Главная » Экономика » В поисках золотого руна

В поисках золотого руна

Власти Алтайского края намерены вернуть региону статус одного из крупнейших центров овцеводства. Впрочем, советских успехов даже при самом благоприятном сценарии достичь не удастся. Как в крае складывается ситуация в данном секторе сейчас и чего ждать в будущем, выяснял корреспондент «КС».

В советское время Алтайский край славился на весь Союз как овцеводческий регион, где выводились новые породы, производилось большое количество мяса и шерсти. Однако в период перестройки и девяностые годы отрасль фактически пришла в упадок. Ее возрождением власти решили заняться только на исходе двухтысячных годов. Господдержка уже дала некоторый положительный эффект, однако до советского уровня еще далеко, подчеркивают эксперты. Развитие отрасли сдерживает ряд проблем, наиболее фундаментальная из которых — низкий спрос на продукцию овцеводства.

Спасибо Столыпину

Культурное овцеводство на Алтае ведет отсчет с начала ХХ века. Тогда, в период знаменитой столыпинской аграрной реформы, переселенцы из центральной России пригнали сюда первые отары овец. Отрасль, которая только начинала развиваться, была подкошена гражданской войной. В голодное время овец просто съели.

Война закончилась, и экономика стала постепенно приходить в норму. Не отставало и овцеводство. Перед учеными и практиками в тот период стояла насущная задача — создать высокопродуктивную породу овец для местных условий. Путем проб и ошибок такая порода, наконец, была выведена и получила название «Алтайская тонкорунная». Со временем эта порода, которая отличалась хорошими вкусовыми качествами и низким содержанием жира, распространилась по всему краю, вытеснив все другие, более примитивные.

Своего расцвета алтайское овцеводство достигло в позднесоветский период. В восьмидесятые годы ХХ века здесь насчитывалось 1,5 млн овец, а по производству баранины край занимал третье место в стране. По производству шерсти Алтай тоже был в числе лидеров. При этом именно шерсть, а не мясо, была наиболее рентабельной. Помимо этого, что очень важно, регион являлся одной из племенных баз советского животноводства. Однако в период перестройки об овцеводческой отрасли как будто забыли. Неудивительно, что она быстро пришла в упадок. В девяностые годы поголовье составляло лишь 150 тыс. овец. Пастбища оказались заброшенными, уникальные селекционные знания — никому не нужными, а на смену местной баранине пришла импортная, качество которой оставляло желать лучшего.

В постсоветский период ситуация с овцеводством только ухудшалась. Производство баранины стало убыточным, выпуск шерсти давал минимальную рентабельность в 5–10%. Низкая цена шерсти, сложности во взаимодействии производителей и переработчиков сырья, низкий спрос на продукцию овцеводства стали факторами, способствующими деградации отрасли. В итоге продолжилось резкое снижение поголовья овец. Так, в коллективных хозяйствах их количество в 2010 году по отношению к 1990-му уменьшилось практически в 45 раз! Однако некоторые хозяйства смогли удержаться от такого резкого падения. Например, племзавод «Степной», по данным его директора Сергея Катаманова, снизил поголовье овец примерно в три раза — с 24 тыс. до 7,5 тыс. В дальнейшем это позволило предприятию легче адаптироваться к новым условиям.

Возрождение овец

Возрождение алтайского овцеводства началось с 2009 года. На федеральном уровне тогда было заявлено о необходимости развивать животноводство. Дополнительный стимул развитию отрасли придало и то, что Министерство сельского хозяйства и администрация Алтайского края стали субсидировать часть затрат на содержание маточного поголовья овец. В год на эти цели выделялось около 7 млн рублей. И процесс пошел.

Если в 2008 году поголовье овец в крае составляло 200,2 тыс., то в 2011 году оно достигло 215 тыс. Причем рост происходил как в хозяйствах населения, где содержится большинство овец, так и в сельхозпредприятиях и крестьянско-фермерских хозяйствах. «Поголовье растет, однако в сравнении с советским уровнем оно очень невелико», — подчеркивает председатель правления Союза агропромышленных организаций Алтайского края Сергей Серов.

Несмотря на это отрасль может похвастаться и другими хорошими показателями. Почти в три раза увеличились продажи племенного молодняка. Сейчас годовой объем производства мяса овец в живом весе составляет 6 тыс. тонн, шерсти — чуть меньше 500 тонн.

Современная база тонкорунного овцеводства представлена тремя племзаводами — «Степное» Родинского района, «Овцевод» Рубцовского района, «Сибирь» Третьяковского района.

Однако развитие отрасли тормозит ряд проблем. Наиболее важная из них — низкий уровень спроса на продукцию овцеводства: шерсть и мясо. На Алтае нет собственных мощностей по переработке шерсти. В Сибири осталось всего два подобных предприятия — в Тюмени и в Хакасии. В последней находится некогда знаменитая на весь Союз Черногорская фабрика первичной обработки шерсти. Изготавливаемые ею одеяла до сих пор пользуются большим спросом. Однако в последнее время у предприятия большие финансовые проблемы, что негативно сказывается и на ее поставщиках — алтайских овцеводах. Есть перерабатывающие мощности и в Центральной России, но с учетом транспортных расходов везти алтайскую шерсть туда невыгодно. Помимо этого серьезную долю на российском рынке занимает дешевая китайская шерсть. При этом к алтайской шерсти есть интерес в Казахстане, однако пока серьезных поставок туда наладить не удалось.

Следствием невысокого спроса является низкая закупочная цена на шерсть. «Ее производство многие годы глубоко убыточно. В последние пару лет появилась некоторая тенденция роста закупочных цен на шерсть, но кардинально переломить ситуацию пока не удается», — отмечает спикер Алтайского краевого законодательного собрания Иван Лоор, до этого много лет проработавший в сфере сельского хозяйства.

Не лучше обстоит дело и со спросом на баранину. По данным статистики, объем ее потребления в крае составляет 0,4 кг на жителя в год. Это существенно ниже общероссийского показателя — 1 кг. При этом объем производства баранины в регионе 0,9 кг на душу населения в год. Как становится ясно из простых расчетов, объем производства этого вида мяса превышает объем потребления более чем в два раза. По мнению экспертов, причина — в специфичности баранины. Ее потребление более традиционно в восточных культурах, на Кавказе. А на Алтае любителей «казана, барана и мангала» существенно меньше. Выход можно было бы найти в вывозе баранины в другие регионы. Однако это направление пока развивается слабо. Причина тому — высокие железнодорожные тарифы, сложности с транспортировкой мяса и ориентированность региональных рынков на местных производителей.

В итоге низкий уровень спроса на баранину и шерсть сдерживает развитие овцеводства. При этом данный уровень нельзя назвать высоким. Например, в России на душу населения производится 1,5 кг баранины в год, что существенно больше, чем алтайский показатель. Добавим, что на баранину приходится всего 0,2% всего производимого в Алтайском крае мяса.

Низкий спрос приводит к низким ценам, а они, в свою очередь — к невысокой или даже отрицательной рентабельности овцеводства. В итоге хозяйства, которые занимаются овцами, всерьез думают: нужно ли продолжать развивать невыгодное направление? Не появляются и новые инвесторы. Заметим, что наиболее громкие инвестпроекты на мясном рынке края реализуются в сферах производства мяса птицы и свинины. Проектов, связанных с бараниной, среди них нет. Хотя некоторые эксперты считают развитие мясного овцеводства перспективным направлением. «Баранина сегодня является очень востребованным мясом. Пока люди просто не поняли, что это выгодное направление. Я думаю, что в будущем производство баранины будет развиваться», — говорит исполнительный директор компании «Островное» (Мамонтовский район) Олег Добровольский. Впрочем, пока сама компания занимается молочным животноводством и на овцеводство переходить не собирается.

Также в числе проблем — малочисленность поголовья овец, связанная с недостатком базы племенных хозяйств, неправильное питание, недостаточное развитие кормопроизводства, низкая обеспеченность отрасли квалифицированными кадрами. Все эти факторы оказывают негативное воздействие на овцеводческую отрасль.

Однако есть в агробизнесе люди, которые занимаются овцеводством несмотря на все эти проблемы. В их числе — известный алтайский фермер Александр Гуков. Развивать овцеводческое направление он начал пять лет назад. По его словам, стимулом к этому было наличие большого количества отходов от переработки сельхозпродукции. Рачительному хозяину было жалко, чтобы они пропадали. Поэтому было решено использовать их в корм овцам. Заодно завели и самих овец. Сегодня в хозяйстве Гукова насчитывается около трех тысяч овец. Из них 950 маток, 100 баранов, остальное — молодняк. Поголовье можно было бы увеличить, однако проблема заключается в недостатке пастбищ в Ключевском районе.

Как отмечает фермер, сегодня невыгодно заниматься мясным и шерстяным направлением овцеводства. Стоимость шерсти практически сопоставима с затратами на стрижку овцы, а для мяса нет каналов сбыта. «Разве что свою шашлычную открыть», — смеется Гуков. В связи с вышесказанным хозяйство зарабатывает прежде всего на продаже молодняка. В 2012 году его планируется реализовать 1 тыс. голов. Спрос на молодняк довольно велик. Однако и здесь цены не радуют. «Чтобы купить хороший импортный трактор, мне пришлось бы продать всех овец. Диспаритет цен на сельхозпродукцию и другие товары остается большой проблемой», — жалуется Александр Гуков.

Фермер Петр Началов нашел другой выход из проблем со сбытом. «Я держу овец для себя, для потребностей своей семьи. Рынка здесь и правда нет. А так пары десятков овец нам хватает, неплохое подспорье. Получается настоящее натуральное хозяйство», — рассказывает он. По словам Началова, он такой не один. В крае немало фермеров, которые разводят овец в небольших масштабах. «Если бы были рынки сбыта, их хозяйства были бы больше», — говорит Началов.

Позитивная программа

Для решения указанных проблем и дальнейшего развития данного сектора животноводства в августе была принята ведомственная целевая программа «Развитие овцеводства в Алтайском крае на 2011–2013 годы и на период до 2020 года». Основные задачи программы — увеличение поголовья овец, а также объемов производства шерсти и баранины. Достичь этого планируется через реализацию ряда мероприятий.

Первое — поддержка содержания маточного поголовья овец, которое осуществляется путем субсидирования части затрат. Второе — субсидирование части затрат на приобретение племенного молодняка. Третье — укрепление кормовой базы и улучшения качества кормов, которое также осуществляется путем субсидирования части затрат. В числе других мероприятий — поддержка технического перевооружения овцеводства и повышение квалификации сельскохозяйственных работников. Всего за 2011–2012 годы на реализацию программы будет направлено 112,3 млн рублей из краевого бюджета.

Программа предполагает амбициозные результаты. Так, в 2013 году поголовье овец должно достичь 227 тыс., к 2020 году — 300 тыс. Производство баранины в живом весе планируется увеличить до 6,4 тыс. тонн и 8,5 тыс. тонн соответственно, производство шерсти — до 518 и 680 тонн. При этом акцент будет сделан на мясном направлении. Как отмечается в программе, спрос на баранину будет расти в связи с ростом доходов населения края, а также с увеличением туристического потока в регион из-за создания игорной и туристско-рекреационной зон.

Мясной рынок Алтайского края ожидает рост, подтверждают эксперты. Так, как ранее отмечал председатель правления Мясного союза Алтая Иван Яшкин, к 2025 году объем производства мяса в региона вырастет на 40%. Однако прежде всего этот рост произойдет за счет сегмента мяса птицы, на который, кстати, и сейчас приходится 65% от всего объема производства. Сможет ли баранина, достаточно специфический по вкусовым качествам продукт, отвоевать какую-либо значимую долю рынка — большой вопрос.

Как отмечается в программе, на Алтае есть ресурсы для развития овцеводства — и природно-климатические, и трудовые, и экономические. При этом разработчики предостерегают, что реализации программы может препятствовать ряд рисков. В их числе — недостаточный уровень финансирования отрасли, неблагоприятная конъюнктура рынка, резкий рост цен на электроэнергию, недостаток квалифицированных специалистов. Впрочем, констатируется в документе, этих рисков вполне возможно избежать. Главное — аккуратно финансировать программу и оперативно решать возникающие проблемы.

Однако основной риск заключается в том, что данная программа не будет способна обеспечить реальный рост спроса на продукты овцеводства. Она поддерживает производителей, но не позволяет расширять рынки сбыта. А без этого наращивание объемов производства просто бессмысленно.

Несмотря на возможные проблемы некоторые эксперты уверены в большом будущем алтайского овцеводства. «Нынешние показатели овцеводства в крае не отражают наш потенциал по развитию этой отрасли, — говорит Иван Лоор. — Я считаю, что и сегодня многие районы края, в особенности степные, имеют идеальные природно-климатические условия для овцеводства, это, например, Родинский, Курьинский, Бурлинский, Угловский районы (только в Бурлинском и Угловском районах в советские годы было по 150 тысяч голов овец в каждом). И я рассматриваю овцеводство не как побочную, вспомогательную отрасль, а как одно из ключевых и стратегически значимых направлений в животноводстве края».

Как становится ясно из анализа программы, в ближайшее десятилетие алтайскую овцеводческую отрасль ждет серьезный рывок вперед. Однако даже при реализации позитивного сценария развития достичь советских показателей все равно не удастся. Впрочем, нужно ли стремиться к этому в условиях новых экономических реалий — вопрос, который остается открытым.



Comments are closed.

Так же в номере