Главная » Стиль жизни » «Главная функция директора — своевременное принятие решений и способность нести за них ответственность»

«Главная функция директора — своевременное принятие решений и способность нести за них ответственность»

«Главная функция директора — своевременное принятие решений и способность нести за них ответственность»

Завершился первый полный сезон Елены Алябьевой на посту директора театра «Глобус». За полтора года, прошедшие с января 2014-го, были премьеры и ребрендинг, премии и новшества, радости и проблемы. Самое время подвести итоги. ЕЛЕНА АЛЯБЬЕВА рассказала «КС» о своем понимании сути театрального менеджмента и о дальнейших планах по развитию «Глобуса».

— Елена Владимировна, как вы, человек с техническим образованием, оказались в театре?

— По образованию я инженер-системотехник — окончила НЭТИ, факультет автоматизированных систем управления. Специальность была новаторской, перспективной, универсальной, дающей возможность работать с потоками информации в любой отрасли. После окончания вуза работала в одном из институтов военного комплекса, а в 90-е стало понятно: чтобы выживать, нужно делать что-то еще, и я пошла осваивать бухучет. Стала работать главбухом в ряде организаций, в том числе в МКЦ «Пионер», который организовал Сергей Бугаев. Было много идей, интересная творческая атмосфера. Одно время при оперном театре существовал фонд «Сибирская опера», куда меня пригласила работать главбухом Татьяна Николаевна Людмилина. А в 2001 году, вскоре после назначения ее на пост директора театра «Глобус», она пригласила меня на должность заместителя директора по экономике. В прошлом году Татьяна Николаевна перешла работать в филармонию, занять должность директора предложили мне, так как я уже 13 лет работала в театре, к тому же я хорошо знала его деятельность, структуру, планы развития и все, что касается финансово-экономической составляющей. В коллективе тоже была поддержка.

— С какими трудностями пришлось столкнуться?

— Пришлось довольно много разбираться с тем, что касается постановки спектаклей, труппы. Мне повезло, что в театре есть замечательный главный режиссер, которому я полностью доверяю. Именно Алексей Михайлович (Крикливый. — «КС») определяет стратегию творческого развития театра, руководит выпуском спектаклей, которые мы должны показать населению. Моя задача — обеспечить условия.

— По каким критериям вы оцениваете успешность своей работы?

— На прежней должности оценивать результаты было проще: были конкретные задачи, цифры, планы. Конечно, и сейчас у меня есть прописанные в контракте обязанности и полномочия, но главная функция директора — своевременное принятие решений и способность нести за них ответственность. От этого зависит будущее театра.

— Уменьшилось ли в этом году государственное задание пропорционально сокращению объема субсидий?

— Если говорить о «Глобусе», главными целевыми показателями являются количество премьер, спектаклей и зрителей. В соответствии с ними и на основании нормативов выделяется субсидия на постановку спектаклей, обслуживание зрителей, заработную плату, информационное обеспечение и содержание имущества. Мы является театром областного подчинения, субсидия выделяется без разделения по статьям расходов, и театр сам вправе решать, как лучше распределить эти средства. При этом театр и так работает в режиме полной загрузки: мы открыты с начала сентября до середины июня, каждый день играем вечерние спектакли на большой и малой сценах, а в выходные — еще и дневные. Поэтому количество зрителей определяется только процентом заполняемости зала, который у нас составляет 95–99%. Прыгнуть выше головы мы не можем, хотя по дорожной карте ежегодно должен быть количественный прирост зрителей. Когда в прошлом году в связи со сложной экономической обстановкой субсидии сократились, мы получили право снизить показатели по госзаданию, но справились со всеми планами, отменив только пару гастрольных выездов по области. Так что, несмотря на кризис, мы работаем, не снижая темпов. Спектакли — наша основная деятельность, которая приносит доход, позволяет жить и развиваться.

— Насколько снизились объемы субсидирования по сравнению спрошлым годом?

— В середине прошлого года субсидирование неожиданно было сокращено примерно на 8%, в этом году итоги подводить рано. Ситуация может измениться в любой момент, но мы, конечно, надеемся на лучшее. Кроме сокращения субсидий, надо учитывать и рост материальных расходов на фоне инфляции, и снижение платежеспособности населения, в том числе готовности тратить деньги на театральные постановки.

— Сколько стоит, например, поставить мюзикл?

— Мюзикл – это шоу, зрители ждут ярких, зрелищных моментов. Поэтому требуется не только оплатить работу постановочной группы и множества исполнителей, но и изготовить масштабные декорации для нашей большой сцены, приобрести световое или звуковое оборудование, обеспечить спецэффекты. В целом требуется не менее 8 миллионов рублей, при этом затраты на оборудование мы рассматриваем как инвестиции в развитие театра.

— Повторил ли «Робин Гуд» успех «Алых парусов»?

— Спектакль еще сохраняет очарование премьеры, на последнем спектакле были заняты даже ложи для опоздавших: в зале было около 600 зрителей при номинальной вместимости 500 человек. Так что интерес публики есть, но определенные выводы можно будет сделать уже в следующем сезоне.

— Как выбираете названия для новых постановок, чем порадуете в следующем сезоне?

— Репертуарная политика — прерогатива Алексея Михайловича, который работает в театре уже десять лет, в том числе в качестве главного режиссера с 2008 года. Мы понимаем, что должны быть спектакли для детей и молодежи, постановки на малой и большой сценах, классика и современность. Как молодежный театр мы не можем обойтись без экспериментов. Будем продолжать наш проект «Третья сцена», работу со стажерской группой. Конечно, будут и приглашенные режиссеры. Обычно мы планируем не меньше 6–7 премьер ежегодно. Конкретные названия Алексей Михайлович по традиции огласит на собрании труппы перед открытием сезона.

— Появились ли ограничения содержательного порядка в свете принятия «Основ государственной культурной политики»?

— В госзадании по-прежнему содержатся только количественные показатели, никаких рекомендаций по содержанию законом не предусмотрено. Однако законодательные изменения возможны в любой момент, от этого никто не застрахован. Если будут приняты новые нормы, мы будем их выполнять.

— После истории с «Тангейзером» представитель администрации президента заявил о необходимости введения предварительных просмотров премьерных спектаклей.

— В тех же основах культурной политики сказано, что государство не вмешивается в творческие вопросы. Но у творцов творчество, а отвечает за все директор, и пока он не поставит свою подпись, спектакль не будет запущен в производство. Безусловно, мы соблюдаем все действующие законы о недопустимости ненормативной лексики, пропаганды насилия, разжигания розни и так далее. Однако невозможно рассказать о вреде курения, как например, в спектакле «Момо», где нам пришлось завуалированно показать курящих отрицательных персонажей. К счастью, этот очень нужный спектакль адекватно воспринимают и дети, и педагоги, и родители. Пропаганда курения — это не театр, а когда родители дома курят на кухне. Безусловно, разумные ограничения должны быть, при этом есть разные форматы, в том числе лабораторные и экспериментальные, есть разные группы публики и возрастные рекомендации, за соблюдение которых отвечают родители. Люди, которые начали кампанию против «Тангейзера», не видели спектакля и не пытались понять смысл постановки — в финале герой терпит крах. Но об этом никто не задумывается.

— Как вы прокомментируете ситуацию с «Православным ежиком» театральной компании «Гамма», изъятом из спектакля «Песни о Родине» после устных рекомендаций областного министерства культуры?

— К сожалению, мы не можем предугадать заранее, какая из постановок вызовет неудовольствие той или мной части зрителей — логику здесь найти трудно. В ситуации с «Песнями о Родине» важно отметить, что это не наш продукт, у него другой правообладатель. С этим спектаклем все было неоднозначно, за всей шумихой вокруг истории о ежике не заметили двух других частей постановки. Считаю, что это интересный совместный творческий театральный проект, который имеет право на существование и продолжение, а вот критика была некорректной и некомпетентной, обвинения — абсолютно неоправданными. В итоге мы не стали показывать среднюю часть трилогии, чтобы не раскалять ситуацию, и это было непростое решение. Если подобные проблемы возникнут в отношении собственных спектаклей «Глобуса», я буду стоять до конца. Думаю, в ситуации с «Тангейзером» было что-то подобное, и вполне понимаю Бориса Мездрича, который не снял «Тангейзера», не отказался ни от спектакля, ни от режиссера, ни от своего решения.

— На днях начнется фестиваль молодежных субкультур ZNАКИ. Кто знает, может быть, кого-то оскорбят даже эльфы?

— Не хотелось бы думать, что все дойдет до абсурда. Надеемся, что разум все-таки победит.

— В этой ситуации вы стали более внимательно отслеживать выбор названий?

— Так внимательно, что уже сами себе говорим «стоп»,чтобы не впадать в крайности.Даже предоставляя нашу площадку в аренду, я должна думать о том, чтобы не вызвать негативной реакции.

— Куда вы ходите как зритель?

— В Новосибирске есть хорошая традиция: директора театров приглашают друг друга на премьеры, так что все новинки я отслеживаю. Люблю кино, и здесь для меня номер один — «Победа» с ее фестивалями и показами театральных постановок.

— Как складываются отношения с городской бизнес-средой?

— У нас есть партнеры, которые оказывают театру материальную поддержку при постановке спектаклей и проведении благотворительных мероприятий, предоставляют скидки и привлекательные условия сотрудничества. Пока у театра нет официального генерального партнера, и мы будем рады, если он появится. Вместе с тем мы понимаем, что вряд ли можем обещать потенциальным инвесторам дивиденды: вместимость зала не так велика, цены на детские спектакли должны быть социально приемлемы. Помощь была бы полезна при решении хозяйственных вопросов: нужно заменить паркет в верхнем фойе, провести ремонт кровли. Мы благодарны всем коммерческим компаниям и политическим объединениям, которые принимают участие в жизни театра, и обязательно размещаем в нашем репертуаре их логотипы.

— Будет ли продолжаться ребрендинг «Глобуса»?

— Обновление визуальной коммуникации — постепенный процесс. Мы уже привыкли к новому, более современному логотипу и облику афиш, впереди работа с сайтом, оформление фойе. Мы живем в новом веке с новым мышлением и не жалеем, что распростились с привычными бубенчиками.

— Каким вы видите молодежный театр «Глобус» лет через пять?

— Театр будет все более открытым, разнообразным и интерактивным. Элементы взаимодействия со зрителем уже появились в детском спектакле Полины Стружковой «Король Матиуш», новая постановка Алексея Крикливого «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» обещает стать настоящим квестом. Считаем очень важным направление бэби-тетра для зрителей от нуля до трех лет. Молодежи и подросткам нравятся экскурсии, познавательные программы вроде «Дня Гайдара» или «Шекспиромании». Готовя юбилей, мы отошли от шаблона торжественного концерта и пригласили зрителей поучаствовать в процессе создания спектакля. Отклики были очень теплыми. Мы работаем для молодежи, поэтому поиск новых форм будет постоянным.

85-й сезон «Глобуса» в цифрах
9 премьер
212 спектаклей
333 зрителя посмотрели спектакли малой сцены
151 173 зрителя посмотрели спектакли большой сцены



Comments are closed.

Так же в номере