Главная » Стиль жизни » Под одним одеялом

Под одним одеялом

Спектакль «Экстремалы» в театре Сергея Афанасьева поставлен по пьесе современного немецкого драматурга Фолькера Шмидта, которая была опубликована в сборнике «ШАГ», представляющем драматургию Швейцарии, Австрии и Германии (отсюда и название сборника). Постановка состоялась при поддержке Немецкого культурного центра имени Гете в Новосибирске. Центр Гете помог театру урегулировать правовые вопросы с автором пьесы и автором перевода, что немаловажно: часто именно авторское право становится препятствием для постановки иностранных пьес в России.

Написал пьесу актер, режиссер и драматург Фолькер Шмидт. Ему 35 лет, он получил актерское образование в Венской консерватории, далее учился в Копенгагене и Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Играл на сценах Вены, Граца, Зальцбурга, Берлина, снимался в кино, сам снимал кино, занимался радиотеатром, ставил спектакли в Вене, Берлине и Копенгагене.

Современная драматургия, тем более западная — редкий гость на российской сцене. А если же театры берутся за постановку отечественной «новой драмы» или даже европейских авторов, то подходят к работе с готовым инструментарием психологического театра. Результат обычно удручающий. Сергей Афанасьев долго от современной драматургии открещивался, но в прошлом году вдруг поставил «Танец Дели» модного автора Ивана Вырыпаева, удивив совершенно другим способом актерского существования на сцене. Артисты умудрялись соединять абсурдистское остраннение с психологизмом, а абсолютную серьезность — с иронией и почти бенефисным пережимом. В результате в спектакле создавался образ абсурдной, выморочной, гротескной сегодняшней реальности. За «Танец Дели» театр получил главный приз премии «Парадиз».

В «Экстремалах» Сергей Афанасьев этот метод применил и развил. Он не стремился поразить публику авангардными постановочными решениями — спектакль следует за пьесой, в которой последовательно и ясно излагается история «мутных», как теперь принято выражаться, «отношений». Как это часто бывает в небольших городках, «весь город спит под одним одеялом», невзирая на лица, родственные связи и разницу в возрасте. Никто из населяющих пьесу персонажей не имеет права бросить в самую отпетую блудницу даже маленький камешек, ибо все они не без греха. Выясняется, что муж Анны (Татьяна Жулянова), гинеколог Манфред (Константин Ярлыков) уже много лет состоит в связи со своей пациенткой Франциской (Снежанна Мордвинова). Франциске надоело обманывать и прятаться, и она заводит роман с ловеласом Альбертом (Петр Владимиров), лучшим другом Манфреда. Жена Манфреда Анна пребывает в тяжелой депрессии из-за того, что ее двухлетний сын когда-то утонул по ее недосмотру в садовом пруду. Она вступает в связь с Томасом (Михаил Походня), сыном соседки Франциски. Возможно, это месть любовнице ее мужа. Томас между тем дружит с Линдой (Екатерина Голубцова), дочерью Анны, а у Линды, скорее всего, был сексуальный опыт с другом ее отца Альфредом.

Болевой центр спектакля — это Анна, которая не простила и никогда не сможет простить себе смерти ребенка. По профессии она дизайнер, когда-то очень успешный, а ныне теряющий клиентов из-за странностей своего поведения. Она объясняет заказчикам, что у них нет вкуса, она снимает с себя платье в магазине, не заходя в примерочную, ведет странно-пугающие разговоры с дочерью. У каждого из участников сложносочиненного клубка отношений есть оправдание. Манфред устал жить с сумасшедшей женой и поэтому завел любовницу. Франциска устала от одиночества и потому стала любовницей своего врача. Томас растет без отца, с матерью, которая озабочена только тем, чтобы он не оказался «голубым». Линда — несчастная Лолита, соблазненная другом отца, — боится собственную мать, как и должен бояться безумия любой ребенок, даже если он уже вырос в курящего рефлектирующего подростка. Но резоны каждого только еще больше запутывают клубок вранья, эгоцентризма и несчастья. Говорят, что дождь смывает все следы, однако смерть Манфреда на мокрой от дождя велосипедной тропинке не обещает ни прощения, ни примирения, ни другого будущего.

В пересказе история выглядит вполне внятной, хотя в ней достаточно мест, вызывающих недоумение. Из нее вполне можно было сделать хоть тяжелую психологическую драму, хоть слезливую мелодраму. Сергей Афанасьев умудрился так смешать жанры, что спектакль балансирует на грани между абсурдистской трагедией и гротескной комедией. «Взрослые» персонажи становятся воплощением абсурдного противоестественного современного мира, тогда как игра детей перпендикулярна — совсем юные Екатерина Голубцова и Михаил Походня стремятся существовать абсолютно естественно, без, как писал поэт, изломанных и лживых жестов. Актерские работы в спектакле великолепны, женские особенно. Можно с уверенностью сказать, что Снежанна Мордвинова и Татьяна Жулянова выросли в настоящих мастеров сцены. А дуэт Константина Ярлыкова и Петра Владимирова исполняет парные сцены в спектакле с блеском, как партию в пинг-понг, в которой выигрывает зритель.

«Континент Сибирь» №8 (701), 04 Марта 2011 года



Comments are closed.

Так же в номере