Главная » Финансы » «Мы достигли дна процентных ставок»

«Мы достигли дна процентных ставок»

Промсвязьбанк входит в число 10 ведущих банков России. За первое полугодие 2011 года активы банка увеличились на 2% и составили 485 млрд рублей. Портфель кредитов клиентам за вычетом резерва под обесценение увеличился на 4% и составил 324 млрд руб. Рост кредитного портфеля малого и среднего бизнеса более чем в два раза превысил среднерыночные показатели (17% против 8%). Промсвязьбанк также нарастил портфель за счет приобретения кредитов МСБ у банка «Траст» в размере 5,6 млрд рублей. Итоговый рост кредитного портфеля МСБ по итогам первого полугодия составил 34%. По версии РБК, по итогам 2010 года банк занимает четвертое место в стране по объему кредитов, выданных компаниям МСБ.

Посткризисный период развития банковской системы России характеризуется избытком ликвидности и дефицитом клиентов со стабильной финансовой ситуацией. Это обостряет конкуренцию между банками и заставляет их усиливать активность на традиционных и новых рынках. Как показывает опыт, одной из самых привлекательных категорий потенциальных клиентов стали компании малого и среднего бизнеса. За них развернулась самая настоящая борьба. По словам директора департамента развития малого и среднего бизнеса ОАО «Промсвязьбанк» ЕКАТЕРИНЫ ОРЛОВОЙ, падение ставок привело к тому, что кредиты стали стоить дешевле, чем до кризиса. С другой стороны, удешевление ресурсов повлекло за собой повышение спроса на «длинные» инвестиционные кредиты.

— Екатерина, каковы, по вашему мнению, основные тенденции на рынке малого и среднего бизнеса в России?

— Главное — это то, что представители малого и среднего бизнеса перестали бояться модернизировать производство и открывать новые направления бизнеса. Мы наблюдаем возрождение инвестиционной активности. Спрос на долгосрочные инвестиционные кредиты восстановился. На рынке есть кредитные предложения на срок до 10 лет, что даже в докризисные времена было достаточно редким явлением. То есть банки стали очень лояльными по отношению к заемщику, предлагая оптимальные, а часто уникальные условия по ставкам, срокам, залогам, а также сопутствующим услугам. Основные причины такого явления — ужесточение конкуренции и активный выход на рынок новых игроков.

— Каков сегодня портрет клиента — представителя сегмента МСБ?

— В основном это компании, нацеленные на конечного потребителя. Большинство из них, как и раньше, представляют торговлю и сферу услуг. Впрочем, в последнее время начала увеличиваться доля небольших и средних производственных компаний.

— Изменились ли требования, которые банки предъявляют к заемщикам-предпринимателям?

— Основные требования, как и прежде, — это стабильное финансово-экономическое состояние заемщика и прибыльность бизнеса. Кроме того, у собственников предприятия должно быть понимание перспектив развития компании, сформирован стратегический бизнес-план. Из-за высоких рисков мы не финансируем так называемые стартапы. Тем не менее мы кредитуем молодые компании, чей опыт работы составляет от 6–9 месяцев. Если бизнес носит сезонный характер, то компании необходимо отработать 12 месяцев. Такие требования дают возможность банку адекватно оценить заемщика и связанные с ним риски. С другой стороны, банк не закладывает в стоимость кредита повышенные риски, которые неизбежно сопутствуют всем стартапам.

— Как изменились условия кредитования МСБ в связи с ужесточением конкуренции на рынке? Сравните эти условия с докризисными временами.

— Либерализация условий кредитования коснулась в первую очередь процентных ставок, залогового обеспечения, банки перешли к комплексному обслуживанию клиентов, что потребовало расширения и модернизации продуктовой линейки. Задача банка — удержать заемщика, предложить, помимо кредитных продуктов, и расчетные, и депозитные программы, другие услуги — например, гарантии, факторинг, инкассацию, зарплатные проекты и т. п. К этому добавляются программы лояльности, помогающие удерживать клиента. Но есть очень важный момент: подход банков к оценке заемщиков МСБ по-прежнему достаточно жесткий. Никакой либерализации после кризиса не произошло, так как все игроки стали очень большое внимание уделять риск-менеджменту и качеству формируемых кредитных портфелей. То есть «плохой» клиент, который заведомо не вернет кредит, деньги не получит. Это правило действовало и до, и во время кризиса, и после него оно не потеряло актуальности.

Другое дело, что банки начали пересматривать требования к залоговому обеспечению. Многие игроки сейчас запускают или восстанавливают программу беззалогового кредитования. Мы почувствовали серьезное усиление давления в данном сегменте, так как в отличие от многих других банков из него не уходили и в течение 2009–2010 гг. предлагали кредиты до 1 млн рублей без залога. Ранее это было нашим существенным конкурентным преимуществом, сейчас — норма. Мы используем гибкие формы обеспечения по кредитам, часть залога может быть заменена на поручительство региональных фондов поддержки малого бизнеса, в качестве обеспечения принимаем личное имущество владельцев бизнеса, товары в обороте.

В 2011 году наметилась серьезная тенденция к снижению процентных ставок. Уже появились ставки ниже докризисных — 9–10%. По этому показателю рынок иногда ведет себя непредсказуемо, демпингом увлекаются и коммерческие, и государственные банки. Игроки снижают ставки, теряют процентный доход для того, чтобы привлечь на обслуживание предпринимателей и захватить долю рынка. По всей видимости, они рассчитывают компенсировать эти затраты за счет комиссионных, а также предложения предпринимателю других высокомаржинальных продуктов.

В 2010 году мы вынуждены были продумать программу лояльности для «повторных» клиентов, то есть тех, кто у нас уже брал кредит. До 2008 года в России таких предложений практически не было, и мы в числе первых вышли на рынок с такой программой. В списке преимуществ — возможность снижения стоимости обслуживания кредитных обязательств, меньший объем предоставляемых документов и сокращение сроков рассмотрения заявки. Результат — рынок кредитования МСБ вырос в России с начала 2011 года на 8%, в Промсвязьбанке — на 34%.

— Вы отмечали, что сейчас растет интерес к инвестиционному кредитованию. Какую долю в портфелях банков занимают такие займы?

— Напомню, что в кризис основным спросом пользовались оборотные кредиты. Их доля в портфеле некоторых банков доходила до 90%. Сейчас — 70–80%. А 20–30%, особенно в новом, сформированном после кризиса портфеле, приходится на инвестиционные займы сроком до 10 лет.

— Отслеживаете ли вы целевое использование инвестиционных кредитов? На что они направляются?

— Одно из основных условий инвестиционного кредитования — целевое использование средств. В первую очередь деньги идут на модернизацию производственного и торгового оборудования, а также открытие новых точек продаж. Отмечу, что сейчас благоприятное время для приобретения недвижимости — цены не такие высокие, как до кризиса, и процентные ставки по кредитам привлекательные.

— Какие изменения произошли во взаимоотношениях банков и предпринимателей?

— Раньше клиент «распылялся»: в одном банке получал кредит, с другим работал в рамках РКО, через третий осуществлял зарплатный проект, у четвертого заказывал инкассацию… Сейчас компании МСБ интересуются комплексным обслуживанием в одном банке, выбирая его как основного партнера. Это удобно, так как позволяет кредитору и заемщику экономить время, и выгодно, так как клиент может получить от банка, знающего его бизнес, более низкую процентную ставку. Банк не остается внакладе, так как понимает, что такой клиент будет стабильно гасить взятую ссуду и пользоваться другими услугами.

— Какие изменения произошли в сегменте МСБ за последние два года?

— В прошлом году ужесточилось налоговое законодательство, в том числе касающееся малого и среднего бизнеса: единый социальный налог был отменен и заменен на страховые взносы, при этом суммарные отчисления увеличились с 26% до 34% от ФОТ. По нашим наблюдениям, многие предприниматели тут же стали уводить бизнес «в тень». Поэтому я бы не сказала, что бизнес стал прозрачнее. Предприниматели не готовы вести открыто свой бизнес еще и из-за слабости и противоречивости законодательства, например, они опасаются рейдерских захватов.

В качестве временной меры государство планирует снизить страховые взносы до 30%, а для малого и среднего бизнеса, работающего в производственной и социальной сфере, до 20%, но маловероятно, что это как-то повлияет на «обеление» компаний. Наши клиенты-предприниматели отмечают, что налоговое бремя слишком серьезно сказывается на них. В нашей стране доля МСБ в ВВП едва ли достигает 20%, тогда как в большинстве европейских стран — 40–60%. По данным Росстата, по итогам 2010 года количество новых компаний в России выросло всего на 9%.

Для сравнения: в докризисном 2007-м — на 12,4%. При этом среди новичков была большая доля тех, кто уже работал на рынке: предприниматели открывали фирмы, а также дочерний бизнес, связанный с поддержкой или развитием их основной деятельности. Поэтому меры государственной поддержки очень актуальны для малого и среднего бизнеса — поддерживая тех, кто работает на рынке, мы вовлекаем в бизнес все новых граждан России. А это и рабочие места, и налоги, и социальная стабильность. Отлично, кстати, работает система кредитования под пониженную процентную ставку РосБР, в которой принимают участие многие банки, в том числе и Промсвязьбанк. Многие бизнес-идеи реализуются благодаря сотрудничеству банков и фондов поддержки малого и среднего бизнеса. Все это успешные проекты, но говорить о том, что государство сделало все возможное для поддержки предпринимательства, нельзя.

— В кризис многие компании поставили пятно на своей кредитной истории, так как испытывали проблемы со своевременным погашением ссуд. С другой стороны, часть компаний МСБ выходит на рынок кредитования впервые, начиная все с чистого листа. Насколько сегодня для банков важна кредитная история заемщика?

— Банки, располагающие современными моделями оценки бизнеса и риск-менеджмента, знающие специфику тех или иных сегментов рынка, прекрасно представляют возможности получения дохода в разных видах бизнеса и правильно оценивают способность предприятий обслуживать кредитные обязательства. Поэтому качество и наличие кредитной истории сегодня не критично для кредитора.

Кроме того, как я уже отмечала, банки сегодня кровно заинтересованы в привлечении новых клиентов. Например, мы перед сотрудниками фронт-офисов поставили задачу, чтобы в объеме выдаваемых кредитов 30–50% приходилось на «первичных» заемщиков. Похожие планы и у региональных филиалов других игроков.

— Какова динамика просроченной задолженности у компаний МСБ?

— Как правило, малый бизнес более оперативно реагирует на изменения и требования рынка, чем крупный. Собственников немного — им проще собраться и быстро осуществить корректировку деятельности. Это бизнес, который их кормит, поэтому они прикладывали максимум усилий для того, чтобы остаться на плаву. Так что в банках, которые грамотно формировали портфель МСБ, просрочка росла незначительно даже в кризис. Например, у нас она находилась на уровне 6,6% при докризисных 3–4%. Сейчас, по большому счету, проблема «плохих» кредитов решена: что-то взыскали, а что-то списали. Так, в нашем кредитном портфеле уровень просрочки сейчас находится в пределах 2,7%.

— Каких показателей по развитию портфеля МСБ планирует достичь Промсвязьбанк?

— У нас агрессивная стратегия развития. К 2015 году мы хотим сформировать кредитный портфель в 100 млрд рублей. Около 20% из него будет приходиться на долю Сибирского федерального округа. В настоящее время наш портфель составляет 35 млрд, а до конца года он увеличится до 37 млрд рублей.

— Как вы уже отмечали, рынок МСБ характеризуется жесткой конкуренцией. За счет каких решений вы планируете добиться поставленной задачи?

— Практика показывает, что для работы в секторе МСБ и привлечения новых клиентов крайне важна узнаваемость бренда. Мы постоянно проводим маркетинговые исследования, которые свидетельствуют, что 70–80% компаний, не являющихся нашими партнерами, знают о банке. Они наши потенциальные клиенты.

Для сохранения и увеличения доли рынка в сегменте МСБ также важны оптимизация всех бизнес-процессов в банке, повышение качества оценки кредитоспособности клиента и увеличение скорости принятия решений. Безусловно, необходимо уделять внимание открытию новых точек и новым каналам обслуживания. И как я уже говорила, в условиях жесткой конкурентной среды ключевое значение имеет продуктовая линейка.

— На какие продукты вы делаете ставку?

— Банки, в том числе и наш, вынуждены обновлять и расширять линейки продуктов. В нашем банке в настоящее время пользуются спросом «КредитБизнес» и «Кредит-Инвест». Более половины займов, которые у нас получают компании МСБ, приходится на них. Эти кредиты позволяют получать средства в объеме от 9 млн до 120 млн рублей на срок до 10 лет. Цели кредита могут быть разные — от пополнения оборотных средств до реализации инвестиционных проектов. Мы также выводим на рынок новые кредитные продукты. Например, недавно мы запустили продукт, с помощью которого можно приобретать офисные, торговые и производственные помещения. В качестве залога выступает приобретаемое имущество. Плюс мы запустили «Кредит с плавающей процентной ставкой», зависящий от индикативной ставки MosPrime3M, что позволяет клиентам экономить на обслуживании займа. Заемщик может уйти с «Моспрайма» на стандартную ставку, если индекс сильно подскочил, и вернуться обратно при его восстановлении. Мы запустили «Кредит на кредит» для рефинансирования задолженности, взятой компанией МСБ в других банках. Многие клиенты в кризис были вынуждены продолжать поддерживать свой бизнес дорогими кредитными ресурсами, особенно по инвестиционным проектам. Сейчас им нужно удешевлять займы, и мы им в этом помогаем.

— Каких изменений на рынке МСБ вы ожидаете? Будут ли дешеветь кредиты? Как будет изменяться спрос на кредитные ресурсы?

— Как я уже отмечала, компании МСБ начали проявлять интерес к инвестиционным займам. Нестабильность на финансовых рынках, которую мы сейчас наблюдаем, не сказалась на объемах кредитования. Период для получения займов по-прежнему очень благоприятный: ставки низкие, сроки длинные, суммы можно получить приличные. По оценкам экспертов, мы достигли дна кредитных ставок, и вскоре они вновь пойдут вверх. Так что в ближайшее время спрос на кредиты со стороны МСБ вряд ли будет падать.



Comments are closed.

Так же в номере