Главная » Экономика » «Зерновой форум Сибири-2011»

«Зерновой форум Сибири-2011»

4–5 августа 2011 года Национальный союз зернопроизводителей при поддержке Министерства сельского хозяйства России, полномочного представителя президента РФ в Сибирском федеральном округе и правительства Новосибирской области проводит в Новосибирске «Зерновой форум Сибири-2011»

На форуме будут обсуждаться состояние и перспективы производства зерна в Сибирском федеральном округе, развитие инфраструктуры и логистического обеспечения зернового рынка, механизмы взаимодействия производителей и потребителей сельскохозяйственной продукции.

К участию в форуме приглашены руководители федеральных и региональных профильных министерств и ведомств, собственники и топ-менеджеры сельскохозяйственных, перерабатывающих и торговых предприятий СФО, ведущие отечественные и международные аграрные эксперты, представители научных организаций, ключевые потребители зерна из стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

В преддверии Форума на вопросы «КС» отвечают аграрии Алтайского края.

Андрей Кнорр, член комитета Госдумы РФ по аграрным вопросам («Единая Россия»)

— 2009-й сельскохозяйственный год ознаменовался небывалым урожаем пшеницы, 2010-й — ее дефицитом, засухой и гречишной истерикой. Какие вызовы будут определять цену на зерновые в этом году? Каков ваш прогноз на урожай 2011 года?

— Урожай зерновых в России, на мой взгляд, в этом году будет на уровне среднестатистического: 80–85 млн тонн. Юг страны практически завершил уборочную с весьма хорошими показателями. Теперь дело за Поволжьем и Сибирью, где успех во многом будет зависеть от погодных условий и организованности аграриев: пока, к сожалению, техническая и технологическая оснащенность не позволяют в должной мере нивелировать последствия неблагоприятных природных явлений. Если удастся провести кампанию быстро и заложить зерно на хранение при влажности 11–12%, то заметно выше, чем в предыдущем году, будет доля качественного зерна (в общем объеме). Биологические предпосылки для этого есть.

Формирование цены на зерно будет происходить под воздействием ряда факторов. Значительное влияние на этот показатель окажут зернотрейдеры: эмбарго на экспорт зерна, снятое 1 июля текущего года, вроде бы должно повысить спрос (и цену на зерно), но экспортеры будут играть на понижение при его закупке у производителей. В том числе для того чтобы компенсировать убыток прошлого года и оплатить дисконт за возвращение на мировой рынок. Очевидно, эти дополнительные траты опять лягут на крестьян.

Безусловно, на цене скажется и состояние животноводческого сектора, который после прошлогодней засухи, чумки и снижения цен на молоко несколько поредел в поголовье. Однако, насколько заметно, пока сказать затруднительно: официальная статистика в некоторых регионах расходится с оценками экспертов, и это не позволяет точно по-считать объем необходимого потребления фуража. Надо отметить, что остатки фуражного зерна из-за прошлогодней засухи минимальны. Кроме текущего потребления на нужды животноводства, крестьяне постараются оставить зерно про запас (насколько им это позволит экономическое состояние хозяйств и обязательства по кредитам), так что фураж будет востребован и в этом году. Скорее всего, это приведет к тому, что разница в цене между продовольственным и фуражным зерном будет небольшой, как это было в прошлом сезоне. К тому же необходимо пополнить семенной фонд качественным зерном. Прогноз дело неблагодарное, но рискну предположить, что среднегодовая цена на продовольственную пшеницу составит 4,4–5 тыс. руб. за тонну, с колебаниями по регионам.

Пока я не вижу повода для формирования дефицита какой-либо зерновой культуры, как это было в прошлом году с гречкой. Однако, скорее всего, сохранится сравнительно высокая цена на ячмень.

Для Сибири в текущем году актуальны прежние проблемы: если юг России будет ориентирован на экспорт, то мы по-прежнему будем существовать в некоем анклаве аутсайдеров мирового рынка зерна. Несмотря на принимаемые правительством меры, инфраструктурные и логистические проблемы (слабая мощность существующих экспортных терминалов, удаленность мировых рынков сбыта, высокий железнодорожный тариф на перевозку и т. д.) будут давить на сибирский рынок зерна. А значит, особую актуальность опять приобретут меры госрегулирования, начиная от льготирования тарифов на вывоз сибирского зерна и заканчивая государственными закупочными зерновыми интервенциями. По-моему глубокому убеждению, нельзя в этом процессе ставить все регионы нашей огромной страны в единые условия. Считаю, что квота зерна, закупаемого государством в Сибири, должна быть не менее 45–50% от общего объема.

Андрей Игошин, депутат Алтайского краевого Законодательного собрания, председатель совета директоров ОАО «ПАВА»

— Андрей Павлович, с какими проблемами сталкивается сегодня зерноперерабатывающая отрасль России и Алтайского края?

— Кризис внес изменения в рыночную ситуацию и сильно ударил по крупнейшим игрокам — зерновым холдингам, не позволив им пройти погашение по облигационным займам, своим публичным заимствованиям. Это привело к переделу собственности этих компаний: они вынуждены часть своих активов передавать в государственную ОЗК (Объединенную зерновую компанию — «КС»), реструктуризировать долги перед банками, передавать имущество в качестве залога за невозвращенные кредиты. Выводы очевидны: кризис, который мы прошли, был обусловлен перепроизводствм зерна, большой урожай для России по-прежнему беда. Кроме того, ситуацию усугубил финансовый кризис, вследствие чего у переработчиков не было возможности перекредитоваться.

Добавлю, проблемы зернового рынка лишний раз характеризуются и неудачными попытками создания крупных агрохолдингов. Поэтому российский рынок зерна такой неконсолидированный в отличие от других рынков и бизнесов, где уже произошли консолидация и укрупнение, возникли крупные корпорации. Взять, к примеру, производство мяса, в котором рентабельность в разы выше, чем в переработке пшеницы со среднеотраслевой рентабельностью в 2-5%. Возможно, поэтому в сегменте переработки пшеницы федерального зернового рынка такой консолидации ресурсов и не происходит.

С 1 июля был снят запрет на экспорт российского зерна. Государству удалось понизить цену зерна. От этого явно выиграли производители мяса и мясопереработка, которых на 9 млрд руб. (по подсчетам экспертов) просубсидировали зернопроизводители и зерновые компании, потеряв при этом в денежном выражении около 90-120 млрд руб. Эмбарго только усугубило положение зернопроизводителей, осложнившееся после засухи, а выиграл Казахстан, сумевший укрепить свои позиции на мировом рынке. Заработав на максимальных ценах, казахские производители зерна получили средства для дальнейшего развития. А наши возможности для инвестирования в развитие, напротив, заметно снизились. Между тем на ценах на хлеб это не отразилось. По мнению специалистов, цена на зерно вообще никогда напрямую не связана с ценой на хлеб. В себестоимости хлеба сегодня только 25% — стоимость муки. Все остальное — затраты на энергоносители, ГСМ, зарплаты работникам хлебозаводов с устаревшими оборудованием и технологиями и т. д. К этому надо добавить торговые сети с их скрытыми бонусами, которые, несмотря на вступивший в силу закон о торговле, сохраняются.

Считаю, что введение эмбарго на экспорт зерна было ошибочно и не достигло поставленных социальных целей. И было бы неправильно решать проблемы общества за счет большой его части (крестьянства). Социальная поддержка должна носить адресный характер, в том числе и обеспечение низких цен на хлеб для социально незащищенных категорий граждан путем прямой доплаты в случае удорожания хлеба.

Думаю, что решение о введении эмбарго было обусловлено неполнотой информации об объемах убранного урожая, о том, сколько все-таки зерна имеется в стране. Ввели в заблуждение и аналитики, заявлявшие, что зерна в стране нет, пугающие тем, что «не за горами голод», и т. д. Хорошо, что вскоре был снят запрет на экспорт муки и не продлено эмбарго и на экспорт зерна. Из всех этих событий просто необходимо сделать выводы и в будущем более вдумчиво подходить к принятию столь ответственных решений.

Сегодня рынок тревожат разговоры о введении ограничительных таможенных экспортных пошлин на вывоз зерна. В результате потенциальные экспортеры не могут понять, по каким ценам им заключать экспортные сделки. Если экспорт не будет задушен таможенными пошлинами, то мы как сообщающиеся сосуды будем иметь цену (за минусом логистики, транспортных расходов) на зерно, близкую к мировой. Это по большому счету выгодно переработчикам. На основании полученной информации я сделал вывод, что мировая цена на зерно сохранится близко к уровню $300 за тонну. А это значит, что российские цены в регионах за вычетом всех транспортных расходов не опустятся ниже 5-6 тыс. рублей. Это достаточно приемлемый уровень. Уверен, в этом случае год мы проживем нормально.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Принципиальный прорыв

Павел Скурихин, президент Национального союза зернопроизводителей, председатель совета директоров Группы компаний САХО

— В России может быть создана эффективная система сельскохозяйственного страхования. Об этом нам стало известно на состоявшемся 25 июля в Тамбовской области совещании по вопросу о перспективах урожая и текущей ситуации на зерновом рынке непосредственно от президента Дмитрия Медведева, подписавшего в тот день соответствующий федеральный закон. Впереди нас ждет большая работа над сопутствующими подзаконными актами, но необходимая основа уже сформирована. Национальный союз зернопроизводителей принимал активное участие в законотворческой работе по совершенствованию агрострахования, поэтому могу отметить несколько моментов, которые позволяют надеяться на значительные улучшения системы.

Недостатки существовавших ранее подходов к агрострахованию были совершенно очевидны для всех участников рынка. Не буду их перечислять, достаточно заметить, что желающих застраховать посевы с каждым годом становилось все меньше и меньше, и это говорит само за себя. В нынешнем году, к примеру, услугами страховщиков воспользовались всего лишь 13% зернопроизводителей. По итогам прошлогодней засухи агрострахование показало себя нерабочим инструментом, что вызвало критику на уровне руководства страны. Если бы не прямые эффективные меры государственной поддержки, ущерб от засухи стал бы для отрасли непоправимым. Для НСЗ работа над созданием эффективной системы сельскохозяйственного страхования стала одной из ключевых задач на 2011 год. На разных стадиях обсуждения мы видели, что эта проблема искренне волнует рядовых членов союза во всех регионах России.

Согласно утвержденным изменениям, предполагается создание пула из страховых компаний, которые будут профессионально заниматься агрострахованием в соответствии с определенными стандартами и нормативами. Нам удалось добиться признания необходимости внедрения четких правил проведения страховыми компаниями агроэкспертизы. Для зернопроизводителей принципиально важно, что отныне эта экспертиза будет проводиться за счет самих страховщиков. После долгих споров и обсуждений удалось добиться, чтобы до 80% страховых премий, собранных с сельскохозяйственных предприятий, направлялись в резервный фонд для последующих выплат при наступлении страховых случаев. Немаловажно и то, что представители НСЗ и других агропромышленных союзов и ассоциаций войдут в наблюдательный совет профильного объединения страховщиков.

Само по себе повышение эффективности агрострахования не решит всех существующих проблем зернопроизводителей. На сегодняшний день созданы все предпосылки для того, чтобы собрать урожай порядка 85–90 млн тонн зерна. Это значительно превышает внутренние потребности России. Соответственно, могут потребоваться оперативные стабилизационные меры, чтобы сохранить внутренние цены на зерно на приемлемом для производителей уровне. После трех очень сложных лет для АПК, в условиях высокой закредитованности и диспаритета цен отрасль как никогда остро нуждается в средствах для стабильного функционирования и развития. Но совершенствование агрострахования — принципиально важный шаг в создании эффективной системы поддержки сельскохозяйственного производства и, как следствие, укреплении продовольственной безопасности страны.



Comments are closed.

Так же в номере