Главная » Спецвыпуск » Прямая речь

Прямая речь

Какой уровень стоимости ГСМ станет критическим
для вашего бизнеса?

Александр Голод, директор ООО «Энергия» (Кемерово, мясопереработка, производство колбасы и полуфабрикатов):

— В принципе, этот уровень (цен на ГСМ) уже давно критический. Два-три месяца назад повышение цены на бензин сильно затруднило деятельность предприятия. А с тех пор цены продолжили расти. Эти расходы приходится закладывать в стоимость продукта, а цену продукта мы поднять не можем — кто станет покупать колбасу, если она будет дорожать такими темпами. Если ГСМ подорожают еще раза в полтора, нам придется сильно задуматься над будущим предприятия.

Сергей Захаров, генеральный директор завода «Экран» (Новосибирск, производство электронно-оптических преобразователей и стеклотары):

— Как автомобилист я огорчен, но, к счастью, на коммерческую деятельность нашего предприятия повышение цены на нефтепродукты существенно не повлияет. Завод закупает ГСМ в небольших объемах, и на себестоимость нашей продукции это существенно не скажется.

Ольга Гладкова, заместитель директора ЗАО «ТоМаг» (Томск, продажа металлопроката):

— Вопрос повышения цены на топливо — всего лишь вопрос инфляции. Говорить о том, до какой отметки цена может расти, — не более чем спекуляция. Если поднимается цена на топливо, растут цены не только у нас, но и у наших конкурентов. Естественно, вырастет в цене тот товар, который мы возим автотранспортом. Если предположить, что цены на бензин вырастут серьезно, возможно, мы станем перевозить больший объем металла по железной дороге. Хотя, с другой стороны, если вырастет цена на топливо, ж/д тарифы тоже наверняка поднимутся. По-моему, напрямую цена на металл не зависит от стоимости бензина, доставка автотранспортом — это примерно 1-2% стоимости металла. Металл из дальних регионов доставляется железной дорогой. Автотранспорт — это соседние города, подъем цен на бензин ударит прежде всего по конечному потребителю, то есть по нашему покупателю.

Олег Баркалов, сотрудник ОАО «Совавто-Бийск» (международный перевозчик):

— 60% от стоимости наших услуг — стоимость топлива. Повышение цен на нефтепродукты на 50 копеек приведет к тому, что придется огорчать наших клиентов — повысить тариф транспортных услуг на 2-3%. А любое повышение тарифов — это потеря клиентов. При подобных ценовых скачках крупные перевозчики теряют около 5% своих клиентов.

Юрий Бугаков, председатель ЗАО «Ирмень» (Новосибирская область, производитель молочной продукции и зерна):

— Повышается цена на топливо — значит, повышаются цены на все. Для сравнения: стоимость килограмма дизельного топлива равна стоимости 3 литров молока. Стоимость тонны дизельного топлива такая же, как стоимость 3 тонн зерна. Цены на бензин уже критичны для сельского хозяйства. Из-за того, что цены растут, сельское хозяйство практически разваливается.

Алексей Касимов, директор ТД «Сибириада» (Новосибирск, розничная сеть продуктов питания):

— При незначительном повышении оптовых цен на ГСМ это не повлияет на стоимость продовольственных товаров, поскольку нет прямой зависимости между топливной ценой и стоимостью продукта в магазине.

Александр Голубев, директор ЗАО «Сибэкспресс» (Новосибирск, грузоперевозки):

— С начала этого года цена на топливо поднялась уже на 30%, а фрахт (вознаграждение грузоперевозчику) ни на копейку не поднялся. Доля топлива в себестоимости составляет большую часть. Перспектива безрадостная: практически все товары перевозятся машинами, соответственно, цены вырастут на все.

Виктор Зинкевич, директор компании «Сибирь Цемент Сервис» (Новосибирск, логистика):

— Если говорить о нашей компании, то повышение цен на топливо на нас никак не повлияет: у нас всего четыре машины. Однако на наших поставщиках (заводы-производители) это может существенно отразиться. Дизельное топливо составляет существенный процент себестоимости их продукции.

Максим Фельзингер, заместитель генерального директора компании «Анфель» (Томск, продажа и ремонт погружных, глубинных насосов на предприятиях АПК):

— Наша компания имеет корпоративное соглашение с «Томскнефтепродуктом» (принадлежит НК «ЮКОС») на заправку всего парка автомобилей. «Критического уровня» цен на ГСМ для нас нет, поскольку любая цена на бензин все равно ляжет в цену обслуживания насосов для клиентов. А вот для сельскохозяйственных предприятий, с которыми мы работаем, рост цен на ГСМ может быть угрожающим, поскольку цены на свою продукцию они не могут устанавливать произвольно.



Comments are closed.

Так же в номере