проведенной им – лидером и этой партии, и этой власти. Никаких новых идей. Никаких принятых решений, способных вызвать уважение страны. Раздача бюджетных подачек, бесконечно повторяемая мантра «стабильность», бессмысленные разъезды по стране с коллекционированием примеренных на себя профессий: это не работа. Это слабое и неудовлетворительное выполнение функций политического лидера, который претендует вести за собой народ и элиту.

Попытка Путина объяснить снижение единороссовских процентов объективными причинами звучит в его устах как роспись в собственном бессилии и заявление об отставке. Какие объективные причины, если сам Путин был нужен тем, кому он был нужен, именно для того, чтобы факторы объективной реальности не принимались во внимание? Как только объективная реальность вступает в свои права, время Путина заканчивается.

Сказанное им означает признание им же самим того факта, что магия его личности развеивается, и за исчезнувшим туманом обнаруживается голая действительность, в которой он оказывается таким же голым. Если начиная с какого-то момента население начнет судить в вопросах власти на основе объективных критериев, слишком многое должно будет измениться, и сам Путин станет совсем не нужен.

До сих пор в глазах наиболее последовательных сторонников Путина из деловых и властных кругов его вклад в российскую историю представлялся чем-то вроде масштабной наркотической инъекции. И вот, что мы получаем? У страны абстинентный синдром, а у курьера больше нет дозы.

Десять лет назад спасительный укол отбил у очень многих готовность здраво мыслить, и, пока препарат действовал, немногие успели прокрутить хороший гешефт. Однако эффект достигался дорогой ценой, в худших мировых традициях начала двухтысячных годов являя собой заём у несильно отдалённого будущего. Это была инъекция революционных популистских надежд и вслед периодом самозабвенного увлечения ими должно было наступить мрачное отрезвление. Если использовать иную аналогию, это была массированная эмиссия векселей. Вот и приходит время платить по ним. А нечем.

Источник: Послепутинский синдром



Comments are closed.

Так же в номере