Главная » Политика » Демократия в России не реальна, но возможна

Демократия в России не реальна, но возможна

На встрече сибирских и московских политических экспертов Александр Кынев опустил власть до уровня «кошки в пиве», вспомнив анекдот про поручика Ржевского.

За последние полгода в нашей стране произошло резкое оживление политической жизни. Причем в Москве, а отчасти и в Санкт-Петербурге, эта активизация начинает принимать форму перманентной конфронтации несистемной оппозиции и власти. И похоже, клинч власти и «профессионалов протеста» дошел до той точки, когда взаимопонимание исключено, а проиграет тот, у кого первым откажут нервы. Нет прежней стабильности и в коридорах власти, во всяком случае, власти законодательной. В Государственной думе системная оппозиция все чаще идет на открытое противостояние с «Единой Россией».

На российском политическом Олимпе, похоже, ощутили этот ветер перемен и начали говорить о реформах, призванных снять возникшее в обществе напряжение. На это направлена новая редакция закона о партиях, которая предельно упрощает процедуру их регистрации. В этом же ключе выдержано и введение, точнее, восстановление выборности губернаторов, и недавно объявленный процесс демократизации правящей партии.

Но не все политические силы России однозначно оценивают эти шаги. В системной и несистемной оппозиции преобладает критическая оценка политических нововведений российской власти.

Насколько такие критицизм и пессимизм оправданы? В этом и попытались разобраться участники круглого стола «Политическая реформа: декларация, реальность, возможность», который состоялся 25 мая в Сибирской академии государственной службы. На следующий день там же, практически в том же составе участников обсуждение данной темы продолжилось на IX слушаниях общественности «Политическая реформа: взгляд из регионов». Такое название не случайно, так как организаторы этих мероприятий — Фонд содействия развитию гражданского общества «Голос — Сибирь» и Фонд содействия политическим и гражданским свободам «Гражданское согласие» — пригласили на них представителей общественности из Алтайского и Красноярского краев, Томской, Омской и Кемеровской областей. Конечно, были представители новосибирских общественных организаций и местных отделений ряда политических партий. В слушаниях принимали участие депутат Государственной думы Анатолий Локоть, депутаты ЗС Новосибирской области Владимир Карпов, Сергей Клестов и Юрий Горлатых. Присутствовал и недавно назначенный вице-губернатор Виктор Козодой, который выступил с приветственным словом, но сразу предупредил что как чиновник от участия в дискуссиях воздержится.

Среди выступавших был и Григорий Явлинский, исторический лидер партии «Яблоко», хотя в программе слушаний он был скромно представлен как депутат и лидер фракции «Яблоко» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга.

Поскольку среди участников этих мероприятий доминировали оппозиционно настроенные политики и эксперты, то и критический настрой по отношению к объявленным политическим новациям также преобладал.

В выступлении московского политолога, эксперта Ассоциации «Голос» Александра Кынева оценка нововведений власти была дана по аналогии с одним из анекдотов о поручике Ржевском. Под конец бала поручик предлагает гусарам начать купать лошадей в шампанском, но ни шампанского, ни лошадей нет. И тогда Ржевский призывает хотя бы кошку пивом облить. Почему объявленные политические новации с точки зрения политолога — «кошка в пиве», а не «лошади в шампанском»? Потому что о начале какой-либо политической реформы речь не идет. Как пример Кынев анализировал вводимую выборность губернаторов. Для выдвижения кандидата в губернаторы ему необходимо собрать от 5% до 10% (конкретная цифра будет определяться в регионах) подписей депутатов муниципальных образований. Причем эти подписи необходимо собрать в трех четвертях от общего количества муниципальных образований региона. Учитывая, что уже существующие оппозиционные партии, как правило, не имеют такого количества своих сторонников в муниципальных образованиях большинства российских регионов (может быть, за исключением КПРФ, да и то не везде), выдвижение кандидатов в губернаторы ими будет невозможно либо превратится в процедуру торга власти и оппозиции. А вновь создаваемые партии изначально не имеют своего представительства в муниципалитетах.

И это не единственный подводный камень в законе о выборности губернаторов. Поэтому процесс выдвижения кандидатов в губернаторы сделан полностью управляемым, но эта вроде бы комфортная для власти управляемость уже скоро породит массу конфликтов.

С такой оценкой введения выборности глав регионов было согласно большинство выступавших на слушаниях. Практически такое же единодушие проявилось и при оценке другой политической «инновации» — предельного упрощения процедуры регистрации новых политических партий (теперь для этого необходимо собрать не 40 тысяч подписей сторонников, а только 500). Однако в выступлениях участников преобладало мнение, что на практике это приведет не к демократизации, но к фрагментации и хаотизации партийного строительства.

Выступление Явлинского на слушаниях вызвало наибольший интерес. Как экономист он указывал на ключевой характер связки «власть — собственность» при оценке политических процессов в современной России. Но как либерал был опечален тем, что частная собственность у нас так и не оформилась во всеми признанный и защищенный законом институт. Виной тому Явлинский считает процесс проведения реформ 90-х годов. Их результатом стало формирование узкого слоя владельцев приватизированной собственности, приближенных к власти или аффилированных с ней. Затем состоялась передача эстафеты от 90-х (Ельцина) к нулевым (Путину). Путин эту систему сохранил, расширив и «подкорректировав» список допущенных к крупным состояниям.

Поэтому, по словам Явлинского, ни народ, ни власть, ни даже сами собственники активов, полученных в 90-е и нулевые годы, не уверены в том, что получили собственность законно. А раз у нас нет частной собственности как узаконенного социального института, то у нас нет не только полноценного среднего класса, но и вообще экономической базы для подлинной демократии. И получается, что о самой реальности демократии в России в таких условиях говорить не приходится.

Здесь можно было бы ставить точку, но сегодняшний основной парадокс нашей страны, вероятно, состоит в том, что демократия в России не реальна, но возможна. Даже сам факт проведения слушаний противоречит пессимистическим настроениям. Если бы собравшиеся не верили в возможность развития демократии в стране, то и подобные дискуссии теряли бы всякий смысл.

Наиболее аргументированно с научной точки зрения перспективы развития демократии в России отстаивал профессор НГУ Николай Розов. Он считает, что именно сегодня у России есть возможность вырваться из традиционной парадигмы нашего исторического развития: авторитаризм — стагнация — либерализация — социальный хаос — выход из него через обновленный авторитаризм, а затем вновь сползание к авторитарному застою. Этому посвящена книга Розова «Колея и перевал». Колея — это вышеописанные «исторические такты» развития Россия, а перевал — это открывающаяся сегодня возможность перехода к развитию страны на основе демократии, а не очередного варианта «авторитарной мобилизации».

Конечно, трудно сказать, каковы сегодня шансы России одолеть перевал между авторитаризмом и демократией, но они существенно повышаются тем фактором, что сейчас в этом заинтересована не только оппозиция, но и весомая часть правящего класса страны.



Comments are closed.

Так же в номере