Главная » Спецвыпуск » Джентльмены предпочитают соглашения

Джентльмены предпочитают соглашения

Несколько лет назад сотрудничество бизнеса с властью строилось на устных договоренностях. Сегодня актуальность приобрели официальные соглашения региональной «верхушки» с крупными финансово-промышленными группами. Хотя стороны и пытаются запротоколировать «правила игры», однако эти договоренности носят главным образом джентльменский характер. «Коварство» большинства соглашений состоит в том, что одна из сторон забывает о них, когда перестает нуждаться в партнере. Основной способ не пострадать от нарушений — максимально конкретно «прописать» все пункты соглашения, считают юристы.

Игра по правилам

У каждого губернатора свои представления о соглашении с бизнесом. На фото (слева направо) — губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, губернатор Иркутской области Борис Говорин, губернатор Красноярского края Александр Хлопонин. Фото Михаил ПЕРИКОВА

«Финансово-промышленные группы идут в регионы с очень большими деньгами, и для них задача номер один — снизить риск, то есть заручиться поддержкой местной власти, — считает Игорь Афанасьев, руководитель отдела юридического консалтинга группы компаний «Баланс» (Новосибирск). — Поэтому в первую очередь бизнес-структуры заинтересованы в подписании такого документа». «Бизнес может облегчить себе решение ряда вопросов — например, земельного, получить поддержку какого-либо проекта развития своего бизнеса. Власти выдвигают встречные требования, в случае нарушения которых всегда есть механизмы, чтобы не дать бизнесу работать. С ФПГ дело дошло до подписания соглашений, а что касается среднего и мелкого бизнеса, то его отношения, например, с органами местного самоуправления, как правило, не переносятся на бумагу», — сообщил корреспонденту «КС» источник в мэрии Новосибирска на условиях анонимности.

В основном соглашения затрагивают вопросы налогообложения, кадровой и социальной политики, содействия бизнеса в развитии инфраструктуры региона. «Чтобы лошадь быстро бежала, ее нужно холить и хорошо кормить, — говорит руководитель управления инвестиционной и технической политики администрации Кемеровской области Игорь Коробецкий. — Поэтому мы предъявляем определенные требования к развитию социальной сферы».

ФПГ не противятся таким правилам: «Бизнес, окрепнув, гораздо спокойнее относится к необходимости нести дополнительную социальную нагрузку в дополнение к выполнению обязанностей перед бюджетом, — говорит вице-президент СУЭК Дмитрий Селютин. — Осознана необходимость, например, финансирования программ по созданию новых рабочих мест, которая позволяла бы снижать негативные последствия неизбежного сокращения раздутых в советские времена штатов». Впрочем, Селютин отмечает и наличие «капли дегтя в бочке меда»: «Проблема, которую остается решить, — это налаживание четкого контроля за целевым использованием этих средств».

Заключение соглашений имеет и имиджевую составляющую — как правило, власть таким образом демонстрирует свою силу в регионе, а бизнес — социальность и открытость.

Впрочем, правилами игры, вошедшими сейчас в практику, довольны не все. Представители бизнеса считают, что требования социальной ответственности должны иметь свои пределы: «Посудите сами, что лучше — выделить деньги, чтобы покрыть крыши домов в лесном поселке, или в три раза увеличить выработку и зарплату, чтобы люди сами покрыли свою крышу, и заодно пополнить местный бюджет? — рассуждает директор по развитию лесозаготовительных и деревообрабатывающих комплексов компании «Илим Палп Энтерпрайз» Дмитрий Чуйко. — Социальная ответственность бизнеса должна сводиться к развитию производства с соответствующим ростом зарплат и отчислений в бюджет и к полному выполнению налогового законодательства. И, конечно, к решению социальных проблем работа-ющих на производствах этого бизнеса. Что касается прямой социальной поддержки, то к ней надо обращаться только в исключительных случаях — например, наводнение или землетрясение, другие чрезвычайные ситуации».

Недавний производственник, а теперь вице-губернатор Новосибирской области Василий Юрченко относится к соглашениям как к вынужденной необходимости: «Социальная ответственность предприятий всегда существовала, и это было нормой, так как решение социальных вопросов в итоге «работает» на предприятие. Почему-то сейчас этот вопрос приходится решать посредством соглашений».

У соглашений свои секреты

«Заготовок» соглашений нет — текст документа в каждом конкретном случае индивидуален. «Наибольшую популярность практика заключения соглашений приобрела в ресурсных регионах — Кузбассе и Красноярском крае, — отмечает директор группы компаний «Баланс» Роман Попов. — Там соглашения фактически обязательны — это не юридический договор, но правила игры, нарушить которые — значит пойти на конфликт. На очереди — Новосибирская область. Хотя здесь мало месторождений, зато развита промышленная база, значит, будет нарабатываться практика заключения подобных соглашений». В администрации Новосибирской области подтвердили, что уже начался процесс подготовки соглашений с рядом крупных российских ФПГ.

Большинство соглашений между бизнесом и властью де-юре исполнять не обязательно, полагают эксперты. «Вероятность нарушений, конечно же, существует, — подтверждает опасения вице-губернатор Красноярского края Лев Кузнецов, — но, думаю, что само подписание документа — уже есть некоторая гарантия доброй воли подписывающей стороны. Юридических механизмов, гарантирующих выполнение подписанного соглашения, не существует». При этом он отметил, что подписание документа «базируется исключительно на добровольной основе».

У юристов своя точка зрения на этот счет — они отмечают, что «в законодательстве нет четкого понятия о подобных соглашениях», поэтому чаще всего попытки одной стороны надавить на другую с использованием юридических рычагов обречены на провал. Впрочем, депутат Госдумы РФ юрист Лиана Пепеляева (Новосибирск) считает, что в ряде соглашений подобную ответственность предусмотреть можно. «Все зависит от содержания документа, — говорит она. — Если пункты договора не содержат конкретики и имеют характер соглашения о намерениях, то в данном случае речь не может идти об ответственности. Другое дело, когда стороны договариваются о конкретных действиях — в этом случае соглашение может быть юридически значимым документом».

С ней согласен и Роман Попов: «Способов «застраховаться» от нарушений заключенного соглашения нет, но есть способ снизить вероятность конфликтов между ФПГ и властью из-за невыполненных договоренностей. Для этого нужно максимально конкретизировать пункты соглашения. Расплывчатые формулировки могут в будущем испортить отношения». Также юристы рекомендуют прописать в числе прочих пунктов и ответственность за неисполнение соглашения.

Соглашения имеют еще и «территориальный почерк» — каждый регион нарабатывает свою практику. «Показательным случаем в 2003 году стала попытка «Русала» предложить альтернативный вариант соглашения, который уже был подписан с Аманом Тулеевым (губернатор Кемеровской области. — «КС») в Кузбассе, — говорит Игорь Захаров, депутат красноярского Законодательного собрания. — Однако Александр Хлопонин (губернатор Красноярского края. — «КС») вернул его.

Что касается Кузбасса, там все более популярны конкретные соглашения, обязательные к исполнению. «Внутри соглашений есть разделы, которые имеют юридическую силу. Как правило, это пункты, которые предусматривают финансовые вложения с обеих сторон», — отмечает начальник департамента экономического развития администрации Кемеровской области Дмитрий Аганин.

Нарушители и проигравшие

Примером «неюридического» наказания бизнеса за неисполнение обещанного стало «выдворение» из Кузбасса компаний МИКОМ и «Русский уголь». По словам экспертов, знакомых с ситуацией, «Русский уголь» (владевший Кузнецким ферросплавным заводом и его ресурсной базой) показывал не весь объем прибыли. В результате губернатор Тулеев поддержал притязания группы МДМ на активы «Русского угля».

Нередко ФПГ решаются нарушить соглашения и в том случае, если не планируют «задерживаться» в регионе. Так, в конце 2003 года компания «Альфа-Эко» — владелец ОАО «КМК Сибэлектросталь» (Красноярский край) — объявила о продаже комбината. На «прощальной» встрече с краевыми властями руководство «Альфа-Эко» пообещало познакомить их с новым собственником. Однако обещанный собственник так и не объявился. Как выяснилось позже, «Альфа-Эко» продала активы в дружественные себе компании, в том числе офшорные («КС» писал об этом в январе текущего года). В январе власти арестовали имущество комбината, воспользовавшись тем, что предприятие — крупный должник краевого бюджета.

«Легкомысленно» по отношению к власти повел себя и «ЕвразХолдинг»: проведя год назад презентацию инвестиционной программы на Новосибирском металлургическом заводе перед губернатором Новосибирской области Виктором Толоконским, уже через несколько месяцев «ЕвразХолдинг» нашел для НМЗ покупателя — компанию «Русский уголь».

О нарушениях договоренностей со стороны властей «КС» не удалось получить конкретных комментариев. Один из немногих известных случаев связан с экс-губернатором Красноярского края Александром Лебедем. По свидетельствам очевидцев, после своего избрания он собрал представителей ФПГ, оказавших ему помощь, и посоветовал им самим разобраться между собой относительно того, кто и в какой сфере получит содействие власти. Такой поворот дела он мотивировал тем, что «Красноярского края на всех не хватит».

«Процесс договоренностей всегда сложен, в зависимости от количества условий и других аспектов, которые необходимо учесть. Но если партнеры хотят договориться, то они найдут общее решение», — считает вице-губернатор Красноярского края Лев Кузнецов.

Со временем отношения бизнеса и власти станут цивилизованнее — в этом сходятся представители и бизнеса, и власти. «Сегодняшняя точка взаимоотношений бизнеса и власти — не конечная, — говорит Дмитрий Селютин из СУЭК. — Мы ожидаем, что по мере развития административной реформы они все больше будут трансформироваться в систему взаимных, обоюдовыгодных обязательств четкого характера. Надеюсь, что у части федеральных структур будет все меньше возможностей выискивать в диалоге власти и бизнеса сговор и попытку получить необоснованные преференции».

Наталия БАРСУКОВА| |Ольга ГУЛИК, Кемерово


Comments are closed.

Так же в номере