Главная » Спецвыпуск » Взлеты и падения страхового рынка Сибири

Взлеты и падения страхового рынка Сибири

Взлеты и падения страхового рынка Сибири

По оценкам экспертов, в прошлом году страховой рынок России заметно прирос в объеме. Однако текущий год может захлестнуть страховые компании волной нарастающих кризисных явлений. Безусловно, не обойдет это стороной и сибирский рынок страховых услуг. Своими оценками 2013 года и перспективами на 2014-й с «КС» поделились участники местного рынка.

Первые признаки

Данные по рынку за 12 месяцев 2013 года пока еще не доступны, поэтому на текущий момент можно брать за ориентир тренды, наметившиеся уже по итогам трех кварталов минувшего года. Так, согласно данным службы Банка России по финансовым рынкам, объем рынка страхования, кроме ОМС, за 9 месяцев 2013 года увеличился на 12,9% (за аналогичный период 2012 года — 21,3%) и составил 686,8 млрд рублей.

Если говорить о СФО, то объем страхового рынка (кроме ОМС) за тот же период увеличился на 7,6% и составил 43 млрд рублей. По Новосибирску прирост составил 8%, или 7,6 млрд рублей. Таким образом, рынок Сибири вырос медленнее, чем России в целом.

«По нашим наблюдениям, страховой рынок Сибири менее волатилен, чем в целом по России. Таким образом, тенденции страхового рынка европейской части России доходят до нас с небольшой задержкой по времени, и часто — более слабыми. По эмпирическим наблюдениям, наше отставание от центральных областей страны составляет от трех до шести месяцев», — констатирует вице-президент, директор Сибирского регионального центра компании «АльфаСтрахование» Вадим Маслов.

Стадия роста

По оценкам опрошенных «КС» компаний, на сегодняшний день можно говорить о росте рынка страхования в целом за весь прошлый год. В частности, директор Новосибирского филиала «ВТБ Страхование» Алексей Игошин ожидает, чтоэта тенденция с большой долей вероятности продолжится в среднесрочной перспективе.

«Хотя, конечно, сохраняется тенденция замедления темпов роста. Показывать прежние высокие результаты страховым компаниям уже не удастся», — отметил собеседник «КС». Он также ссылается на данные СБРФР, согласно которым по итогам 2013 года объем страхового рынка вырос на 11,4%.

Говоря о трендах развития рынка, управляющий директор Дивизиона «Сибирь» Группы «Ренессанс страхование» Евгений И выделяет поддержание рентабельности бизнеса в условиях множественных изменений в автостраховании. При этом он отмечает, что в разных сегментах страховой рынок повел себя по-разному. «Как и прогнозировалось, в 2013 году рост сегмента автострахования замедлился в результате стагнации продаж новых автомобилей. Введение новых обязательных видов страхования — ОС ОПО для госсобственников и обязательного страхования перевозчиков особо не повлияло на увеличение общего объема сборов, — говорит Евгений И. — Сегмент страхования выезжающих за рубеж вырос за счет онлайн-продаж. Корпоративный сегмент показал рост в основном за счет ДМС и страхования имущества предприятий».

«Российский страховой рынок сегодня идет по пути, по которому ранее прошли французский и немецкий рынки. Там благодаря широкой и разветвленной сети банковских офисов основной объем продаж страховых продуктов реализовывался вместе с банковскими услугами, принося дополнительный доход их собственникам. Уверен, что в тандеме с банками страховщики в России также получат мощный драйвер для дальнейшего развития», — считает генеральный директор ЗАО «Д2 Страхование» Юрий Вавилов. Говоря о росте страхового рынка, надо отметить, что он сегодня переживает период смены парадигмы развития и поиска новых точек развития. Последний год его «локомотивом» стало страхование жизни. Именно этот сегмент показал высокие темпы роста, а главным драйвером стал банковский канал продаж.

Основные драйверы роста

Примечательно, что игроки рынка по-разному оценивают его основные драйверы роста в 2013 году.

Так, Вадим Маслов выделяет среди них (за первые 9 месяцев прошлого года) страхование жизни, имущества юридических лиц, имущество физических лиц, а также каско. По мнению Алексея Игошина, основным фактором роста являлось так называемое банкострахование, преимущественно страхование жизни заемщиков по потребительским кредитам.

«В ближайшем будущем банкострахование останется ключевым драйвером роста рынка страхования в целом, даже несмотря на прогнозируемое снижение темпов потребительского кредитования. Других значимых факторов у страхового рынка пока нет», — уверен страховщик. Иной точки зрения придерживаются Юрий Вавилов и Евгений И. «Сейчас мы наблюдаем, что рынок страхования развивается главным образом за счет канала банкострахования: например, при росте общих сборов в первом полугодии 2013 года с 410 млрд рублей до 470 млрд рублей почти половину новых обеспечили сборы по страхованию от несчастного случая (+30%) и страхование финрисков (+34%). При этом сам рынок вырос всего на 13,5%. Суммарно они обеспечили почти 25 млрд рублей сборов из 60 млрд рублей», — говорит Юрий Вавилов.

«Несмотря на снижение продаж новых автомобилей, значительная часть премий по-прежнему приходится именно на автострахование, которое остается драйвером рынка, — говорит Евгений И. — При этом нужно отметить, что и основные изменения в 2013 году пришлись на автострахование, то есть на наименее маржинальный сегмент страхового рынка. Одностороннее изменение трактовки законов в пользу защиты прав потребителей привело к массовым случаям злоупотребления правом со стороны клиентов и юристов, специализирующихся на страховых спорах. Поэтому сейчас страховые компании учатся работать в новых условиях».

Консолидация

Среди важных тенденций на страховом рынке участники рынка отмечают продолжающуюся консолидацию рынка вокруг крупнейших игроков на фоне сокращения общего количества страховых компаний.

По словам экспертов, большая часть российского страхового рынка — по разным оценкам, от 60% до 70% — поделена между 10 крупными компаниями. По мнению некоторых экспертов, такая расстановка сил обуславливает то, что мелким игрокам выжить довольно нелегко.

Как считает Вадим Маслов, за редким исключением мелких прибыльных страховых компаний не бывает. Маленькие же компании представляют очень нишевые организации, которые, как правило, обслуживают страховые интересы своих собственников.

«Для нормального функционирования страховой компании нужны существенные расходы на поддержку лицензии. Требуются серьезные ресурсы для получения аккредитаций в крупнейших банках. А для этого в них нужно разместить депозиты, которые могут достигать сотен миллионов рублей, — комментирует вице-президент компании «АльфаСтрахование». — И это не виртуальные, а вполне конкретные деньги. Конечно, они есть не у всех страховых компаний».

Иной точки зрения придерживается Алексей Игошин. «В принципе, для успешного развития страхового бизнеса размер компании не имеет значения. Необходимо соблюдение нескольких базовых принципов страховой деятельности. Во-первых, это обоснованность страхового тарифа. Во-вторых — соблюдение требований к качеству резервов и активов, — уверен он. — На практике небольшие страховые компании сталкиваются, с одной стороны, с необходимостью демпинга для выдерживания конкуренции с крупными страховщиками, с другой — с относительно высокими требованиями к размеру уставного капитала, что может толкать акционеров страховщика на обеспечение этих требований сомнительными активами. При наложении одного на другое получается механизм, который практически неминуемо приводит к банкротству страховщика. Поэтому существование небольшой, но прибыльной страховой компании, ориентированной на рынок, в принципе возможно, но трудновыполнимо».

В свою очередь Юрий Вавилов согласен с тем, что, безусловно,региональным страховщикам сложно рассчитывать на увеличение своей доли. Но, по его словам, сегодня для этого бизнеса более важны не объемные показатели, доля рынка и т. п., а эффективность ведения бизнеса — доход на капитал, надежность, производительность на одного сотрудника. И по этим показателям некоторые региональные компании выглядят конкурентно.

Территориальный директор ОАО «СОГАЗ» по СФО Андрей Бобров констатирует, что тенденции консолидации рынка наблюдаются в течение последнего десятилетия: если в 2003 году на российском страховом рынке было 1397 страховых компаний, то в 2010 году — уже 625, а к июню 2013 года осталось 443. По мнению страховщика, сокращению числа компаний способствовали требование законодательства по увеличению минимального уставного капитала страховщиков, введение с 2013 года обязательной отчетности по международным стандартам, ужесточение требований к активам, резервам, устойчивости и платежеспособности страховщиков.

«Характерный пример: на долю 20 крупнейших компаний сегодня приходится уже около 80% страхового рынка. Появление же на рынке мегарегулятора только ужесточает ситуацию. По моему мнению, страховой бизнес — это бизнес больших капиталов, — говорит Андрей Бобров. — Это подтверждает и опыт европейского рынка страхования, который значительно богаче нашего, — малого бизнеса в страховании нет. Обуславливается это в том числе и спецификой деятельности: страховые фонды должны быть такими, чтобы игрок был способен исполнять свои обязательства в различных ситуациях. Поэтому небольшим страховым компаниям все сложнее конкурировать с ведущими крупнейшими игроками — потребительское поведение страхователей меняется, подавляющее большинство клиентов делают выбор в пользу гарантии выплат, а не наименьшей цены. Поэтому сценарий, согласно которому через 3–4 года на страховом рынке останется около сотни игроков, выглядит вполне реалистичным».

Все на одно лицо?

В условиях концентрации рынка с точки зрения потребителя одна компания отличается от другой в первую очередь уровнем сервиса. «Именно уровень сервиса — основной объект продаж. А набор продуктов у всех примерно один и тот же», — констатирует Вадим Маслов. Андрей Бобров считает, что такое мнение имеет право на существование — предложения продуктов у страховых компаний примерно одни и те же. Но помимо стоимости договора страхования и качества сервиса для клиентов, особенно в корпоративном сегменте, по его словам, не менее важными и значимыми являются другие факторы: уровень организации бизнес-процессов, устойчивость и надежность страховой компании и другие значимые показатели надежности компании на страховом рынке.

Другие участники рынка, впрочем, не разделяют такой подход. «Конкуренция между страховщиками традиционно развивается в двух плоскостях: страховой тариф и репутация компании — согласно многочисленным исследованиям, это самые сильные факторы, влияющие на принятие решения при выборе страховой компании, — не соглашается Алексей Игошин. — Однако структура и наполнение любого страхового продукта влияют на его конечную стоимость для потребителя. Поэтому продуктовые новации, которые периодически возникают на рынке, все же отличают страховщиков друг от друга».

«Я считаю, что значительная часть традиционно существующих страховых продуктов, как их ни адаптируй, уже либо малорентабельна, либо вовсе убыточна. Поэтому для большинства участников рынка сейчас самое время для развития новых продуктов и новых каналов продаж. Выиграет тот, кто быстрее сможет предложить интересный и востребованный продукт через доступный канал», — заключает Юрий Вавилов.

Стоит отметить, что уже сейчас в некоторых страховых компаниях есть электронные очереди, позволяющие клиентам цивилизованным образом попасть к специалисту по урегулированию убытков. Для VIP-клиентов оборудованы специальные комнаты, где они могут пользоваться услугами компании без очередей. Кроме того, компании активно вводят возможность пользоваться услугами через Интернет в режиме онлайн.

Страховой бизнес убыточен?

Интересно, что сами участники страхового рынка обеспокоены его доходностью. «Мы работаем в низкомаржинальном виде бизнеса, рентабельность которого до начисления инвестиционного дохода составляет единицы процента относительно выручки. В итоге значительную долю прибыли страховой компании образует инвестиционный доход, который получается от размещения страховых резервов. И во всем мире эта ситуация традиционна, — поясняет Вадим Маслов. — Очень часто в мировой практике возникает ситуация, когда убыток от операционной деятельности страховой компании перекрывается инвестиционным доходом. Поэтому поговорка «страховой бизнес убыточен» не должна пугать потребителя. Парадокс состоит в том, что часто страховой бизнес убыточен, а страховые компании прибыльны. В любом случае мы стремимся быть рентабельными, и пока это получается. Ведь мы в ответе за деньги наших клиентов. И естественно, должны обеспечивать возврат капитала нашим акционерам».

В этом году в связи с затянувшейся стагнацией рынка многие банки делают упор на сегментации клиентов, отдавая предпочтение наиболее надежным. Эта же тенденция затронула и страховые компании. «Мы стараемся не брать на страхование клиентов, которые заведомо принесут нам убытки. И при этом наш бизнес растет вместе с ростом наших клиентов. Есть примеры компаний, которые 10 лет назад платили совсем копеечные взносы по своим полисам. Прошло время — клиенты выросли. Теперь их страховые программы могут стоить сотни тысяч рублей. А страховые возмещения, которые они получают, могут измеряться миллионами, — говорит директор регионального центра компании «АльфаСтрахование». — Чтобы определить целевую группу наших клиентов, мы постоянно анализируем отдельные отрасли, смотрим, насколько они перспективны. Это касается и юридических, и физических лиц».

Таким образом, сегментирование клиентов на входе в компанию стало одним из популярных схем ведения страхового бизнеса.

Входим в кризис

В целом игроки страхового рынка прогнозируют, что 2014 год будет сложным, но рассчитывают на лучшее. «Мы все же надеемся, что рост в пределах 10% будет обеспечен, в том числе благодаря повышению тарифов по ОСАГО и увеличению продаж через нестраховых посредников (банки, туроператоры, различные сайты — агрегаторы, салоны сотовой связи)», — отмечает Евгений И. По его мнению, рынок давно созрел для того, чтобы его регулирование стало более четким и понятным. Проводя аналогию с банковским рынком, где ЦБ успешно использует передовые методы регулирования, он ожидает, что подход к регулированию страховой отрасли будет разумно жестким. «Жесткость необходима для того, чтобы более четко и грамотно обеспечить выполнение страховыми компаниями их функций. При этом политика должна быть разумной, потому что нельзя одновременно изменить все нормы, лишив возможности подготовиться к их изменению», — поясняет собеседник «КС».

Также участники рынка отмечают, что готовы к различным событиям, которые будут разворачиваться на рынке. «Экономика замедляется, и нужно быть в это время, как говорят англичане, за столом, а не на столе», — говорит Вадим Маслов. По его словам, компания продолжает вести переговоры с несколькими страховыми компаниями. «Это абсолютно цивилизованный подход к консолидации на страховом рынке. И этот процесс будет продолжаться», — уверен топ-менеджер.

«Жизнеспособность компаний в ближайшие годы будут определять требования регулятора по капиталу, резервам, конверсии имущества. Нормативное повышение величины минимального капитала привело к тому, что в 2011–2012 годах с рынка ушло около 200 страховых компаний. А из-за новых требований со стороны регулятора к открытости и достоверности отчетности многие компании изменили политику реального начисления резервов, а это только плюс к устойчивости рынка. Более жесткие требования со стороны регулятора к страховщикам, по моему мнению, ставят своей целью повышение надежности самих компаний и рынка в целом», — говорит Юрий Вавилов. С такой позицией соглашается и Андрей Бобров. По его мнению, ожидается ужесточение требований к участникам страхового рынка, что повлечет уход с рынка, в том числе и добровольный, некоторых страховых компаний. «Логично предположить, что новый регулятор страхового рынка в лице Центробанка может распространить на страховщиков те же требования, которые давно и успешно применяются по отношению к банкам», — считает Андрей Бобров.

«Когда происходят кризисные явления, люди в первую очередь начинают экономить. И предприятия делают то же самое. И в первую очередь они сэкономят на страховании. Например, свернут программы добровольного медицинского страхования. Кроме того, в кризис сегмент тех, кто покупает дешевое, резко растет. Например, люди перестают покупать комплексные страховые программы, ездить за границу (при этом сворачиваются и соответствующие страховые программы), — рассуждает Вадим Маслов. — 2013 год, по мнению некоторых экспертов финансового рынка, — год банков. 2014 год — год негосударственных пенсионных фондов и страховых компаний. Страховые компании ждет проверка качества активов со стороны ЦБ. В результате часть компаний будут вынуждены уйти с рынка с печальными последствиями для своих клиентов. Таким образом, дальнейшая консолидация на страховом рынке просто неизбежна», — подытоживает эксперт.



Comments are closed.

Так же в номере