Главная » Бизнес » Участник равно победитель

Участник равно победитель

В Новосибирской области реализуется программа модернизации здравоохранения на 2011–2012 годы. Государственным заказчиком при проведении тендеров на поставку оборудования по указанной программе выступает министерство здравоохранения Новосибирской области, которое осваивает заявленные под модернизацию 12 млрд рублей. По оценке участников рынка, условия поставок медоборудования настолько жесткие, что во многих случаях компании просто отказываются участвовать в программе. Например, тендер на поставку эндоскопического оборудования для Новосибирского областного диагностического центра на сумму 17,350 млн рублей состоялся при единственном участнике, который и получил возможность заключить контракт с госзаказчиком.

Дмитрий Карышев, директор ООО «Медицинская компания Сибири» (аффилировано с ЗАО «Дельрус»), принявшего участие в тендере, в беседе с корреспондентом «КС» отмечает, что «с введением ФЗ № 94 свободный рынок уже невозможен, сегодня к поставщикам медицинских товаров и услуг предъявляют очень серьезные требования.

Условия государственного заказчика (в лице министерства здравоохранения) зачастую настолько завышены и трудны в исполнении, что многие вынуждены не размещать свои предложения о поставке».

Аналогичную точку зрения высказывает еще один руководитель крупной новосибирской торговой компании, участвующей в тендерах по госзаказу, пожелавший не раскрывать своего имени. По его словам, «условия поставки для поставщика товаров и услуг зачастую максимально усложнены». Кстати, процент обеспечения заявки на участие в аукционе и контракте на поставку эндоскопического оборудования по указанному выше тендеру — максимальный (30% от суммы контракта), обеспечения на гарантийное обслуживание также высокий (10% от суммы контракта).

Поставка высокотехнологичного оборудования сегодня возможна только через систему государственных заказа и регламентирована законодательством (№ 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд»). Без конкурсов закупка наименований медицинской продукции возможна только на сумму, не превышающую 100 тыс. рублей в квартал, для каждого лечебно-профилактического учреждения, областных и муниципальных больниц.

Как объясняют участники рынка медицинского оборудования, ситуация усложняется также тем, что ни один банк не согласится предоставить свои гарантии по заказу, который предусматривает длительный срок исполнения, и в момент когда контракт считается уже формально исполненным, оборудование еще не пущено в эксплуатацию. Деньги на обеспечение заказа, кстати, все это время находятся на счете госзаказчика, тем самым «замораживаясь» и не могут использоваться в текущей деятельности компании-поставщика. Речь идет не только об отвлечении значительных денежных средств, которые идут на обеспечение гарантий заказчику и исчисляются миллионами рублей, но и об удорожании стоимости самого контракта на сумму рисков и непредвиденных обстоятельств, связанных с оплатой штрафов за каждый день просрочки, форс-мажоров производителя, валютными колебаниями.

В результате упущенная выгода для поставщика, по мнению участников рынка, очевидна: ее величина зависит только от того, насколько грамотно компания сможет оценить свои риски, прежде чем выставлять свои предложения к конкурсу. В свою очередь государственный заказчик вынужден выставлять такие жесткие условия, основная цель которых — минимизировать риск срыва поставок.

На рынке поставок медицинского оборудования Новосибирской области в настоящее время работает несколько десятков фирм. В списке участников тендеров за последние месяцы наиболее часто упоминаются компании «Новосибирская медтехника», Первая медицинская компания, «Элтем», «ЦРМ-Сибирское Здоровье». После общения с представителями поставщиков медицинского оборудования может сложиться впечатление, что компании участвуют в подобных конкурсах чуть ли не из личных альтруистических побуждений и желания «поднять» здравоохранение региона в ущерб собственной прибыли. Корреспондент «КС» попытался выяснить, какова же прибыль участников тендеров на поставку медицинского оборудования, которая остается после выполнения того или иного контракта, в том числе оплаты за произведенный товар производителю, всех штрафов и банковских процентов по кредитам. Сами компании не спешат раскрывать данные о выручке и прибыли. Впрочем, по словам директора «Медицинской компании Сибири» Дмитрия Карышева, «с учетом тех рисков, которые сопровождают исполнение заказа, удорожания кредитных ресурсов, отвлечения из «оборотки» денежных средств компании, образуется прибыль чуть больше 0%», впрочем, позже он замечает, что «иногда бывает 3% и 5%».

На вопрос, почему компании продолжают выставлять свои предложения по тендерам с такими «драконовскими условиями» исполнения, господин Карышев пожимает плечами: «А куда нам деваться? Разве у нас есть другой выбор? До 90% всего оборудования мы поставляем через систему госзаказа, к этому призывает нас действующее законодательство. Кроме того, я как представитель молодой компании, недавно оперирующей на рынке, еще и моральные очки стараюсь себе заработать. Имя и репутация, в конце концов, тоже важны».

По мнению заместителя председателя комитета по социальной политике, здравоохранению, охране труда и занятости населения законодательного собрания Новосибирской области Николая Мамулата, «несмотря на объективно жесткие условия исполнения по госзаказу, все контракты, которые были заявлены к исполнению с целью модернизации здравоохранения, были выполнены, бюджеты на 2011 год освоены почти на 100%, отставаний нет, оборудование и услуги продолжают поставляться. Получается, что заказчику в лице минздрава нет смысла снижать свои требования. При этом через систему госзаказа становится возможным экономить бюджетные средства, значительно снижая цены».

Господин Мамулат приводит пример поставки семи шестнадцатисрезовых томографов по заказу министерства здравоохранения Новосибирской области в конце 2011 года. С начальной цены по контракту медицинского оборудования (20 млн рублей за комплект) конечную цену удалось «уронить» до 13,5 млн рублей. Значит, у поставщиков есть возможность предоставить оборудование по низкой цене, несмотря на среднерыночную в 20 млн рублей. По словам Николая Мамулата, «по тендеру на поставку томографов поставщик оборудования не получил прибыли, сработал «в ноль». То есть продал оборудование по цене от производителя».

Ситуация в описании представителей новосибирской власти выглядит следующим образом: если оборудование было поставлено по цене значительно ниже рыночной, то цена со склада производителя значительно ниже, чем та, которая проходит как среднерыночная в реестре государственного заказа. Если учесть, что год назад те же томографы поставлялись по цене 20 млн рублей за комплект, себестоимость их могла вполне равняться 13,5–14 млн рублей. А разница в 6–6,5 млн рублей составляла прибыль от реализации контракта. По некоторым оценкам, предполагаемая прибыль, которую сегодня могут получать поставщики продукции, участвуя в тендерах, — от 3% до 5%, раньше эти показатели были на уровне 20–30%.

«КС» приглашает к обсуждению участников рынка медицинского оборудования и представителей законодательной, исполнительной власти, контролирующих органов для освещения проблем, сложившихся в системе государственных закупок: действительно ли прибыли по контрактам так низки, как заявляют сегодня участники рынка, нужна ли сегодня либерализация системы госзакупок, а также какие условия необходимы для более комфортного функционирования в ней поставщиков и заказчиков.



Comments are closed.

Так же в номере