Главная » Спецвыпуск » Партнер или спонсор?

Партнер или спонсор?

Несмотря на призывы к партнерству с властью, бизнес по-прежнему остается лишь спонсором государственных проектов, и бизнесмены считают, что в ближайшее время ситуация не изменится. Ведь именно в такой роли российское общество предпочитает видеть как крупные, так и средние компании. В этом главное отличие представлений о социальной ответственности в России и экономически развитых странах.

Почему сейчас?

Согласно декларациям о социальном партнерстве, бизнес совсем скоро должен почувствовать себя партнером власти, а не спонсором. На фото — губернатор Омской области Леонид Полежаев (в центре) и один из совладельцев «Сибнефти» Роман Абрамович (слева)

Мнения экспертов о том, почему именно сейчас на всех уровнях власти активизировалось обсуждение темы социальной ответственности бизнеса, неоднозначны. Большинство опрошенных «КС» прослеживают связь с более серьезными политическими процессами федерального уровня. «Очевидно, что эта карта разыграна в рамках кампании «Долой олигархов», — заявил в интервью «КС» руководитель сектора «Социальное партнерство» Фонда «Институт экономики города» (Москва) Кирилл Зендриков. «Это веяние предвыборной кампании, — добавляет бывший директор Новосибирского электродного завода, депутат облсовета Сергей Кохановский. — Уверен, что после выборов президента эти разговоры сойдут на нет».

Региональные чиновники активно поддерживают призывы к ответственности бизнеса перед обществом, надеясь с помощью бизнеса решить хотя бы часть социальных проблем, которые федеральный центр в последнее время активно передает на региональный уровень. «По мере развития рыночных отношений законы социально-экономического устройства страны приобретают все менее «льготный» характер. Это неизбежно. Значит, нам всем надо искать и создавать условия преодоления социальной напряженности, — говорит министр экономики Омской области Евгений Вдовин. — Следует вместе с субъектами хозяйствования, действующими во всех секторах экономики, учиться применять финансовые источники и ресурсы для развития производственного потенциала, реально защищать права людей».

Как правило, администрации территорий рассчитывают таким путем решить проблемы увеличения налогооблагаемой базы, роста доходов и уровня занятости населения, модернизации производственных мощностей, а также финансирования различных социальных проектов. Первыми среди регионов Сибири проявили активность в выстраивании официального партнерства с бизнесом власти Кузбасса и Томской области. Губернаторы Аман Тулеев и Виктор Кресс соответственно сотрудничают с ФПГ по этому принципу с 1997 года. Администрация красноярского губернатора Александра Хлопонина начала активную работу с крупным бизнесом в 2003 году. 28 января краевые власти подвели первые итоги совместной работы с ФПГ. Только прирост налоговых платежей «Русала» к уровню 2002 года составил 13%. СУЭК в 2003 году увеличила добычу угля по сравнению с 2002 годом на 12% (32 млн тонн). Платежи филиалов этой компании в консолидированный бюджет края увеличились на 102 млн руб. К тому же компания обязуется в 2004 году удерживать цену на уголь для населения края на уровне 187 руб. за тонну — это лишь на 6% выше уровня 2003 года, хотя запланированный на 2004 год индекс инфляции составляет 12%. Для остальных потребителей цена составляет в среднем 218 руб. за тонну.

Тем не менее прогресс, отраженный в цифрах, похоже, остался пока незамеченным обществом. «Опыт работы почти всех ФПГ на территории края не вдохновляет население, — говорит вице-губернатор Красноярского края Лев Кузнецов. — Жители края не чувствуют, что присутствие ФПГ дало какое-то качественное улучшение жизни и экономического потенциала. Но это вопрос времени».

«Это опасная тенденция, не похожая на диалог власти и бизнеса, — так оценивает запросы власти руководитель Сибирского центра поддержки общественных инициатив (Новосибирск) Елена Малицкая. — Помимо административного ресурса, которым власти пользуются по поводу и без, сейчас государство еще и пытается заставить бизнес быть социально ответственным. Разговор идет так — дайте нам деньги, а мы скажем, на что они пойдут. Власть хватается за все критерии соцответственности. Например, требует соблюдения экологических норм или качества товаров. Но это не проблема отдельной компании, а задача государства. Пока ситуация такая: вы должны дать нам денег, но помогать вам мы не будем».

Что бизнес хочет взамен

Большинство бизнесменов в свою очередь полагает, что их социальная ответственность заключается в том, чтобы организовать рабочие места, обеспечить своим сотрудникам достойную зарплату и платить налоги. «В принципе, бизнес обязан вкладывать в «социалку», и для всех западных компаний это нормально, — говорит директор Бердского электромеханического завода Виктор Осин. — Но задача бизнеса — добросовестно платить налоги, наполнять бюджеты, то есть давать ресурсы для выполнения социальных программ».

Такой подход практически совпадает с описанием социально ответственной корпорации, принятым в Европе: корпорация как гражданское лицо должна соблюдать законы, нормы общественной жизни. Корпорация как производитель должна производить безопасные надежные товары и устанавливать справедливые цены; как работодатель должна заботиться о материальном положении работников, о недопущении их дискриминации; как субъект управления ресурсами должна эффективно использовать ресурсы и заниматься теми земельными участками, на которых расположено предприятие; как объект инвестирования должна защищать интересы инвесторов и давать правдивую информацию о своем положении; как конкурент не должна участвовать в нечестной конкуренции и необоснованном ограничении конкуренции; как участник социального развития должна стимулировать и поддерживать инновации и признавать ответственность за воздействие на качество жизни окружающих.

Российская версия социальной ответственности бизнеса отличается не только представлением об обязанности компании финансировать социальные проекты, не имеющие никакого отношения к ее корпоративным интересам. Разница еще и в том, что российские компании считают себя социально ответственными уже тогда, когда их деятельность отвечает хотя бы одному из изложенных требований, а не целому их комплексу. Тем более что общество считает достаточным лишь один критерий социальной ответственности: спонсорство и благотворительность, которые юридически являются добровольным делом каждой компании.

И если западные компании давно оценили экономическую целесообразность эффективных взаимоотношений бизнеса и общества, то россиянам это только предстоит.

Многих бизнесменов не устраивают механизмы взаимодействия, предлагаемые властью. Сегодня это, как правило, не урегулированные законодательством «джентльменские соглашения», за нарушения которых ни одна из сторон не несет юридической ответственности. Впрочем, даже понимая некоторое несоответствие «социального партнерства» в его нынешнем виде правовым нормам, бизнесмены в целом не против социальных инвестиций. «Понятно, что это неправомерно с точки зрения действующего законодательства, но на Руси всегда было понятие благотворительности», — рассуждает директор новосибирского Строительного концерна «Сибирь» Валерий Червов. — Но в силовом порядке этот вопрос не решить».

Опрошенные «КС» бизнесмены оптимальными механизмами взаимодействия власти и бизнеса чаще всего называли «увещевательные» беседы, точные формулировки требований и обязанностей сторон в законодательных актах и, наконец, поощрительные меры. «Человек получает моральное удовлетворение от того, что его имя будет известным, — считает Валерий Червов. — Одно дело — государева награда, а другое — признание типа «Золотой пальмовой ветви». Это другая награда, и цена ей другая. Это тоже рычаг».

Одним из главных недостатков работы власти представители бизнеса считают отсутствие конкретных предложений. Совместные проекты часто не отличаются постановкой конкретных задач, а их исполнение — финансовой прозрачностью. Это по меньшей мере настораживает инвесторов. «Результаты совместного проекта, его цели и механизмы достижения должны быть видны бизнесмену на любом этапе, — говорит замгендиректора ОАО «Красный Яр» (Новосибирск) Олег Перевозчиков. — Именно отсутствие такой «прозрачности» стало причиной ухода Сороса из России и нередко заставляет инвесторов отказываться от участия в совместных с государством проектах».

Оценить невозможно

Несоответствие требований российского общества к социально ответственной компании нормам, принятым в развитых странах, является причиной того, что даже опытные эксперты пока не могут определить критерии измерения степени социальной ответственности и ее результатов. Но без действенных механизмов измерения эффективности, по мнению, в частности, экспертов Ассоциации менеджеров (Москва), корпорации не могут оказывать долгосрочную поддержку некоммерческим организациям. «Именно в этой связи очень часто можно наблюдать случаи обратного социального эффекта от непродуманно реализованной изначально хорошей идеи. В результате бизнес не видит позитивного эффекта, а страна не имеет адекватной информации о реальной социальной активности и гражданской позиции бизнеса», — заявила директор по развитию представительства Британского благотворительного фонда CAF Светлана Рубашкина на недавней международной конференции Ассоциации менеджеров, посвященной роли бизнеса в социальном развитии России.

По этой же причине в России до сих пор не существует официальных рейтингов социально ответственных компаний. По словам Кирилла Зендрикова («Институт экономики города»), оценивать социальную деятельность бизнеса пока можно только по отдельным позициям. Так, по активности участия в образовательных проектах лидером является ЮКОС, с точки зрения налоговых платежей на территории своего региона — «СУАЛ-Холдинг», по числу социальных проектов на территории своего присутствия — «ЛУКОЙЛ». «Сама по себе идея социальной отчетности в соответствии с мировыми стандартами возникла совсем недавно, и первая попытка реализовать ее произойдет не ранее, чем через год», — считает Зендриков.

При этом специалисты отмечают, что в России сегодня существует целый ряд препятствий для развития эффективных отношений корпораций и общества. Социальное партнерство в стране развивается стихийно. Отсутствует инфраструктура, нет механизмов выбора приоритетных направлений поддержки, социальные программы не согласованы со стратегиями компаний. При этом бизнес остается удаленным от разработки законов, регулирующих его деятельность. Замначальника департамента аппарата правительства РФ Евгений Фролов на декабрьском заседании Торгово-промышленной палаты РФ признал, что из 400 с лишним законопроектов, которые предусмотрены к ежегодному рассмотрению, лишь немногие касаются проблем бизнеса. При этом часть из них, в том числе проекты законов «О работодателях», «О социальном партнерстве» и другие, ожидает рассмотрения на протяжении многих месяцев.

«Социальная ответственность бизнеса — это прежде всего уплата налогов. Сегодняшняя налоговая политика не всегда устраивает бизнес, и государство должно пересмотреть ее, — резюмирует генеральный директор Углеметбанка (Междуреченск) Сергей Бабенков. — Но и бизнес-сообщество должно использовать «белые» схемы при уплате налогов. То есть главное — это стандартные условия сосуществования гражданского общества, бизнес-сообщества и государства. Государство не в состоянии содержать всю «социалку», поэтому бизнес принимает на себя эту обязанность. Но социальная ответственность должна быть и у государства».

Уровень взаимодействия между бизнесом и властью в регионах Сибири — тема дальнейшего исследования аналитиков «Континента Сибирь». На фоне роста налоговых отчислений в федеральный бюджет губернаторы вынуждены инициировать диалог с бизнесом. Редакция готовит выпуск первого номера журнала «Континент Сибирь: стратегии успеха», где будут проанализированы примеры партнерства власти и бизнеса. Читайте материал в журнале вместе с газетой «Континент Сибирь» 5 марта.

Благотворительность и социальная ответственность приносит бизнесу:

• известность;

• улучшение имиджа фирмы на местном и национальном уровне;

• рекламу товара, услуг;

• освещение своей деятельности в СМИ;

• развлечение для сотрудников фирмы, ее клиентов, покупателей, партнеров;

• улучшение внутрифирменных взаимоотношений;

• улучшение взаимоотношений с инвесторами;

• доступ к определенным рынкам;

• обращение к целевым группам;

• ассоциирование с высококачественным или престижным мероприятием;

• привлечение новых работников;

• демонстрацию социальной ответственности фирмы;

• налоговые льготы.

(по версии Ассоциации менеджеров России)
Виды социальных программ, развиваемых бизнесом
(по версии Ассоциации менеджеров России)

— Развитие персонала с целью привлечения и удержания талантливых сотрудников: обучение и профессиональное развитие, применение мотивационных схем оплаты труда, социальный пакет и др.

— Охрана здоровья и безопасные условия труда.

— Природоохранная деятельность и ресурсосбережение (с целью сокращения вредного воздействия на окружающую среду).

— Развитие местного сообщества (поддержка социально незащищенных слоев населения, поддержка ЖКХ и объектов культурно-исторического значения, спонсирование местных культурных, образовательных и спортивных организаций и мероприятий и т.п.).

— Добросовестная деловая практика между поставщиками, бизнес-партнерами и клиентами компании.

Ольга КОЛОМЕЙЦЕВА| |Ольга ГУЛИК, Кемерово| |Альбина ГРЕБЕНЩИКОВА, Красноярск


Comments are closed.

Так же в номере