Главная » Экономика » Энергетика не подведет

Энергетика не подведет

В начале сентября работа ГРЭС-2 г. Томска стала объектом повышенного внимания со стороны сибирских СМИ. В этот день один из самых заслуженных объектов сибирской энергетики, отметивший в мае прошлого года свое 65-летие, посетили журналисты Алтая, Кузбасса, Красноярского края, Хакасии, Бурятии, Забайкалья, Омской, Томской, Иркутской и Новосибирской областей.

Визит прессы не был связан с чем-то экстраординарным. Станция работала в обычном режиме, приехавшая же группа журналистов, напротив, была не совсем обычной, поскольку состояла из победителей VI межрегионального конкурса журналистского мастерства «Сибирь. ПРО».

Конкурс «Сибирь. ПРО» — ежегодное мероприятие, проводимое при поддержке полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округе. По приглашению председателя совета «Сибирской Энергетической Ассоциации», генерального директора ОАО «ТГК-11» Сергея Кожемяко в этом году для сибирских журналистов была организована экскурсия по производственным участкам томской ГРЭС-2.

Томская энергосистема является самой первой за Уралом. Именно в Томске, административном центре огромной губернии, объединяющей в XIX веке несколько современных краев и областей, в январе 1896 года была введена в строй первая электростанция — ТЭЦ-1. Решение о строительстве второй станции было принято в 1939 году, однако началось оно в мае 1943 года. Тогда эвакуированным из западной части России в сибирский город оборонным предприятиям катастрофически не хватало имеющихся энергомощностей. Первый промышленный ток ГРЭС-2 выдала 28 мая 1945 года. Третья станция — ТЭЦ-3 — заработала в Томске в конце октября 1988 года.

Второй энергообъект возводили всем городом, работая по 10-12 часов в день без выходных. За первые полгода были построены береговая насосная станция, 1,5-километровый водовод, проложены 3 км железнодорожных путей. Главный успех — два зала основного производственного корпуса уже в ноябре были готовы к монтажу турбогенератора и котлов. Технологическое оборудование поступало в Томск из Англии, поскольку во время войны в СССР его практически не выпускали. По дороге груз попадал под бомбежки, специалистам станции пришлось многое восстанавливать.

История ГРЭС-2 в официальных документах и уцелевших фотографиях собрана в музее станции. Обычно именно с него начинаются визиты на предприятие, приглашенные журналисты не стали исключением. Гостям представилась редкая возможность прикоснуться к командному аппарату турбины, с которого в 1945 году осуществлялась связь с главным щитом управления энергообъектом. Увидеть приборы, зарегистрировавшие подачу первых мегаватт в городскую сеть, пробежаться глазами по страницам газет, освещавшим ход строительства. О многом тогда не писали, однако спустя годы усилиями пресс-службы предприятия и творческой группы ГТРК «Томск» были собраны воспоминания участников тех событий и снят документальный фильм об истории станции.

Директор Томского филиала ТГК-11 Олег Пелымский рассказал собравшимся журналистам о сегодняшних днях ГРЭС-2. Каждый из 10 котлов станции способен произвести до 230 тонн пара в час, оборудование работает как на угле, так и на природном газе, это уже заслуга собственных инженеров, успешно решивших сложную техническую задачу в 70-е годы, когда в Томск пришел газ Нижневартовска.

«Энергообъект находится в хорошем состоянии, его технологическое оборудование способно работать с полной отдачей. Если установочная электрическая мощность станции равна 331 МВт, а тепловая — 815 Гкал, то именно эти параметры ГРЭС-2 может выдавать своим потребителям. Располагаемая и установочная мощности равны — далеко не каждая тепловая станция демонстрирует подобный уровень готовности», — сказал Олег Пелымский.

Развитие Томска неотделимо от развития его энергетики, при этом большую часть своих мощностей город обычно получал, когда имеющиеся резервы были исчерпаны. Самую мощную 8-ю турбину запускали в период экономического кризиса 90-х. «Я сам не верил, что мы тогда сумеем это сделать, ведь денег в отрасли не было, — вспоминает заслуженный ветеран томской энергетики Николай Вяткин, — коллектив трудился сутками, итог — турбина надежно работает уже больше 10 лет». Посмотреть на пуск этого агрегата, кроме региональных властей, собралось практически все руководство РАО ЕЭС.

История повторилась в октябре 2009-го, когда томичи ввели в строй новую турбину Т-50. Тогда большинство инвестиционных программ в энергетике были отложены до лучших времен, однако на ГРЭС-2 это не распространялось. «Ввод новой турбины увеличил мощность ГРЭС-2 на 20%, — сообщил журналистам главный инженер станции Игорь Редькин, — при выработке электроэнергии 50 МВт она позволила дополнительно производить 106 Гкал тепловой энергии, обеспечивая теплом новые микрорайоны Томска — Восточный и Солнечный».

Главный щит управления — ядро любого энергетического объекта. Обилие приборов контроля, отслеживающих работу основного и вспомогательного оборудования, неизменно производит большое впечатление на тех, кто не посвящен в вопросы энергетики. Даже журналисты, которым по характеру их работы случается попадать на самые сложные предприятия, входя в зал, почувствовали некоторую растерянность, которая, впрочем, быстро прошла. Начальник смены станции Владимир Белов рассказал гостям, какое оборудование находится в работе, сколько электроэнергии производит ГРЭС:

— В настоящий момент работают два котла на природном газе и один на угле, паровая нагрузка в среднем 440 т. Станция работает в нормальном режиме, две машины выдают в сеть 115 МВт. Обеспечиваем электроэнергией Южный район Томска, это примерно 250 тысяч человек.

После осмотра главного щита управления журналистам показали одну из градирен ГРЭС-2, на которой в летний период энергетики заменили старую оросительную систему на современную производства фирмы «Ирвик». «Установка водораспределительной системы практически завершена, осталось провести испытания, — рассказал Игорь Редькин. — Заменив оборудование, мы сократим потребление воды на 3-4%. Это ощутимый результат».

Экскурсия по ГРЭС-2 закончилась на крыше одного из ее основных корпусов. Восхождение по наружной лестнице на 25-метровую отметку было не самым простым, однако открывающийся вид на Томск этого стоил. Осматривая город, журналисты постепенно перешли от технических вопросов к самым общим, волнующим обычных потребителей электроэнергии и тепла.

Отвечая на последний вопрос, когда журналистам уже предстояло спуститься вниз, сесть в автобусы и отправиться на встречу с мэром Томска Николаем Николайчуком, Олег Пелымский слегка задумался. Вопрос касался того, хотел ли бы он что-либо изменить в отношениях между энергетиками и населением, руководителями территорий.

— Что я хотел бы изменить? Наверное, это самый сложный вопрос. Хотелось бы, чтобы между энергетиками и региональными органами власти было больше взаимопонимания, больше поддержки наших инвестиционных программ. Критика должна быть обоснованной, популизм и энергобезопасность — вещи несовместимые. Хотелось бы, чтобы было больше благодарности со стороны населения. Даже в самые суровые морозы мы работаем без выходных, не допуская серьезных аварий и ЧП, хотя оборудование станций серьезно изношено. Потребители считают, что если батареи теплые, а лампочки горят, то на энергообъекты можно не обращать внимания. Но мы же с вами живем в Сибири, состояние теплотрасс здесь не менее важно, чем состояние дорог.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Встреча со специалистами ГРЭС-2, экскурсия по ее цехам позволили сибирским журналистам лучше узнать как устроена «большая» энергетика. Прессу интересовало буквально все: работа оборудования, экология, кадры, подготовка к зиме, тарифная политика. Здесь приведены лишь некоторые вопросы и ответы, энергетика слишком сложна для того чтобы ее можно было охватить в рамках одного визита. Разговор будет продолжен. Во всяком случае сами журналисты выразили такое желание.

— Чем отличается турбина Т-50 от остальных?

— Она более экономична, все сбросы пара возвращаются в технологический цикл, соответственно, удельные расходы топлива на выработку тепла и электричества минимальны. Старые генераторы станции имеют водородное охлаждение, они громоздкие, более опасны. Здесь же установлен новый генератор с воздушным охлаждением, он проще в обслуживании и безопаснее. Еще одно отличие этой машины — уровень ее автоматизации. Управление выведено на мониторы, агрегат можно быстро включить и поставить под нагрузку.

— Есть ли кадровые проблемы, приходят ли к вам молодые специалисты?

— В основном берем кадры Томского политехнического университета. Начинаем с летней практики, подготовки дипломных работ. Кадрами ГРЭС-2 полностью укомплектована, сегодня на разных участках предприятия заняты почти 600 человек.

— Что делается для улучшения экологии Томска?

— Когда была запущена первая очередь ГРЭС-2, это была дальняя окраина Томска. Там, где сегодня проходит проспект Фрунзе, шла дамба первого золоотвала, проспект строился прямо по ней. Мы оказались в центре, потому что Томск строился, разрастался, в том числе и благодаря энергетикам.

Для экологии Томска делаем многое. В прошлом году, в период ремонтной кампании установили новые золоулавливающие устройства на котлоагрегате № 5, которые позволили свести выброс шлаков при сжигании практически к нулю, КПД равен 99,6%.

— Есть ли у станции резервы мощности, может ли она обеспечить энергоснабжение всего города?

— Да, резервы, которые мы готовы немедленно ввести, есть. Конечно, потребности всего Томска одна ГРЭС-2 способна закрыть только летом и весной, зимой — нет. Тем не менее резервы по теплу составляют у нас около 60 Гкал в час, по электроэнергии — около 50 МВт. Помимо нас, электричество (140 МВт) и тепло (670 Гкал) для Томска вырабатывает ТЭЦ-3. Станция также входит в состав ТГК-11, в будущем на ней планируется построить энергоблок мощностью 450 МВт.

— Используется ли сегодня зола в дорожном строительстве?

— В этом вопросе омские станции, которые также входят в ТГК-11, идут впереди нас. Основные причины — в Омске сухое золоудаление, благодаря чему в материале сохраняется больше цементирующих веществ. Кроме того, этот регион работает на высокозольном и низкокалорийном казахстанском угле. Мы работаем на кемеровских углях, в них меньше посторонних примесей, а значит и шлаков образуется меньше. В свое время в Томске был построен новый золоотвал, и пока ситуация достаточно благополучна. Хотя в целом проблема использования золы в российской угольной энергетике окончательно не решена.



Comments are closed.

Так же в номере