Главная » Макроэкономика » Нефтегазовый сервис в начале пути

Нефтегазовый сервис в начале пути

В мировом нефтегазовом комплексе давно сложилась устойчивая модель работы. Нефтяные и газовые компании получают лицензии на разведку и добычу углеводородов и, выступая в качестве заказчиков, берут на себя финансирование геологоразведки, бурения, обустройства месторождений. Подрядчиками по этим видам работ выступают компании, которых принято называть сервисными. В России нефтегазовый комплекс подобным образом только начал структурироваться не слишком давно — менее 10 лет назад, в то время как на Западе этот вид бизнеса полностью сформировался в 90-х годах прошлого века.

Если на Западе на формирование рынка сервисных услуг в нынешнем его понимании потребовалось более 40 лет, то в России его контуры определились менее чем за 10. Импульсами для ускоренного формирования этой отрасли в структуре НГК стали уже имеющийся зарубежный опыт, ускоренная реорганизация всего нефтегазового комплекса и объективная потребность в наращивании объемов буровых, геофизических работ, услуг по ремонту скважин и т. д. Почти половину сервисного рынка сегодня контролируют либо 100-процентно зарубежные компании (Schlumberger, Halliburton), либо компании со значительной долей иностранного капитала. Еще 19% приходится на долю компаний, выделившихся из вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), столько же — на независимые российские компании. Судя по складывающейся тенденции, именно второй сегмент расширяется сегодня наиболее интенсивно. Избавляется от ряда сервисных активов ТНК-ВР. Как предполагают эксперты, компания будет, видимо, прибегать к услугам независимых сервисных компаний, по типу «Интегры», «Евразии» или Сибирской сервисной компании. Покупателем сервисных активов ТНК-ВР стала одна из крупнейших в мире по производству труб компания ТМК. Всерьез решила заняться нефтесервисным бизнесом «Газпром нефть«, которая создала ООО »Газпромнефть-Нефтесервис« (ГНС). Предполагается, что ООО либо будет управлять имеющимися у ОАО «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаз» активами, либо переведет их на свой баланс. В «Газпром нефти» говорят, что продавать новую «дочку» не намерены. Аналитики считают, что в таком случае ГНС постарается обеспечить себя сторонними заказами. По сообщению компании, в ближайшее время будет разработана стратегия развития нефтесервисного бизнеса. «Одним из вариантов может являться трансформация управляющей компании в полноценное нефтесервисное предприятие», — говорят в «Газпром нефти». В состав «Газпром нефти» в настоящее время входят 17 сервисных компаний — «дочек« «Сибнефть-Ноябрьскнефтегаза». Они оказывают услуги нефтегазодобывающим предприятиям головной компании. Стремится консолидировать у себя нефтесервисы и «Сургутнефтегаз». Напротив, ЛУКОЙЛ в 2004 году продал сервисную «дочку« «ЛУКОЙЛ-Бурение» компании Eurasia Drilling Company Limited, после чего стал заключать с ней договоры подряда. «Роснефть» провела похожую операцию и зарабатывает дополнительно на оказании услуг другим компаниям. Сервисные «дочки« — »РН-Сервис« и «РН-Бурение» — пока работают в составе «Роснефти». «Татнефть« свои нефтесервисные компании постепенно переводит из «ТНГ-Групп», в которой владеет менее 90%, в стопроцентную «дочку« «Татнефть-Актив».

Сегодняшнее относительное финансовое благополучие России определяется не только тем, что цены на топливо держатся на исключительно высоком уровне, но и тем, что страна по-прежнему в состоянии ежегодно поставлять на западный рынок 120 млн т нефти и 120 млрд куб. м газа. Экспорт углеводородов останется главным источником твердой валюты и в обозримой перспективе, а цена барреля Urals еще долго будет одним из важнейших параметров, которые определяют состояние отечественной экономики.

Как долго Россия может оставаться экспортером углеводородов, во многом зависит от эффективности работы так называемого «нефтегазового сервиса«.

Сегодня добычу нефти в России осуществляют 240 организаций, причем 11 крупных холдингов обеспечивают 90% всей добычи. Разведанных запасов нефти в России может не хватить для стабилизации достигнутого уровня добычи нефти на ближайшие 10 лет, утверждают чиновники Минприроды. В главном добывающем регионе страны — Западной Сибири — в 1993–2005 годах добыто 3,07 млрд т нефти, а запасы сократились на 3,1 млрд т, заявил директор департамента государственной политики МПР Сергей Федоров на Международном форуме «Топливно-энергетический комплекс России: региональные аспекты». И это несмотря на открытие в регионе 200 новых месторождений: их резервы не смогли компенсировать объема списанных запасов. В целом по России превышение добычи нефти над приростом запасов в 1994–2005 годах составило более 1,1 млрд т, а газа — 2,4 трлн куб. м, подсчитал Сергей Федоров. Все 179 крупных и крупнейших месторождений, на которые приходится 75% добычи российской нефти, в значительной степени истощены, а на долю 1800 открытых мелких месторождений приходится всего 10% разведанных запасов, утверждает Минприроды. Это ведомство обвиняет нефтяников и в том, что они экономят на инвестициях в геологоразведку. По данным Минприроды, в 2005 году недропользователи потратили на геологоразведку 4,2 млрд руб., в 2006 году — 5,8 млрд руб. Из федерального бюджета траты были еще меньше: 1,3 млрд руб. в 2005 году и 1,97 млрд руб. в 2006-м. Инвестиции в геологоразведку действительно очень скромные, особенно в Восточной Сибири. По подсчетам Минприроды, в прошлом году нефтяники потратили на нее треть от того, что предусматривалось в лицензионных соглашениях. Главная причина, по мнению Федорова, в «интенсивной эксплуатации месторождений», не всегда подкрепленной внедрением современных технологий. При существующей технологии разработки месторождений около 70% нефти остается в недрах, сетует чиновник. По его словам, коэффициент извлечения нефти в России — 0,35, тогда как в Норвегии — 0,45, в Саудовской Аравии и США — 0,5.

Нефтяники не разделяют опасений чиновников. «Не все так катастрофично, — говорит представитель ЛУКОЙЛа Геннадий Красовский. — В Татарстане разработка месторождений началась на 30–40 лет раньше, чем в Западной Сибири, но добыча там пока не падает. Геологию не обманешь, поэтому надо осваивать новые регионы, что мы и делаем в Тимано-Печоре и на Каспии». ЛУКОЙЛ, по словам Красовского, планирует наращивать добычу на 5% в год. О необходимости наращивания объемов разведочных работ, даже в наиболее перспективных проектах, говорят и в «Роснефти«. Недавно, например, руководитель компании Сергей Богданчиков заявил, что юбилейный проект на Сахалине, «Сахалин-5», пока нуждается в дальнейшей разведке: «Запасы Восточно-Кайганского месторождения пока недостаточные, чтобы признать их коммерческими, поэтому разведку мы будем продолжать».

В значительной степени прирост запасов и наращивание объемов добычи будут зависеть от темпов и формы развития рынка сервисных услуг. Более того, специалисты утверждают, что именно потребности нефтегазового сервиса — в том случае, если он развивается интенсивно и имеет достаточный инвестиционный ресурс — становятся двигателями технического прогресса.

В силу того что сервис (геофизические работы, бурение, ремонт скважин и т. д.) составляет наиболее значительную часть в структуре затрат, а горно-технические условия добычи нефти ухудшаются и требуют применения более сложных (а значит и более дорогих) технологий, на первый план выходит задача повышения эффективности сервисных работ. Снижение удельных затрат на прирост запасов и их добычу достигается за счет применения новых технологий и новых организационных решений.

Именно удельные затраты при оценке экономической эффективности применения новых сервисных технологий становятся определяющим фактором при проектировании.

Марина АВРАМЕНКО, Красноярск


Comments are closed.

Так же в номере