Главная » Спецвыпуск » Против монополий - с "открытым забралом"

Против монополий — с «открытым забралом»

Двухлетнее затишье на региональном антимонопольном фронте сменилось в 2004 году повышенной активностью Красноярского УФАС. Дело не только в количестве выявленных нарушений, число которых по сравнению с 2002-м и 2003 годами выросло почти на 20%, но и в громком резонансе этих дел. Об основных направлениях работы и возможных изменениях деятельности УФАС края корреспонденту «Континента Сибирь» АНЖЕЛИКЕ ЮГРИНОЙ рассказывает руководитель управления федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю, государственный советник Российской Федерации 3-го класса ВАЛЕРИЙ ЗАХАРОВ.

Под юрисдикцией Красноярского УФАС России находятся четыре субъекта РФ: Красноярский край, Таймырский (Долгано-Ненецкий) и Эвенкийский автономные округа, Республика Тыва.

— Валерий Михайлович, с чем связан всплеск выявленных нарушений в 2004 году?

— В нашем управлении в 2004 году каких-либо причин для волевых и управленческих действий по активизации деятельности антимонопольной службы не было, за исключением того, что в созданную на базе расформированного министерства Федеральную антимонопольную службу России пришла новая команда, новый руководитель.

По логике, показатели 2004 года должны были быть меньше, потому что административная реформа, проводимая в стране, работе мешала, но качественных изменений в нашей деятельности в прошедшем году не произошло. Качественная трансформация возможна тогда, когда законодатели в нашу деятельность привнесут что-то новое.

— Изменилась ли ситуация с нарушениями антимонопольного законодательства по Красноярскому краю в 2004 году?

— Она изменилась качественно. Рейтинг нарушителей меняется мало, так как чаще всего экономической силой злоупотребляют субъекты естественных монополий, крупные вертикально интегрированные компании. В 2004 году по количеству нарушений лидерами были красноярский филиал ОАО «РЖД», «Красноярскэнерго», МУП «Водоканал», периодически возникали вопросы к ряду других субъектов рынков. Но кардинально изменилось отношение субъекта к антимонопольным органам.

Если несколько лет назад их поведение я бы охарактеризовал как агрессивное (они судились во всех инстанциях, исполняли предписания только когда оказывались в тупике), то сейчас картина абсолютно иная. Те, кто заявил об устранении нарушения, достаточно оперативно многие вопросы сняли в рабочем режиме. В этой части корректно ведет себя «Красноярскэнерго», хотя несколько лет назад оно было нарушителем номер 1. А теперь экономит время, деньги и собственные усилия. А мы, соответственно, в отношении этой компании крайне редко выставляем предписания.

Отдельной темой всегда было злоупотребление власти собственными возможностями. В этой части опережают всех муниципальные образования. Лидеры — Норильск, Красноярск. Если раньше возникало много спорных моментов с краевой администрацией, то сейчас, после моей встречи с губернатором края, конфликтных ситуаций стало на порядок меньше. Что касается территориальных органов исполнительной власти, то в прошлом году они гораздо меньше выступали в роли нарушителей антимонопольного законодательства. Чаще всего встречались прикладные нарушения — создание преимущественных условий ведения хозяйственной деятельности.

Отмечен ряд согласованных действий участников рынка. Так называемое «бензиновое дело» о согласованном повышении цен пока ничем не закончилось, но оно в очередной раз показало, что наличие соглашения и его доказательство — вещи, мягко говоря, разные. Прямых доказательств сговора комиссия не обнаружила, но косвенных доказательств уже достаточно. Поэтому радоваться компаниям рано.

— Как долго УФАС края рассматривает дела?

— Если за рубежом расследование картельных сговоров длится иногда десятки лет, при этом и санкции на порядок мощнее, то мы с подобными делами занимаемся в самом тяжелом случае около полугода, а чаще всего процесс продолжается 2-3 месяца. Быстрее невозможно в силу специфики документооборота. Показателем того, что мы сейчас часто наступаем на больные мозоли бизнеса, является то, что почти все наши решения и предписания обжалуются в судебном порядке. Это говорит о серьезности последствий правоприменения в материальном плане. Практически ежедневно наши сотрудники представляют интересы управления в арбитражных судах — это тоже качественный показатель. Одна проблема — мы являемся кузницей кадров. Денежное содержание государственных служащих неадекватно, и чаще всего субъекты естественных монополий переманивают наши кадры работать к себе. В тех же судах сложнее бороться, когда видишь своего бывшего специалиста.

— Проверки инициируются самим управлением или по сигналам «со стороны»?

— По своей инициативе УФАС края действует чаще всего в отношении органов власти. А проверки хозяйствующих субъектов почти стопроцентно происходят по сигналам. Без добровольных помощников было бы сложнее. Те, кто сигнализирует, зачастую не хотят «светиться», потому что рассказывают о действиях более экономически сильных субъектах, которые в том случае, если будут знать, кто заявил в УФАС, «переварить» могут единомоментно. В то же время в отношении естественных монополий очень много заявлений с «открытым забралом». Это уже от безысходности: либо уйти с рынка, либо попробовать защититься.

— УФАС работает по какому-либо плану?

— Наше планирование — годовое и квартальное, но оно не привязано к количественным и качественным показателям. Например, в определенный период мы планируем изучить 3-4 отдельно взятых товарных и финансовых рынка, а 65% работы возникает в связи с заявлениями хозяйствующих субъектов. Наша работа скоро изменится качественно, потому что по европейскому образу деятельность антимонопольных органов будет оцениваться другими количественными параметрами. Если ранее мы отчитывались по количеству дел, штрафов и предписаний, то сейчас будут введены такие характеристики, как изменение экономической концентрации товарных рынков, уменьшение количества субъектов, доминирующих на рынке.

— Возможна ли качественная трансформация работы, о которой вы сказали в начале беседы, в связи с новшествами в законодательстве?

— На днях на заседании правительства заслушивался доклад руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева, он как раз и внес новый проект закона о защите конкуренции. В целом правительство законопроект одобрило, но возникли опасения, что в результате принятия этого закона, по словам аналитиков, ФАС по объему своих полномочий может стать очередным экономическим мегарегулятором, а главное, начнет конкурировать с налоговиками по части административного нажима на предпринимателей.

Но, на мой взгляд, проект этого закона выводит из зоны нашего контроля мелкий и средний бизнес. ФАС и его территориальные органы будут заниматься только согласованием сделок, в случае если величина сливаемых активов компании превысит 3 млрд рублей. Соответственно, в сфере нашего внимания останутся такие гиганты, как РАО ЕЭС, «Газпром» и так далее. Безусловно, Красноярский край в этом смысле богат, представителей вертикально интегрированных компаний у нас достаточно много. Но вопрос о них находится в компетенции федеральной антимонопольной службы. УФАС края будет рассматривать вопросы по ним только при делегировании нам полномочий. Новый закон нам даст несколько эффективных рычагов для правоприменения. Самое существенное — это изменение порогового значения штрафных санкций. Сейчас максимальный штраф за неисполнение предписания составляет от 200 000 до 500 000 рублей.

В новом законе также предполагается, что за злоупотребление доминирующим положением компания может лишиться до 2% от годовой выручки, а за картельный сговор — до 4% оборота. Если сейчас, осознанно идя на нарушение антимонопольного законодательства, компании (особенно вертикально интегрированные) закладывают потенциальные штрафы, и для них 500 000 рублей — мелочь, то когда речь пойдет о процентах от годового оборота, будет другой разговор. Даже для таких гигантов, которые работают на территории края, — «Базовый элемент», «Норникель», «Красноярскэнерго», железная дорога, «Электросвязь» — это будет серьезным материальным наказанием. Эти качественные изменения в законодательстве могут кардинально модифицировать структуру российской экономики.

Анжелика ЮГРИНА


Comments are closed.

Так же в номере