Главная » Спецвыпуск » "Репутация - это тоже капитал"

«Репутация — это тоже капитал»

Красноярский полиграфический рынок динамично развивается. Полиграфисты-практики предрекают ему бурную структурную перестройку в ближайшее время. Своими взглядами на рынок полиграфии в Красноярске с корреспондентом «КС» АНЖЕЛИКОЙ ЮГРИНОЙ делится директор и собственник типографии «Поликор» АНАТОЛИЙ ЩЕЛКАНОВ.

Анатолий Щелканов в 1993 году основал в Красноярске одну из первых коммерческих типографий «Ситалл». На протяжении 10 лет был ее бессменным руководителем. В 2003 году был уволен акционерами. В этом же году основал типографию «Поликор». На сегодняшний день является ее единственным собственником и директором.

Фото Екатерины ЕРЕМИНОЙ

— Анатолий Николаевич, вы заканчивали Красноярский политехнический институт, факультет радиотехники. Как получилось, что вы пришли в этот бизнес?

— Мой путь мало чем отличается от других. Пришел в институт после рабфака, учился по специальности «инженер-конструктор-технолог радиоэлектронной аппаратуры». Во время учебы активно занимался комсомольской деятельностью практически с первого курса. После окончания вуза был распределен на кафедру, но надо было зарабатывать на квартиру, и я пошел в Октябрьский райком комсомола, где был завотделом спортивной оборонно-массовой работы. Далее — горком комсомола в том же статусе, потом — крайком. И вот при Молодежном центре крайкома в 1992 году было зарегистрировано научно-внедренческое предприятие «Ситалл», которое занималось сборкой компьютеров и установкой спутниковой связи. А с 1993 года была создана типография «Ситалл». Создание типографии было моим личным выбором, в то время в нашем городе не было предприятия, которое могло печатать красивые буклеты. Однажды мы отдыхали с моим болгарским другом, который, глядя на буклет гостиничного комплекса, предложил вместе создать бизнес. У него был знакомый, занимавшийся поставкой оборудования, а моя задача заключалась в том, чтобы найти деньги.

— И как они нашлись для вложения в такой серьезный бизнес?

— В 1993 году первая сумма была занята у друзей-«афганцев», которые занимались своим бизнесом и имели свободные средства, плюс кредитные ресурсы под 280% годовых. Было поставлено оборудование через Болгарию из Германии и приглашены знакомые, с которыми и начали бизнес. На протяжении нескольких лет приходилось людей обучать и говорить им, что это ваше и это нужно беречь, но когда стали появляться приличные средства, люди посчитали, что это уже только их собственность и незачем делиться. В 2003 году я был уволен из «Ситалла», это очень грустная история для меня. В том же году, то есть почти два года назад, я зарегистрировал новое предприятие — типографию «Поликор», в которой я и собственник, и директор.

В 2003 году кредитные ресурсы было практически невозможно привлечь, не имея залога или поручителей, никакого имущества у меня не было, и здесь помогла наработанная репутация. Я как физическое лицо являлся членом клуба «Гейдельберг» (Heidelbrg) — это элита типографий России. Членство в клубе дает серьезные преференции при покупке оборудования по скидкам. Этот клуб существует с 1997 года и объединяет ведущие российские полиграфические предприятия: красноярский «Поликор», тульское ИПО «Лев Толстой», екатеринбургский ПД «Формат», алма-атинский «Интеллсервис», новосибирский «Харменс», московские «Линия График», «СОРМ», «Парк Принт», POL.S.TAR Group, «Трансмедиа», «Альфа-Дизайн», Санкт-Петербургскую образцовую типографию и минский «Новик». В моем случае члены клуба выступили поручителями, в том числе и по кредиту. Все печатное оборудование у нас компании «Гейдельберг».

Сейчас у нас есть серьезная кредитная нагрузка, но мы работаем, платим и пока доверия не подорвали.

— Как появилось такое название — «Поликор»?

— Сам придумал. Поликор — это двуокись алюминия, керамика, которая используется для производства толсто- и тонкопленочных гибридных интегральных схем, очень прочная, дорогая и надежная.

— С какими кризисными моментами сталкивались в полиграфическом бизнесе?

— Конечно, это дефолт 1998 года, после него было тяжелое положение. Вышли из него благодаря коллективу, который был в «Ситалле», хотя работали в сложных условиях. Была тяжелая история с кредитами, с производством, с заказчиками. Но мы выстояли и смогли удержаться. Два с половиной года разбирались с последствиями дефолта.

— Кризисы управления, внутренние кризисы — это вам знакомо?

— В «Поликоре» не было таких кризисов. Серьезный кризис, встретившийся мне на пути, — это кризис личностных отношений. Когда нечего делить, советский менталитет объединяет, когда есть что делить — вызывает у людей жадность. В городе разрушилось очень много уже успешно работающих компаний — именно по этой причине. Независимо от того, что одному принадлежит акционерного капитала в два раза больше, а другому в два раза меньше, человек начинает считать — я работаю столько же, значит, мне принадлежит столько же. Хотя право собственности говорит о другом. Понятно, что такая ситуация происходит и за рубежом. Но право собственности там непоколебимо. У нас пока присвоить чужое легко. Поэтому часто преуспевающие компании разрушаются. Собственники не могут договориться между собой.

— Какие были управленческие находки?

— Можно говорить о структуре предприятия, об организации системы хождения документов, находки в технологических процессах, но это есть у многих предприятий. Есть управленческие изюминки — это возможность подобрать коллектив так, чтобы он смог решать любые задачи. Необходимо совместить работу дизайнеров, технологов и само производство, в результате получить замечательный механизм. В коллективе, который завязан в технологическую цепочку, не может быть демократии. В компании с персоналом до ста человек — один механизм управления, свыше ста — другой, свыше 2000 — третий. Сейчас у нас работает 75 человек, больше половины — бывшие работники «Ситалла». Это специалисты очень высокого уровня, высочайшего класса, с которыми я проработал много лет.

— Как вы боретесь за лидерство на рынке?

— На рынке цветной качественной полиграфии Красноярск представлен 12-15 крупными типографиями. Считаю, что «Поликор» входит в тройку сильнейших. Но просто выйти на рынок с тем же ассортиментом продукции, который имеют типографии с десятилетним опытом, и с ними соревноваться невозможно. Это очень тяжело сделать быстро. Поэтому мы на рынок вышли с другой продукцией — журналы, книги, полноформатная печать.

Полноформатных машин в городе только две — у нас и в ПИК «Офсет». Но у «Офсета» несколько другой рынок — книги большими тиражами, другой подход к деятельности. На полиграфическом рынке журналов и книг необходим комплекс оборудования переплета журналов и комплекс оборудования полного формата спуска полос, изготовления большого тиража высококачественных журналов, но тиражами не 30-50 тысяч, а до 15 тысяч. Мне казалось, что если выйти на рынок с таким предложением, то журналы обязательно появятся, они будут. За десять лет работы в «Ситалле» и далее — в «Поликоре» я пришел к выводу, что рынок формировался с подачи типографий. Мы предлагаем определенные услуги, а потом появляется востребованность в них. Допустим, у нас в городе не было флексопечати вообще, а затем и «Пластик», и «Ситалл» поставили «Нельпитер». И сегодня в «Ситалле» эта машина работает в три смены. Рынок «раскачался», и многие предприятия, которые никогда не пользовались этой продукцией, стали ею пользоваться. До того как появился первый аналитический журнал-еженедельник, почти год машина простояла. На сегодняшний день мы имеем журнал-еженедельник — 7 тысяч экземпляров, требующий другой дисциплины производства и другую технологию, плюс другие высококачественные журналы с высокой полиграфией. Поставили немецкое пооперационное оборудование для изготовления книг в твердом переплете, и этот сегмент продукции тиражом 500-5000 экземпляров мы закрыли. Другие типографии в городе пытаются это делать, однако полуформатные машины технологически не приспособлены производить книги в твердом переплете. Но мы не тягаемся с другими типографиями, например, в этикетке, потому что технологическое оборудование у нас не предназначено для этого.

— Кроме замысла автора, подразумеваются еще факторы, способствующие развитию предприятия?

— Чем «добрее» предприятие, тем чаще к нему заказчики идут. Я часто слышу в рекламе нашего бизнеса: «Мы — монстры, мы могучие, мы сильные». А мы — добрые. Ведь многие заказчики — не крутые. Для нас важен и принесший заказ на визитки. Наши менеджеры тратят время на это, ведь иногда за мелким заказом приходит большой. Мы очень жестко спрашиваем с менеджеров, если вдруг неправильно ответили по телефону, не представились. Даже отказать можно по-разному, отказать так, что человек придет и в другой раз. Если печатная машина — сердце предприятия, то менеджеры — это кожа.

— Бизнесу всегда необходимы новые оригинальные идеи. Какие новые проекты планируете реализовать в ближайшем будущем?

— В ближайших задачах — поставить хорошую ролевую машину, потому что цветные газеты у нас в городе не печатаются с нужным качеством. Региональные газеты нуждаются в цвете не меньше, чем федеральные, но для них нужно более гибкое оборудование, позволяющее оперативно менять тираж и объем. Думаю, что в миллионном городе будут большетиражные журналы. Если оценивать рынок изданий, то в Новосибирске рынок газет (не учитывая журналов) составляет 25 млн рублей в месяц, у нас в городе — 6-7 млн рублей. Тогда как минимум 15 млн у нас должно быть. Деньги на рынке рекламы крутятся, просто они перешли в сторону электронных СМИ. У нас в городе четыре мощнейших телевизионных канала со своими студиями, телевышками, передатчиками. По сравнению с Иркутском, Кемеровым, Новосибирском это много. Причина проста — не было достойного предложения в печатных СМИ, и деньги перекочевали в электронные. Но это маятник, и он все равно качнется в другую сторону. Нужно сделать предложение, и оно будет востребовано. Необходимы аналитические журналы — ведь край большой, и необходимо делать анализ всей экономической жизни. Думаю, что в ближайшее время будет запускаться много региональных проектов.

— Как вы оцениваете сегодняшний рынок красноярской полиграфии, что изменилось на нем за последнюю пару лет и насколько сейчас сильна конкуренция?

— Появилось несколько новых типографий, уже работающие предприятия расширяют парк полиграфических машин и выходят в новые сегменты рынка. Кроме того, многие рекламные агентства приобретают полиграфическое оборудование и начинают сами печатать рекламные продукты. Конкуренция сильна, но она нездоровая. Необходимо конкурировать расширением пакета услуг, а не демпингом и перетягиванием заказчиков ценой.

— Что вас вдохновляет и что в результате этого вдохновения было сделано?

— Я был главным заказчиком и организатором строительства памятника «афганцам». В Афганистане служило очень много моих знакомых, друзей, сам был там в командировке. Идея памятника, которая родилась на совете «афганцев», была реализована. Понятно, что не в одиночку я все это делал. Теперь это самый лучший памятник у нас в России, посвященный служащим в Афганистане.

Еще мне бог не дал возможность рукой рисовать, поэтому я увлекаюсь фотографией. Каждый человек с фотоаппаратом должен получать невероятное эстетическое удовольствие. Я много снимал для друзей, для себя. И наступил момент, когда количество стало переходить в качество.

Есть у нас при типографии и своя фотостудия. Я ее открыл, сталкиваясь с потребностью издательств в хороших фотографиях, — чтобы можно было взять свои товары, которые им нужно разместить в буклете, привезти сюда и получить все снимки идеального качества. Здесь даже не цена слайда важна, а наличие услуги для заказчика.

Анжелика ЮГРИНА


Comments are closed.

Так же в номере