Главная » Спецвыпуск » «У нас пока просто требуют деньги»

«У нас пока просто требуют деньги»

Александр ПОПОВ

Несмотря на активное обсуждение социального партнерства власти и бизнеса, предприниматели теряют интерес к совместным с государством проектам. В интересах компаний — собственные программы, соотносимые с маркетинговой политикой и имеющие конкретные цели. Об этом в интервью корреспонденту «КС» АЛЕКСАНДРУ ПОПОВУ рассказала менеджер по развитию благотворительности МОФ «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» (Новосибирск) ЕЛЕНА КАРДАШ.

— Тема социальной ответственности бизнеса актуальна, но ощущение такое, что само это понятие еще не нашло точной трактовки. Так ли это?

— Действительно, жесткого определения нет. Бизнес-сообщество понимает под этим термином, во-первых, качество товаров и услуг. Во-вторых, деловую практику компании. Это корректное поведение на рынке, порядочность. В-третьих, кадровую политику, серьезная роль в которой отводится объему социального пакета для работников. Наконец, благотворительные программы, направленные не только на сотрудников компании, но и на выстраивание отношений с окружающим миром, с которым контактирует предприятие.

Особое место занимают открытость, прозрачность бизнеса, уплата налогов. Чем лучше живет общество, тем больше прибыли получают компании. Кстати, на Западе благотворительность не стоит во главе угла, она в принципе характерна для деятельности компаний, но для этого создана законодательная база и реализуется совершенно другой способ управления в социальной сфере. В России же именно благотворительность считается главной, когда говорят о соцответственности.

— С чем это связано?

— Общественный запрос на благотворительность возник из-за потребительского отношения к бизнесу в нашем обществе. Эффективная работа, новые рабочие места, прибыль, позволяющая делать инвестиции в производство воспринимаются как что-то само собой разумеющееся. И лишь своеобразная дань обществу в виде пожертвований на социальные нужды воспринимается положительно. Этот чисто российский стереотип — что кто-то должен все обеспечить — сформирован советским образом жизни. Но сегодня за все нужно платить. Бизнесмены обеспечивают себя сами, не ждут помощи со стороны, и многих это раздражает.

— Социальное партнерство бизнеса и власти сегодня считается самым актуальным аспектом проблемы соцответственности. На каком уровне, по вашим наблюдениям, находятся эти взаимоотношения в сибирских регионах?

— В стране всего несколько регионов, где власть на деле демонстрирует партнерский подход, где создана необходимая нормативно-правовая база, которая обеспечивает механизмы участия бизнеса в совместном финансировании социальных проектов. Например, Кировская, Пермская, Самарская области, конечно, Москва. Очень выделяется на фоне остальных Приволжский федеральный округ. В Новосибирской области благотворительные проекты пока хаотичны. Принцип таков: есть проект — дайте денег. Бизнес рассматривают как донора, который должен латать дыры в государственном бюджете. Но бизнес должен сам решать, в каких проектах участвовать. К тому же, говоря о социальной ответственности бизнеса, резонно упомянуть и ответственность власти за проводимую социальную политику, а также ее результаты. Социальное партнерство предполагает открытое и согласованное разделение зон ответственности — за что отвечает власть, за что — бизнес, за что — само население.

— Есть ли примеры успешного сотрудничества власти и бизнеса?

— Яркий пример — грантовый конкурс Альфа-банка для писателей, который проводится совместно с фондом культуры Новосибирской области и Союзом писателей. Вначале грант выдается на работу — чтобы писатели, поэты, драматурги имели возможность заниматься творчеством. «Изюминка» маркетингового подхода: гранты выдаются на карточках Альфа-банка. Еще один пример — программа для школьников новосибирской компании «Бухгалтер», когда потенциальные покупатели получают дисконтную карту со скидкой на все товары в магазинах сети.

Сегодня бизнес уже не хочет поддерживать проекты просто потому, что об этом просит власть. Он ищет свои ниши и возможности встроить социальные программы в собственный маркетинговый план. В этом смысле власть пока не успевает за бизнесом, не всегда может предложить проекты, которые обеспечивают качественное изменение ситуации. Сколько детский дом ни ремонтируй, он останется детским домом, а проблема сиротства не решится.

— В какие проекты бизнес готов вкладывать средства?

— Главные целевые группы для многих компаний — дети и молодежь. Выбор очевиден: по сути, это вклад в потенциальных сотрудников, клиентов, партнеров. Многие компании организуют стажировки для студентов, находят и поддерживают самых способных. Такие проекты реализуют ОАО «Синар», Альфа-банк, Philip Morris, «Новосибирскэнерго». Но масштабные «именные» проекты могут позволить себе лишь крупные компании, средний бизнес пока предпочитает адресную помощь. И, в отличие от крупного, часто не афиширует свою благотворительность, считая: поможешь кому-то — завтра к тебе таких «просителей» придет в двадцать раз больше.

— Каковы, на ваш взгляд, оптимальные механизмы взаимодействия власти и бизнеса?

— Например, механизм социального заказа или социальных инвестиций на возвратной основе. Бизнес инвестирует строительство крупного социального объекта, заключает договор с властью, и она в течение определенного времени возмещает ему эти затраты. У нас же пока просто «просят» деньги, взамен предлагая решение каких-то вопросов — предоставление офисных площадей, списывание долгов, причем не афишируя то, что предлагается взамен. Система социального заказа реализуется при закупке товаров и продуктов на госнужды. Например, админист-рация Новосибирской области объявляет тендер на снабжение льготников медикаментами. И бизнес получает возможность осваивать бюджетные деньги. Думаю, инфраструктурные проекты, оснащение дорогостоящим оборудованием или проведение ремонта также можно реализовывать через механизм, подобный соцзаказу.

В Новосибирске уже опробован механизм проведения конкурсов социальных проектов. Если бы органы власти предложили бизнесу в рамках такого конкурса выступить соинвесторами и тем самым выбрать для себя «фирменные» благотворительные проекты, это тоже могло бы стать одним из перспективных направлений реального партнерства. Словом, рычаги у власти есть, просто она должна их использовать.



Comments are closed.

Так же в номере