Главная » Спецвыпуск » Капитал готов рискнуть

Капитал готов рискнуть

Агрообъединения с единым производственным циклом по принципу «от земли до пряника» не могут в одиночку стимулировать развитие сельхозпроизводства в Сибири. За несколько лет холдингообразования сфера АПК не стала более управляемой и по-прежнему малопривлекательна для инвесторов. Проблема в том, что «отцы» агрокорпораций так и не смогли выстроить по-настоящему эффективные отношения с сельхозпроизводителями, считают эксперты.

«Мертвый сезон»

Крупные игроки агропромышленного сектора требуют от государства помощи в создании агрохолдингов. На фото — первый заместитель генерального директора Сибирской хлебной корпорации Сергей Гребнев и финансовый директор Сибирской хлебной корпорации Марина Волкова. Фото Михаила ПЕРИКОВА

В Сибири продолжают укрупняться уже существующие сильные участники, но сильных новичков в АПК появляется мало. «Никаких качественных сдвигов и скачков в интеграционных процессах за последние год-полтора не произошло, ситуацию в АПК Сибири в этом смысле можно охарактеризовать как «мертвый сезон», — говорит председатель советов директоров Сибирской хлебной корпорации и АПК «Сибхлебпром» Дмитрий Терешков. — Слишком много факторов, препятствующих реальной интеграции: например, практически невозможно урегулировать вопросы собственности. Без появления соответствующей законодательной базы и поддержки региональных властей ситуация радикально не изменится». По мнению Терешкова, объединения, о которых говорят власти или сами участники рынка, в большинстве случаев носят декларативный характер.

Даже на Алтае, где агробизнес развивается активнее, чем в других сибирских регионах, новых участников рынка за последний год не появилось. «Изменения касались в основном старых участников рынка. Большие холдинги несколько нарастили свои активы, а небольшие — напротив, либо снизили, либо совсем себя потеряли, — говорит председатель комитета Алтайского крайсовета по АПК Николай Золотухин. — Наличие холдингов позволяет крестьянам сегодня выживать, так как это решает ряд проблем — например, с финансированием. Однако алтайские холдинги лишь 15-20% необходимого зерна производят сами, остальное покупают на рынке».

На Алтае остались в числе лидеров крупные компании «Алейскзернопродукт» и «Мельник»; первая нарастила объемы производства в сравнении с 2002 годом до 107,9% и произвела 194,5 тысячи тонн продукции. ОАО «Мельник» (Рубцовск), напротив, в 2003 году снизил объемы до 97,9% к уровню 2002 года и произвел 168,9 тысячи тонн. Среди активов «Мельника» за прошедший год появилась «Барнаульская мельница» (в 2003 году произвела 21,4 тысячи тонн).

В Новосибирской области, по словам вице-губернатора Виктора Гергерта, намерены увеличить число своих хозяйств Сибирская хлебная корпорация и Сибирский аграрный холдинг (в 2003 году оборот последнего составил 700 млн рублей). Вместе с тем объединение, формировавшееся в 2003 году на базе хлебокомбината «Русич», Новосибирской макаронной фабрики и Новосибирского мелькомбината N 2, так и не было реализовано из-за корпоративных конфликтов.

В Красноярском крае в текущем году была создана агрофирма из пяти сельскохозяйственных предприятий на базе ООО «КХ Родник». В качестве другого примера краевой департамент управления АПК приводит ЗАО «Назаровское» (один из наиболее успешных в Сибири агрохолдингов). В 2004 году холдинг приобрел контрольный пакет акций ЗАО «Павловское», что позволило ему нарастить производство зерна для загрузки собственных мукомольных мощностей. Продолжают развиваться интегрированные объединения, созданные на базе ЗАО «Агросибком» и ОАО «Назаровское молоко» путем приобретения головной компанией контрольных пакетов акций сельхозпредприятий и предприятий пищевой промышленности.

В агробизнесе Томской области преобладают холдинговые структуры «Сибирская аграрная группа» и «Томские мельницы». «За минувший год в АПК области появилась новая холдинговая структура — «Томскагроконсалтинг», созданная на основе регионального капитала. Она объединяет несколько направлений агробизнеса, в частности, производство и переработку молока, зернопроизводство», — говорит замгубернатора Томской области, директор департамента по социально-экономическому развитию села Владислав Брок.

В Омской области, по словам первого замминистра сельского хозяйства Александра Курзакова, по-прежнему работает только одна агрокорпорация — группа предприятий «Омский бекон», и предпосылок к появлению сильных новичков пока нет. Слабое развитие агробизнеса региона Курзаков объясняет тем, что рынок сбыта перенасыщен: «Чтобы войти в него, представителям агробизнеса надо снижать себестоимость продукции до конкурентного уровня, а сделать это без финансовой поддержки со стороны государства невозможно».

Капитал не торопится

Около года назад «КС» сделал попытку разобраться, «кто есть кто» в агробизнесе Сибири, то есть какие активы стоят за крупными игроками агропромышленного сектора («КС» писал об этом в июне 2003 года). Тогда участники и аналитики агробизнеса называли холдингообразование в АПК основным фактором развития сельхозпроизводства и снижения инвестиционных рисков этой отрасли.

Однако агропроизводство так и не стало менее рисковым, считают те, кто работает с агрообъединениями на партнерских началах. «Хотя рентабельность агробизнеса и прибыльность крупных предприятий АПК за последний год выросли, нельзя сказать, что инвестиции в сельское хозяйство стали менее подвержены риску, — говорит директор красноярского филиала ОАО «Агромашхолдинг» Александр Зимняков. — По-прежнему отсутствует система гарантий возврата вложений в этот сектор экономики, нет отлаженной системы страхования рисков». Как сообщает Новосибирский облкомстат, по итогам 2002 года инвестиции в сельское хозяйство Сибирского федерального округа составили 6 млрд рублей — это 4,5% от общего объема вложений в экономику Сибири. Финансисты отмечают, что и в настоящее время радикальных перемен не произошло: АПК — одна из наименее привлекательных сфер для инвесторов из-за высоких рисков и непрозрачности сельхозпроизводства.

Проблемы хозяйств останавливают и потенциальных создателей агрообъединений. «В числе основных факторов, затрудняющих ведение дел в агробизнесе, — пресыщение рынка и, что важнее, низкая квалификация рабочих и специалистов зернопроизводящих хозяйств, — говорит президент ООО «Управляющая компания «Крона XXI» (кузбасский хлебный холдинг) Владимир Сафьянов. — Именно по последней причине наладить эффективное зернопроизводство сейчас очень трудно. Отчасти поэтому мы и не пытаемся сами заниматься производством зерна».

«Фактически частный капитал так и не пришел в сельхозпроизводство. Реальных инвестиций нет, поскольку государство так и не сформировало адекватные условия, в частности, юридическую базу, — говорит Дмитрий Терешков (Сибирская хлебная корпорация и «Сибхлебпром»). — В итоге бизнес строит отношения с сельхозпроизводителями только на условиях купли-продажи. В лучшем случае это долгосрочные отношения сроком 5-7, иногда 10 лет, а зачастую они ограничиваются одним-двумя годами». По мнению Терешкова, порядка 85% слияний происходит главным образом через банкротство хозяйств.

Впрочем, проблемы испытывают и те, для кого вопросы собственности решены. «Риски бизнеса связаны с сельхозпроизводством: крестьяне развращены пьянством и воровством, — говорит председатель совета директоров ЗАО «Грана» (Алтай) Сергей Маслов. — Необходимо решать управленческие вопросы объединения активов, разбросанных на 300 км. Пока не готов ответить, как именно мы будем это делать».

Делая ставки

Эксперты рынка нередко высказывают мнения о неперспективности комплексного подхода к организации агропроизводства и переработки — когда компания объединяет несколько отраслей этого сектора. «Для АПК, как и для многих других сфер экономики, актуален принцип «каждый должен заниматься своим делом». В агробизнесе перспективна специализация», — отмечает замгендиректора Сибирской биржи Игорь Новиков. По его мнению, укрупнение холдинговой структуры не может быть основным способом снижения рисков сельхозпроизводства, зато может существенно усложнить управление компанией.

Однако субъекты агробизнеса ищут «золотую середину» между специализацией и комплексностью. На рынке сложилось мнение о том, на какие виды сельхозпроизводства имеет смысл делать ставку. «Производство молока и зерна не может быть убыточным по определению, напротив, оно дает колоссальную прибыль, которую вряд ли сможет дать какое-либо другое производство, — отмечает вице-губернатор Новосибирской области Виктор Гергерт. — Все больше бизнесменов это понимают». По его мнению, при условии грамотного менеджмента производство зерна может давать рентабельность порядка 200%, а молоко — около 100%.

В отношении производства мяса в Сибири эксперты рынка высказываются более сдержанно. Они сходятся во мнении, что это направление перспективно, но пока низкорентабельно. «Если выращивание зерновых и прочих культур приносит реальные прибыли, то инвестиции в животноводство в большинстве случаев себя не окупают», — отмечает директор красноярского филиала ОАО «Агромашхолдинг» Александр Зимняков. Причина в том, что в Сибири слабо развита мясопереработка.

Стремление сделать ставку на несколько ключевых направлений прослеживается в стратегии развития Сибирского аграрного холдинга (САХО). «В результате проведенной реструктуризации наших активов обозначены основные бизнес-центры: агрохимическое производство, производство и переработка зерна, хлебопекарное производство, — говорит член совета директоров САХО Андрей Бакин. — Приоритетным направлением деятельности остается производство средств защиты растений». Наряду с этим компания намерена отказаться от производства салатов под торговой маркой «Фабрика вкуса».

Сибирская хлебная корпорация приняла решение выделить в отдельную структуру организацию торговли. «У нас несколько десятков магазинов в Уфе и более 20 — в Новосибирске, — говорит Дмитрий Терешков. — Это вспомогательное, не приоритетное для нас направление, и сейчас мы решаем вопрос, как оно может работать за пределами СХК: это может быть рентный вариант или аутсорсинг».

Идеальный агрохолдинг

Слабая развитость сельхозпроизводства породила в агробизнесе споры о том, какой механизм интеграции переработчиков и производителей следует использовать. Основная задача при этом — заинтересовать и стимулировать агропроизводителя.

«Агрохолдинги не принесут пользы АПК, поскольку провоцируют монополизм переработчиков по отношению к сельхозпроизводителям, — отмечает замгендиректора Сибирской биржи Игорь Новиков. — Высокий риск — неотъемлемая часть агробизнеса, и холдинг не может быть основным фактором его снижения. Это нужно делать другими, более цивилизованными способами».

В новосибирском территориальном управлении МАП России признаются, что наблюдают за различными агрообъединениями: «Есть опасность проявления монополизма переработчиков по отношению к производителям, однако в России не существует эффективных законов, которые препятствовали бы созданию монопольных структур, в том числе и в АПК», — говорит начальник отдела по контролю за экономической концентрацией и анализа товарных рынков Сергей Чирихин.

Эксперты полагают, что прежде всего переработчики озабочены не развитием хозяйств, а решением сырьевого вопроса. «Бизнес-группы пытаются сформировать объединения и действуют при этом методом выборочного привлечения в свою структуру товаропроизводителей. Условия разные — для сильных — одни, для тех, кто слабее, — другие, — считает завкафедрой территориальной организации производственных сил и природопользования Университета экономики и управления, кандидат экономических наук Валерий Черданцев. — За агрохолдингами будущее, это не вызывает сомнений, но пока в АПК Сибири нет ни одной корпорации, стимулирующей развитие сельхозпроизводства».

Загадкой сибирского агробизнеса эксперты единодушно называют хозяйство с единым производственным циклом «Верх-Ирмень». Хозяйство не входит ни в какие корпоративные структуры, однако это не мешает ему эффективно развиваться. «Мои работники материально заинтересованы, а пить и воровать не приучены», — объясняет успех своего предприятия гендиректор «Верх-Ирмени» Юрий Бугаков.

Секрет агрохолдинга, работающего на развитие сельхозпроизводства, в том, чтобы сочетать интеграцию и специализацию, а также уравнять в «весовых категориях» производителей и переработчиков (см. схему). По мнению Валерия Черданцева, во главе такой корпорации должна стоять управляющая компания, а обязательным условием является привязка холдинга к территориальному образованию.

Чтобы исключить проявление монополизма переработчиков по отношению к производителям, в системе должно быть единое отраслевое представительство производителя и переработчика. Хозяйства в такой структуре управляются отраслевыми менеджерами по согласованию с управляющей компанией, которая отвечает за риски всей системы. Обязательной частью оптимального агрохолдинга специалисты называют многоуровневую переработку.

«Бизнесу нельзя просто вкладываться в отдельные хозяйства — это рискованно для него, — считает Валерий Черданцев. — Компании должны выступать группой инвесторов, которые вкладывают средства по нескольким отраслям, но работают корпоративно и структурно на конкретной территории. Они смогут выступать единым фронтом на рынке, распоряжаться внутри холдинга произведенной продукцией — это и есть начало интеграции».

Наталия БАРСУКОВА| |Светлана ЧИСТЯКОВА, Барнаул| |Андрей ИВАНОВ, Кемерово


Comments are closed.

Так же в номере