Главная » Спецвыпуск » "Алтайагропрод": мы работаем на будущее

«Алтайагропрод»: мы работаем на будущее

В условиях отсутствия единой государственной политики в сельскохозяйственном секторе на уровне страны каждый регион по-своему решает задачу поддержки сельхозтоваропроизводителей. На Алтае в 1997 году было создано ГУПАК «Алтайагропрод», призванное стать проводником краевой политики в сельхозотрасли. Деятельность этой структуры критиковалась со стороны частного сектора АПК края, в том числе и на страницах нашего издания. Корреспондент «КС» СВЕТЛАНА ЧИСТЯКОВА встретилась с и. о. генерального директора «Алтайагропрода» АЛЕКСЕЕМ НАГОРНОВЫМ для того, чтобы обе стороны могли участвовать в полемике относительно проблем АПК.

Государственное унитарное предприятие Алтайского края (ГУПАК) «Алтайагропрод» — управляющая компания администрации края. Создано в 1997 году для поддержки сельхозтоваропроизводителей края, формирования регионального продовольственного фонда, содействия в ценовом регулировании сельхозрынка. Количество работающих — более 2000 человек, в том числе 1800 заняты непосредственно в производстве. Предприятие разработало уникальный программный комплекс и является его собственником, а также базы данных практически всех сельхозтоваропроизводителей края. С 2000 года занимается сельхозпроизводством, которое представлено практически всем спектром сельхозпродукции Сибири и сосредоточено в 12 филиалах. Площади сельхозугодий «Алтайагропрода» — более 78,6 тыс. га, в том числе 54,5 тыс. га пашни. Кроме того, имеет 6,7 тыс. голов КРС, 5,6 тыс. голов свиней, 7,2 тыс. голов пушных зверей (без молодняка). Объем валового производства собственной сельхозпродукции — 109,1 млн рублей.

— Алексей Андреевич, в СМИ публикуются порой не лестные мнения о роли «Алтайагропрода» в аграрном секторе края. Вас часто обвиняют в неэффективности, что вы можете сказать в ответ на это?

— О нас много и неоднозначно пишут и говорят все восемь лет нашего существования. Это легко объяснимо. Наше предприятие во многом уникально, хотя бы потому, что это сложный конгломерат производственных, снабженческо-сбытовых и части государственных административно-управленческих функций. Наши уставные задачи нередко входят в противоречие с интересами крупных игроков краевого сельхозрынка. Ведь с одной стороны, администрация края ставит перед нами цель — оказание помощи и поддержки сельхозтоваропроизводителям, а с другой — мы должны быть экономически эффективны. Звучит взаимоисключающе, но в действительности в условиях формирующегося рынка простых задач не бывает. В этом режиме мы работаем восьмой год и хорошо понимаем, что постоянная критика со стороны некоторых коммерческих структур — лишь доказательство того, что мы являемся серьезным конкурентом на рынке. Ежегодно мы заключаем договоры на поставку ресурсов и продукции, поддерживаем активные хозяйственные связи с более чем 2000 контрагентами. Среднегодовой оборот предприятия в сопоставимых ценах ежегодно увеличивается, и за 2003 год составил 1,7 млрд рублей. Кроме того, у нас есть два маслосырзавода, маслобойный завод и мясоперерабатывающий цех с годовым оборотом более 125,4 млн рублей. Работа над расширением их производства продолжается.

Кроме обширного собственного производства, мы выполняем функции госзаказчика на сельхозпродукцию для региональных нужд и осуществляем поддержку и обеспечение сельхозтоваропроизводителей материальными ресурсами на посевную и уборочную кампании. Это не совсем «вписывается» в «классическую схему» рынка, но полностью отвечает практике «глубоко рыночных» государств, где поддержка сельского хозяйства осуществляется на государственном уровне. В России пока это переложено на плечи регионов и завуалировано под форму товарных кредитов. В том, что алтайскому селу, несмотря на все потрясения последних лет (в том числе и природно-климатические), удалось выжить, скажу без ложной скромности, есть заслуга и нашего коллектива.

— На каких условиях осуществляется авансирование крестьян, вас часто называют монополистами в АПК края?

— ГУПАК «Алтайагропрод» авансирует под урожай будущего года ГСМ до 60 тыс. тонн в год по цене на 20-30% ниже среднерыночной. Семян — на сумму до 100 млн рублей пострадавшим от стихийных бедствий хозяйствам. Удобрений и средств защиты растений — ежегодно до 20 млн рублей. А что касается монополизма, приведу пример. В 2003 году в счет исполнения договорных обязательств сельхозпредприятиям было поставлено ресурсов на сумму более 620 млн рублей. Возврат по всем источникам составил более 800 млн рублей. Но это всего 10-20% от оборота всех ресурсов и продукции в аграрном секторе края и никак не тянет на монопольное влияние на рынок.

— Чем ваши методы работы с сельхозтоваропроизводителями отличаются от того, как работают с ними крупные переработчики края, ведь они также авансируют сегодня крестьян?

— Главная наша заслуга в сравнении с другими представителями аграрного бизнеса края заключается в том, что мы публичны. Мы от имени администрации края официально и открыто декларируем на среднесрочную перспективу цены на продукцию, ресурсы и гарантированные объемы закупок. Мы — единственное предприятие в крае, которое на конкурсной основе, открыто, устанавливает размер тарифов на услуги заготовительных, перерабатывающих и транспортных предприятий. Это, по сути, «котировки», основанные на всестороннем анализе и мониторинге, которые являются ориентиром для всех участников рынка сырья и услуг по его переработке. Сегодня слова: «А в «Алтайагропроде» мне дают больше, а продают дешевле», — стали главным аргументом большинства сельхозтоваропроизводителей в переговорах с зернотрейдерами, переработчиками и другими аграрными спекулянтами. На наше предприятие направляют запросы о конъюнктуре цен арбитражные и гражданские суды и правоохранительные органы, наши материалы используются при рассмотрении гражданских и даже уголовных дел как экспертное заключение, потому что других источников обобщенных данных просто нет. Это не совсем наша работа, но данная информация крайне полезна крестьянам и не нравится многим «свободным художникам» на аграрном рынке края.

— Как обстоят дела с возвратом авансов крестьянами?

— К сожалению, сельхозтоваропроизводитель не всегда торопится рассчитаться за полученные ресурсы. А мы, являясь госпредприятием, не всегда можем использовать богатый арсенал мер по взысканию с должника, используемый в таких случаях коммерческими структурами. За семь лет по искам нашего предприятия из хозяйств-должников не увели ни одну корову, не разорили ни одного крестьянина. В этом заслуга администрации края и наша слабость. Многие привыкли к «доброму хозяину», в результате степень возвратности, оборачиваемости капитала ниже, чем в частном секторе. И все же мы не согласны с расхожим мнением, что село — это «черная финансовая дыра». Да, в этом секторе экономики очень сложно и рискованно работать, для него характерна медленная оборачиваемость капитала. Но этот базис в долгосрочной динамике стабилен, он определяет экономический потенциал нашего края, создает производственную базу всей перерабатывающей промышленности.

— Очевидно, в таких условиях страдает экономика предприятия. Как строятся отношения с налоговыми органами, с кредиторами?

— Вопрос непростой, в двух словах не ответишь. Однако если оценивать проблему, то основная сложность заключается даже не в необязательности наших партнеров-крестьян, а в административном вмешательстве, перекосах законодательства. Как и во всем сельском хозяйстве, у нас «год на год не приходится». Убытки, безусловно, есть, но в целом предприятие самоокупаемо и не сидит на шее у государства, как считают многие. За последние три года только налоговых назначений в бюджеты всех уровней мы оплатили в среднем по 20 млн рублей. За семь лет предприятие получило более 55,2 млн рублей прибыли, большая доля направлена на развитие, приобретение программно-технических средств, оказание помощи филиалам.

— Алексей Андреевич, в настоящее время в СМИ обсуждается возможность ликвидации «Алтайагропрода». Это как-то связано с приходом новой команды в администрацию края?

— В настоящее время на нашем предприятии идут проверки. Ничего непонятного в действиях новой администрации края нет. Наоборот, было бы странно, если бы новая команда не пыталась разобраться в своем сложном хозяйстве. Ни для кого не секрет, что мы имеем дела с бюджетными средствами, кстати, именно этот факт не дает покоя многим коммерческим структурам. В свою очередь некоторые СМИ для поднятия собственного рейтинга поспешили раздуть вокруг действий администрации края скандал. Время покажет, кто прав, а в настоящее время мы думаем прежде всего о посевной. В счет обязательств по договорам 2004 года уже поставлено ресурсов более чем на 300 млн рублей и оформляется банковский кредит еще на 300 млн рублей. В схеме кредитования, как и прежде, участвуют бюджетные средства. Уже поэтому просто ликвидировать нас нельзя, кроме того, для таких действий нет ни экономической, ни правовой базы, и в целом ликвидация принесет значительные убытки для экономики края.

— Алексей Андреевич, в последнее время со стороны крупных зернопереработчиков прозвучали предложения по созданию регионального продовольственного фонда на их базах. Как вы их оцениваете?

— Эта тема не нова, ее постоянно вбрасывали в администрацию с целью усиления своего влияния на сельхозтоваропроизводителя, получения в оборот бюджетных средств и устранения с рынка «ценового ориентира» в лице нашего предприятия. Кто следит за темой, прекрасно знает, что в ходе федеральных биржевых интервенционных торгов, торгов форвардными контрактами, проводимых через СМВБ администрацией края, ни компания «Хлеб Алтая», которая сегодня вновь озвучивает эту идею, ни «Алейскзернопродукт» участия не принимали, не выступили даже хранителями регионального фонда, не говоря об инвестиционном участии. Мы уверены, что при реализации этой идеи тем, кто ее озвучивает, придется пройти путь, который нами уже преодолен, и наступить на те же грабли — перекосы в законодательстве, — что и мы в свое время. Имеющийся у нас опыт по формированию и управлению региональным продовольственным фондом, в том числе уникальная информационная база, организационные и программные наработки по проведению биржевых торгов, будут востребованы и в новых условиях. Мы же готовы внести необходимые изменения в технологии и менеджмент нашего предприятия, а также хотелось бы подчеркнуть, что мы готовы к совместной работе по созданию продовольственного фонда со всеми заинтересованными структурами.

На правах рекламы

Светлана ЧИСТЯКОВА


Comments are closed.

Так же в номере