Главная » Спецвыпуск » Сочинская интрига "России"

Сочинская интрига «России»

Актуальная для российского банковского сообщества тема V банковской конференции «Российский банковский сектор и мировая финансовая система: перспективы взаимодействия и сотрудничества», проводившейся в рамках Форума «Банки России — XXI век», привлекла в этом году в Сочи более 600 участников со всех концов страны. Президент Ассоциации региональных банков России (Ассоциации «Россия») Александр Мурычев в своем докладе констатировал печальную для российских банков неизбежность дальнейшей либерализации валютных операций и доступа иностранного капитала на российский банковский рынок. Между тем многие банкиры отметили, что Ассоциация, очевидно, смирившись с неизбежным, не готова жестко отстаивать их интересы.

В теме

Основной вывод банкиров на недавней V конференции Ассоциации «Россия» — печальная неизбежность дальнейшей либерализации валютных операций и доступа иностранного капитала на российский банковский рынок. На фото — председатель наблюдательного совета ИГ «Ренессанс Капитал» Александр Шохин (слева) и заместитель председателя Центробанка Геннадий Меликьян. Фото Михаила ПЕРИКОВА

Важность заявленной темы ни у кого не вызывает сомнения. Во-первых, в условиях продолжающегося в стране кредитного бума российские банки все более остро испытывают дефицит долгосрочных ресурсов, «взять» которые на международных финансовых рынках — задача не только желанная, но все более реальная. Во-вторых, интерес к конференции был подогрет еще весной — вполне ощутимой угрозой, которую банковскому сообществу «подбросили» законодатели. Речь идет о новом законе о валютном регулировании, который уже прошел первое чтение в Думе.

Полная либерализация валютного регулирования в стране с «юной» банковской системой, совокупные активы которой меньше активов любого из крупнейших международных банков, представляется многим банкирам не просто преждевременной, а разрушительной. И у них есть основания для беспокойства: законопроект предусматривает уведомительный порядок открытия российскими хозяйствующими субъектами счетов в иностранных банках, а отсутствие филиалов иностранных банков на территории России обусловлено лишь существующей практикой ЦБ.

Дело не только в том, что молодые российские банки могут проиграть в конкуренции гораздо более мощным зарубежным коллегам. Как отмечали участники конференции, в условиях легализации трансграничных операций речь идет об экономической безопасности страны. В случае принятия закона расчеты по любым сделкам между любыми российскими предприятиями смогут осуществляться за пределами России. При таком развитии событий государство рискует потерять не просто контроль за хозяйственной активностью и экономическим ростом, но и свои налоги.

Вообще, считается, что подобную либерализацию могут себе позволить лишь развитые страны с законопослушным населением, имеющие конкурентоспособную национальную банковскую систему. Тем не менее многие из них сохраняют ограничения на проведение трансграничных операций. На случай, если такая либерализация валютного регулирования в России будет «политически» неизбежна, Ассоциация «Россия» подготовила проект рекомендаций правительству, Федеральному Собранию и Банку России — в частности, предлагается проводить либерализацию поэтапно и в течение продолжительного периода (пять лет).

Однако вместо одобрения банковским сообществом эта рекомендация была подвергнута язвительной критике со стороны первого зампредседателя Банка России Андрея Козлова, который в ее мягкой формулировке усмотрел предложение «отказаться от нашей позиции по ВТО, которая сейчас предусматривает свободу Российской Федерации в установлении ограничений на трансграничное оказание услуг. Здесь же предлагается ввести только период, в течение которого мы могли бы это делать, потом все открывается».

Другая неприятная для российских банков новация законодательства — возможность легитимного открытия филиалов иностранных банков на территории России. Но она представляется все же не столь опасной. Во-первых, используя юридическое лицо, зарегистрированное в РФ, банки с иностранным участием (125 банков, в том числе 29 — со 100-процентным иностранным капиталом) работают здесь достаточно давно и без каких-либо катастрофических последствий для российской банковской системы. Может быть, дело в том, что большинство из них, по сути, пока занимают пассивно-наблюдательную позицию, мотивируя это высокими страновыми рисками (по данным Ассоциации «Россия», сколько-нибудь серьезную активность проявляют «дочки» лишь Citibank, Международного московского банка и Raiffeisen Bank). При этом капиталы российских «дочек» несоизмеримы с капиталами «материнских» банков.

Банкиры согласны, что России нужна национальная банковская система. В центре — председатель совета директоров БИН-банка Сергей Егоров, справа — председатель наблюдательного совета ИГ «Ренессанс Капитал» Александр Шохин

Во-вторых, потенциально жесткая конкуренция угрожает в первую очередь крупнейшим российским банкам на рынке крупных кредитов. Большинство не слишком крупных заемщиков, не ведущих отчетности по международным стандартам, скорее всего, будут пока отвергнуты «иностранцами» в силу неприемлемых рисков кредитования непрозрачного или малопрозрачного бизнеса. Возможно, наиболее серьезной конкуренции со стороны филиалов иностранных банков можно было бы ожидать на розничном рынке. Но пока трудно представить, что на рынке вкладов они смогут предложить конкурентную рублевую доходность.

Однако ряд экспертов в своих выступлениях обратили внимание на то, что нынешнее мирное сосуществование российских банков и филиалов банков иностранных возможно лишь в благополучный период развития экономики. В случае же угрозы банковского кризиса неизбежно произойдет массовый «исход» вкладов населения и средств крупных предприятий в иностранные банки, что усугубит положение национальных кредитных организаций. Именно такое развитие событий имело место в Аргентине, Юго-Восточной Азии и ряде других стран. Так что, объективно, кризис (но не коллапс) на национальном финансовом рынке для иностранных банков весьма благоприятен: кроме колоссального притока клиентуры, они могут получить и превосходные возможности по расширению бизнеса за счет приобретения проблемных банков с готовой клиентской базой. Остается добавить, что объективная заинтересованность иностранных банков в кризисном развитии национального финансового рынка является угрозой потенциальной, но отнюдь не мнимой. А дестабилизировать финансовую систему России, располагая серьезным капиталом, не так сложно.

Еще одним важным аргументом против открытия филиалов иностранных банков является то, что, по международным соглашениям, филиалы подчиняются нормам регулирования, определенным национальными банками стран расположения головных банков, что не может не вызвать обеспокоенности российских банкиров.

В частности, финансовый директор Банка Москвы Юрий Максутов горячо заявил, что «рекомендации [конференции] Центральному банку в части филиалов иностранных банков звучат чересчур либерально. Все-таки филиалы в существующей концепции дают иностранным банкам нерыночные конкурентные преимущества Российская банковская система работает по российским нормам регулирования, филиалы иностранных банков будут работать по своим нормам банковского регулирования, которые по целому ряду параметров существенно более либеральны». Чтобы избежать возможности нечестной конкуренции со стороны «иностранцев», господин Максутов предложил «привести нормы регулирования банковского бизнеса в России максимально в соответствие с международной практикой. Второй процесс — это формулировка таких условий ведения бизнеса филиалов, как с точки зрения банковского регулирования, так и, в особенности, налогового регулирования, в соответствии с условиями ведения бизнеса банковской системы [России]». То есть, по сути, банкир предложил просто переделать налоговое законодательство и нормативную базу Центробанка.

Сам же Банк России смотрит на проблему еще проще. «Буквально месяц назад было принято решение о преобразовании последнего существовавшего в России филиала (армянского банка «Анелик») в дочерний банк. И сейчас на территории РФ нет ни одного филиала иностранного банка», — доложил банковскому сообществу Андрей Козлов. Жизненный подход: и проблема решена, и инструкции приводить в соответствие с мировыми стандартами не надо. Возможно, как раз этот подход постоянно порождает проблему «недружественной» для российских банков нормативной среды.

«Россия» — за конкуренцию,
Венгрии уже все равно

Тем не менее, несмотря на все неприятие большинством банкиров возможности экспансии иностранного банковского капитала на развивающийся российский рынок, на конференции звучали мысли и совершенно иного свойства: приход иностранных банков мог бы усилить конкуренцию, способствовать снижению ставок и, возможно, дополнительно оздоровить российскую банковскую систему. Любопытно, что озвучил эту идею первый вице-президент Ассоциации «Россия» Александр Хандруев, который заметил в своем выступлении: «Когда говорят, дайте нам сначала окрепнуть, а потом пускайте иностранный капитал это похоже на то, когда человеку, страдающему от ожирения, говорят: надо заниматься гимнастикой. Он отвечает: дайте мне сначала сбросить вес, а потом я займусь гимнастикой. Ну не получится так».

И все же банкирам было трудно избавиться от мысли, что предлагаемая либерализация валютного регулирования сегодня больше похожа на заклание. А то, что опасность реальна, присутствующим с готовностью подтвердил генеральный секретарь Банковской Ассоциации стран Центральной и Восточной Европы Иштван Лендьел, который честно рассказал о венгерском опыте такой либерализации.

«Что дала либерализация банкам? — говорит Иштван Лендьел. — Во-первых, банки потеряли клиентскую базу. Крупные предприятия получили право непосредственного выхода на международные финансовые рынки Поскольку в венгерской экономике огромную роль играют международные транснациональные компании, они очень активно используют эту возможность, то есть привлекают кредиты от материнских фирм или берут за границей у заграничных банков. У венгерских банков отпадает возможность работать прибыльно с крупнейшими фирмами, которые также контролируются иностранными инвесторами. Поэтому наблюдается такая тенденция, что очень медленно растут активы венгерских банков. Искали причину. А причина в том, что крупнейшие фирмы кредиты в Венгрии не берут. Что же остается для венгерских банков? Мелкий, средний бизнес и население Кроме того, когда будете говорить о венгерских банках, имейте в виду, что доля иностранного капитала в них превышает 67%. Четыре из пяти крупнейших банков [полностью] контролируются иностранными инвесторами. Крупнейший венгерский банк OTP — бывший сбербанк, но там тоже более 80% иностранного капитала».

В целом у многих присутствующих сложилось ощущение, что Ассоциация «Россия» сама выступает скорее в роли сторонника либерализации. Во всяком случае, тон всех рекомендаций, подготовленных ею, был пронизан одной мыслью: «Закон все равно примут, надо лишь вовремя предусмотреть механизмы, смягчающие его негативные последствия». Даже Андрей Козлов заметил, что «рекомендации эти составлены таким образом, чтобы усилить конкуренцию иностранных банков с российскими на нашей территории».

Вообще, первый зампред Банка России неоднократно просил не подрывать позиции ЦБ на переговорах с ВТО. Российская делегация и так находится под жестким прессингом (в первую очередь со стороны Германии) по поводу снятия всех ограничений на доступ к российскому банковскому рынку иностранного капитала — вплоть до обещаний отраслевых льгот для наших экспортеров. Совершенно очевидно, что в отсутствие фундаментального интереса к российскому банковскому рынку никто льготы обещать не будет. Впрочем, возможно, в этом и состоял макиавеллиевский план Ассоциации «Россия» — спровоцировать максимально откровенную реакцию банковского сообщества. Нельзя сказать, что ее не последовало. Только вот почему-то в рекомендациях отражения почти не нашлось

Заграница нам поможет

Живейший интерес участников конференции вызвали выступления специалистов Всемирного банка Паулы Перттунен, Международной финансовой корпорации (IFC) Лоуренса Картера и старшего советника ЕБРР Дмитрия Тулина, которые показали серьезное отношение международных финансовых организаций (МФО) к сотрудничеству с Россией. Эти организации уже имеют конкретный опыт работы с российскими банками, собственный бизнес в России и проявляют откровенный интерес к его дальнейшему развитию. Но главной причиной повышенного внимания банкиров к докладам представителей МФО стал тот факт, что очевидные приоритеты названных международных финансовых организаций — региональные банки.

На самом деле, несмотря на очевидное возрождение доверия к России и рост объемов синдицированных кредитов, прямые заимствования на внешнем рынке могут позволить себе лишь крупнейшие банки России. Для региональных же кредитных организаций единственным реальным источником таких заимствований остаются МФО. Сегодня Международная финансовая корпорация наладила сотрудничество с 12 российскими банками, ЕБРР — с семью. Важно, что оно предполагает не только открытие кредитных линий, но и изучение опыта ведения банковского бизнеса, приобретение современных финансовых технологий, создание новых банковских продуктов и возможные инвестиции в банковский капитал российских партнеров.

Специалисты МФО подробно рассказали о конкретных программах, в рамках которых осуществляется кредитование, привели исчерпывающий список требований к российским партнерам. Любопытно, что при принятии решения о сотрудничестве МФО учитывают значимость конкретного банка для банковской системы и экономики региона, что вряд ли интересует частных иностранных кредиторов. Им также важно знать, кто является реальным владельцем того или иного банка. Собственно финансовая отчетность и финансовые риски оцениваются лишь во вторую очередь.

Итого

В целом же следует обратить внимание на то, что, несмотря на декларируемый диалог власти и банковского сообщества, законопроекты, затрагивающие жизненные интересы российских банков, зачастую появляются в Думе без учета мнения тех, кого они напрямую касаются. Это же можно сказать и о решениях Банка России. Например, в декабре 2002 года им была отменена 12-процентная квота на участие иностранного капитала в банковской системе, хотя собственно закон о квотировании, предусмотренный федеральным законом «О банках и банковской деятельности», так никогда и не принимался.

Возможно, именно форумы, подобные сочинскому, с участием всех заинтересованных сторон как-то способны изменить положение, хотя без «выяснения отношений» с истинными инициаторами подобных законодательных и нормативных инициатив дело вряд ли до конца прояснится. В частности, российские банкиры хотят и имеют право знать позицию как МЭРТ, так и Банка России по ключевым вопросам в переговорах по ВТО.

Сергей НИКИФОРОВ


Comments are closed.

Так же в номере