Главная » Спецвыпуск » "Слияние бизнес-союзов было бы нецелесообразно"

«Слияние бизнес-союзов было бы нецелесообразно»

Лоббисты Сибири

Крупный бизнес играет ключевую роль в экономике Красноярского края. Структурой, которая отстаивает интересы ФПГ в отношениях с властями, выступает региональный Союз промышленников и предпринимателей Красноярского края (СППКК). Глава СППКК, депутат Госдумы Николай Ашлапов уверен, что хотя интересы малого, среднего и крупного бизнеса не пересекаются, деятельность СППКК направлена на создание приемлемых условий для любого бизнеса. Об этом НИКОЛАЙ АШЛАПОВ рассказал в интервью корреспонденту «КС» АЛЕКСЕЮ БОНДАРЕВУ.

Фото Аркадия УВАРОВА

— Справедливо ли утверждение, согласно которому Союз промышленников и предпринимателей Красноярского края лоббирует в первую очередь интересы крупного бизнеса?

— Да, это так. Но надо учитывать, что мы работаем и со средними, и с мелкими предприятиями. Вообще, наша основная цель заключается в том, чтобы постараться найти некую «золотую середину» между бизнесом и властью, договориться об условиях всеобщего процветания. Когда мы говорим о лоббировании, речь не идет об интересах тех, кто старается уйти от налогов. Речь идет о нормальном цивилизованном бизнесе. Чем больше у него будет прибыль, тем больше будут поступления в бюджет. А чем больше бюджет, тем выше качество жизни. Только для этого нужно создавать определенные условия. Можно за один год «выжать» из бизнесмена все. То есть сделать максимальную ставку налога, выстроить жесткую фискальную систему, «построить» все предприятия стройными рядами и собрать с них весь «жирок», где он есть. А где его нет — взять то, что должно быть в оборотных средствах. Можно пойти по такому пути. Но только тогда всем довольно скоро придется, фигурально выражаясь, положить зубы на полку.

— Насколько реально выстроить условия, которые будут в равной степени удовлетворять и крупный, и малый бизнес?

— Их интересы, слава богу, не пересекаются, и поэтому нам проще работать. В противном случае те, у кого большие ресурсы, финансы, смогли бы создать для себя условия в ущерб более мелким субъектам. Этого, к счастью, не происходит. И нам остается лишь договариваться с основными членами нашего Союза о том, чтобы они свои заказы размещали на территории края, стимулируя как раз развитие более мелких предприятий, тем самым не уводя деньги из региона. Власть в этом смысле с нами заодно, и мы действуем совместно. Хотя, по большому счету, она могла бы сюда и не вмешиваться. Если бы бизнес-сообщество смогло решить все вопросы само, то было бы здорово. Оптимальный вариант — когда не нужно особых постановлений со стороны власти, а нужна лишь организационная работа, которая состыковывала бы интересы разных уровней бизнеса и позволяла капиталу «перетекать» с одного уровня на другой. Это и есть работа по укреплению внутрикооперационных связей, которую ведет Союз промышленников.

Если говорить о конкретных примерах, то могу упомянуть строительство Саяногорского алюминиевого завода-2 (САЗ). Некоторые местные предприятия-подрядчики уже получили заказы на проведение работ в рамках этого проекта. Кроме того, в «Русале» (владелец САЗа. — «КС») сейчас рассматриваются вопросы о размещении заказов на некоторых предприятиях по производству нестандартного оборудования. То же самое могу сказать и про «Норникель»: наша делегация была в Норильске в мае, мы договорились по некоторым позициям с руководством комбината. Только что специалисты Союза снова ездили в Норильск, в рамках этой поездки уже конкретизировались планы и уточнялись предприятия, которые будут работать с комбинатом.

— Какие наиболее серьезные проблемы, тормозящие развитие бизнеса в регионе, вы могли бы выделить?

— Если говорить о препонах, которые тормозят развитие малого и среднего бизнеса, то проблемой номер один, безусловно, являются бюрократические барьеры. Что касается налогов, то я не стал бы называть их какими-то «драконовскими». Мое мнение — налоги должны соответствовать уровню социальной ответственности государства перед обществом. То есть государство не должно брать себе «лишние» доходы, если средств хватает на поддержание жизненного уровня населения. Проще говоря, если 20% налога на прибыль достаточно для того, чтобы государство могло выполнять свои обязательства перед населением, то 24% или даже 21% делать не надо. Чем меньше этот налог, тем больше перспективы для предпринимателей. Пусть развиваются, пусть наращивают обороты, создают новые предприятия. И тогда в случае нужды не придется увеличивать налог, поскольку его собираемость возрастет за счет расширения базы.

— Как вы относитесь к идее создания в России единого бизнес-союза?

— Как член правления РСПП могу сказать, что в наш Союз входят представители и «Деловой России», и ОПОРы. Так что некое единое образование в нашем лице уже существует. Но я думаю, что непосредственное слияние бизнес-союзов было бы не очень целесообразно. Мне кажется, что средний и малый бизнес свои интересы должны отстаивать отдельно. В большом союзе их голос не был бы слышен. Малому и среднему бизнесу нужно иметь возможность донести при необходимости свои проблемы до самого высшего уровня власти. А проблем предостаточно. 80% краевого бюджета формирует крупный бизнес, и это, в общем-то, неправильно. Краевой бюджет не должен в такой степени зависеть от нескольких крупных предприятий. Малый бизнес более мобилен, более гибок. Долю малого и среднего бизнеса в реальном секторе экономики нужно увеличивать. В развитых странах этот показатель может доходить до 80%.

— Как это возможно? Ведь в обществе количество людей активных, предприимчивых — величина ограниченная?

— Все зависит от психологии. Поколение, которое сейчас «у руля», долгое время было ограничено в своих возможностях. Если и готовили специалистов, то только для работы на крупных предприятиях. И возможности проявить свою предприимчивость у них не было. Сейчас атмосфера в стране благоприятствует развитию психологии бизнесмена. Хотя, разумеется, это процесс долгий. На Западе соответствующая психология формировалась веками, у нас же прошло всего полтора десятилетия.

— Чем конкретно может похвастаться СППКК, чего удалось достигнуть?

— В первую очередь тем, что мы смогли договориться по тарифам. В этом году они практически не увеличились, несмотря на планы «Красэнерго» их повысить. Более того, по некоторым категориям потребителей даже удалось добиться снижения тарифов. Так, например, железная дорога сэкономила на этом около 90 млн рублей. А вы сами понимаете, что энерготарифы влияют на все. Сейчас продолжаем вести переговоры на следующий год.

— Насколько актуальна для красноярского бизнеса проблема выхода «из тени»?

— Очень актуальна. Но надежда исправить положение есть. Например, когда был принят закон о снижении подоходного налога, общая сумма сбора этого налога увеличилась. И принимая закон о снижении единого социального налога, мы предполагали, что нечто подобное будет и теперь. Всем известно, что на значительном числе малых и средних предприятий зарплату по-прежнему платят «в конвертах». Но нужно понимать, что психологический переход «на новые рельсы» займет какое-то время. В то же время, думаю, что и фискальные структуры должны сказать свое слово. Палка должна быть о двух концах. С одной стороны, послабление, с другой — ужесточение ответственности за нарушения налогового законодательства.

— Не секрет, что в России к людям богатым зачастую относятся не очень хорошо. Возможно ли, что когда-нибудь к предприимчивым людям будут относиться нормально?

— Со временем все возможно. Вообще, это достаточно сложный момент — отношения между богатыми и бедными Во-первых, надо, чтобы сами имущие себя скромнее вели и не раздражали население лишний раз. Во-вторых, некоторым политикам стоит прекратить спекулировать на этой теме. Есть у нас такая национальная черта, как лень. Я не говорю сейчас о людях, живущих в бедности не по своей воле, о пенсионерах или инвалидах. Но есть достаточно много людей, которые не хотят напрягаться, освоить новую профессию. Таким легче просто плыть по течению. Иные общественные деятели знают об этой черте и пытаются сколотить себе на этой почве некий политический капитал.

— Однако многие думают, что неприятие богатых все же имеет под собой рациональное основание. Можно понять, зачем человеку миллион, и даже миллиард. Но зачем — десять?

— А это уже процесс. Хотя у меня таких денег нет, к сожалению (смеется), но я так предполагаю. Если бизнесмен работает, и это у него получается, то всегда есть стремление получить максимальный результат. И предприниматель будет добиваться максимального результата, на который у него хватит сил, мозгов и энергии.

— Как вы взаимодействуете с остальными красноярскими бизнес-союзами и профсоюзами?

— У нас хорошие отношения с профсоюзами: они стараются качественно защищать интересы работников, представляя свою сторону, а мы — свою. Золотую середину найти можно всегда. В конце концов, любой руководитель хочет быть популярным в своем коллективе. Никому не нравится, когда его ругают за спиной или бьют его чучело палками, как это делают в Японии. Что касается других объединений работодателей, то несколько союзов непосредственно входят в состав СППКК. А с Союзом товаропроизводителей и предпринимателей мы вместе работаем в трехсторонней комиссии. Без нормальной конструктивной работы достичь целей было бы невозможно, а они у нас все-таки общие.

Алексей БОНДАРЕВ


Comments are closed.

Так же в номере