Главная » Менеджмент » «Кандидаты чувствуют свою востребованность и просят повышения заработной платы»

«Кандидаты чувствуют свою востребованность и просят повышения заработной платы»

Рынок рекрутмента является традиционным барометром состояния экономики, ранее всего реагирующим как на позитивные, так и на негативные тенденции. Директор регионального филиала Сибирь — Дальний Восток международной рекрутинговой компании Brainpower ЕКАТЕРИНА ПАНФЕРОВА рассказала корреспонденту «КС» ИГОРЮ БОЧАРОВУ о том, какие отрасли сибирской экономики испытывают потребность в высококвалифицированных кадрах, где отмечен наибольший рост вакансий, а также поделилась своим прогнозом относительно развития кадрового рынка Сибири.

Brainpower — международная рекрутинговая компания, специализирующаяся на сфере поиска и подбора управленческих кадров высшего звена и HR-консультировании. С 2009 года Brainpower работает в составе BPI Group, международной компании, занимающейся управлением человеческими ресурсами и консалтингом и имеющей 2000 консультантов в 40 странах мира.

На российском рынке компания работает с 1993 года. Отделения Brainpower действуют в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске и Киеве.

— Екатерина, международная рекрутинговая компания Brainpower представлена на сибирском рынке с 2009 года. Расскажите, пожалуйста, о компании и подробнее — про Сибирский филиал.

— Brainpower — международная компания, которая работает в Новосибирске с 2009 года. Новосибирский офис стал четвертым в России, после офисов в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Наш филиал работает на территории от Омска до Владивостока.

— Существует ли региональная специфика в работе филиала?

— Безусловно. Мы работаем на большой территории с охватом нескольких часовых поясов, наличием региональной специфики в национальных регионах. Существует отток населения с востока на запад. Мы видим, что кандидаты считают Новосибирск привлекательным местом жительства и работы.

Существует и другая тенденция, когда из Новосибирска приглашают специалистов работать на Дальний Восток, в Москву или Сочи, таким образом, можно сказать, что мы являемся источником привлечения кандидатов для других городов.

— Насколько готов новосибирский топ-менеджер ехать во Владивосток?

— Такие кандидаты встречаются, и у каждого из них своя мотивация. Это и смена рынка, получение нового опыта, больше самостоятельности, возможность карьерного роста. Из общего числа вакансий по Сибири и Дальнему Востоку наиболее востребованы топ-менеджеры именно во Владивостоке.

— В сравнении с прошлым годом ситуация как-то меняется?

— Тенденция по развитию Дальнего Востока прослеживается уже несколько лет. Это поступательное движение многих компаний, которые сознательно планировали свое присутствие на рынке этого региона. Экспансия была приостановлена кризисом, а сейчас, когда экономическая ситуация более стабильна, эти планы постепенно реализуются.

— А насколько сильно ощущается мобильность кадров?

— Движение персонала как с востока на запад, так и в противоположную сторону существует на рынке FMCG. Чаще всего это касается топ-менеджеров, которые приезжают работать в Сибирь и на Дальний Восток из центральной части России, ближнего и дальнего зарубежья.

Политика привлечения российских менеджеров в регионы связана с необходимостью развития бизнеса. От работодателей звучат запросы на «топов», которые одинаково хорошо разбираются в продажах, маркетинге, логистике, управлении персоналом, финансах. Таких специалистов в регионах очень мало. В связи с этим возникла потребность в привлечении к работе в регионах топ-менеджеров, работавших ранее в головных офисах компаний в Москве и Санкт-Петербурге. Эти специалисты привлекаются для решения стратегических задач, планирования, управления бизнес-процессами и решения широкого круга задач на месте. Также подвержены такой «обратной» миграции директора по производству, относящиеся к категории редких специалистов.

— Можно ли сказать, что компании стали более активно приходить на региональный рынок?

— Ситуация на сегодняшний день неоднозначная. Некоторые компании, наблюдая за ситуацией в Европе, не спешат расширять свой штат сотрудников. Существует и обратная ситуация: наблюдая за кризисными явлениями в европейской экономике, ряд компаний инвестируют деньги в развивающиеся рынки, в том числе и российский.

В России бизнес традиционно осваивает сначала западную часть, затем приходит на восток. Это подтверждается статистикой: на сегодняшний день больше всего вакансий в сегменте топ-менеджмента приходится на Дальний Восток. В Новосибирск же бизнес, как правило, приходит после открытия офисов на Волге и Урале.

— Как часто работодатели региона обращаются в кадровые агентства для поиска сотрудников?

— Во время кризиса многие компании экономили, в том числе и на услугах рекрутинга, закрывая вакансии самостоятельно. По нашим данным, в регионе на сегодняшний день около 90% вакансий работодатели закрывают самостоятельно и 10% отдают в кадровые агентства. Как правило, это вакансии топ-менеджеров, специалистов с уникальным опытом и вакансии, сложные для самостоятельного закрытия в регионах. Кроме того, часто в агентства отдают конфиденциальные вакансии, по которым сложно работать внутренним сотрудникам отдела персонала.

— Отличается ли ситуация в разных городах региона или она типична?

— Если мы будем сравнивать общее количество вакансий, опубликованных в открытых источниках, в разных регионах — Западная Сибирь, Восточная Сибирь и Дальний Восток, — то мы получим 74%, 16% и 10% соответственно. В Западной Сибири основная масса вакансий приходится на крупные города — Новосибирск (49%), Красноярск (19%), Омск (9%). Очевидно, что Новосибирск наиболее привлекателен для специалистов нашего региона.

Среди сибирских городов наиболее сложным с точки зрения закрытия вакансий является Новокузнецк. Это связано с отраслевой спецификой города и ограниченным количеством специалистов на внутреннем рынке, к которым в настоящее время предъявляются дополнительные требования, такие как, например, знание английского языка. По нашей статистике, 15% вакансий Новокузнецка отдаются кадровым агентствам. В Томске найти подходящего специалиста значительно проще, так как предложение всегда превышает спрос, и квалификация кандидатов, как правило, очень высокая. В Иркутске работодатели также предпочитают закрывать вакансии самостоятельно, нечасто прибегая к аутсорсингу. Лишь 3–4% вакансий закрываются агентствами.

— Каково соотношение позиций разного уровня по Сибири и Дальнему Востоку?

— Соотношение примерно одинаково по всем регионам. Как правило, вакансии уровня топ-менеджеров составляют 10%, менеджеров среднего звена — 30–40% от общего числа вакансий. На Дальнем Востоке небольшая доля вакансий среднего уровня, это либо позиции руководителей, либо позиции исполнительского уровня. Структуры компаний «плоские», во многом это объяснимо географически. Например, при открытии филиала топ-менеджеры находятся в центральном офисе филиала, а в регионах открываются вакансии рядовых специалистов.

— При более подробном анализе различных сегментов рынка труда можно ли выделить какие-то особенности, изменения, характерные для этого года? Намечаются ли подвижки в сфере логистики?

— Ситуация на рынке логистики достаточно устойчива. Компании, которые уже присутствуют на рынке, планово продолжают свою работу. Открытие масштабных логистических проектов требует крупных инвестиций, поэтому новые крупные игроки на сибирский рынок пока не идут. В настоящее время есть изменения в европейской части России, но эти компании еще не дошли до Урала, поэтому в Сибири оживление этого рынка можно ожидать только через пару лет. Учитывая географическое расположение Новосибирска, близость региона к Китаю, потребность в развитии логистических комплексов в регионе будет возникать у крупных международных компаний, это дело времени и инвестиций.

— Какова в настоящее время ситуация с IT-специалистами?

— В этом сегменте спрос традиционно превышает предложение и продолжает ощущаться нехватка квалифицированных специалистов. Потребности рынка во многом опережают темпы подготовки специалистов. IT-специалисты приезжают в Новосибирск из Томска, Кемерова, Иркутска, с Дальнего Востока, но и этот ресурс вскоре будет исчерпан.

— Екатерина, а что нового на рынке фармацевтики?

— Рынок фармацевтики всегда был очень емким. Он и FMCG-сегмент выстояли во время кризиса 2009-го. Это рынок, на котором традиционно много предложений и мало кандидатов. В отличие от B2B-сегмента в фармацевтический рынок первоначально приходили люди с профильным образованием. Сейчас фармацевтические компании отходят от этого, что связано и с нехваткой кандидатов, и с приходом к нам тенденции с Запада, где в фармацевтических компаниях не работают врачи. Многие компании региона также пересмотрели свои требования и стали принимать на работу людей без профильного образования, но умеющих продавать продукт.

— Рынок FMCG является одним из старейших, происходят ли изменения здесь?

— Рынок FMCG характеризуется тем, что условия на нем диктуют кандидаты. Квалифицированные менеджеры востребованы рынком и жестко ведут переговоры с работодателем не только за размер зарплат, но и за формирование лучших условий для своей работы. Это и название позиции, полномочия, подъемные, аренда жилья при переезде, и даже расходы на путешествия на родину. Рынок диктует необходимость изучения английского языка как обязательного элемента в арсенале топ-менеджера.

— Банковский рынок в прошлом году сохранял некую осторожность, не расширяя существенно штаты, как обстоит дело в этом году?

— Рынок сегодня наполнен банковскими вакансиями, другое дело, какого они уровня. В основном это специалисты бэк-офиса, стартовые и средние позиции с обоснованной текучкой кадров. Минимальное количество топовых вакансий связано со стабильностью рынка и осторожностью данных структур при проведении изменений.

— Какой рынок, на ваш взгляд, наиболее динамично развивается в этом году?

— Рынок B2B определенно совершил рывок в этом году. Во время кризиса и сразу после него в этой отрасли наблюдался спад, и многие компании «замораживали» свои проекты.

В этом году огромный спрос на специалистов данного сегмента, и основным отличием от прошлых лет является изменение требований заказчиков. На передний план выходят узкопрофильные знания. Заказчик в первую очередь ищет специалиста, глубоко понимающего нюансы, связанные с продуктом, а не с технологией продаж и методом переговоров. Компании пришли к этому на собственном опыте, потому что целевая аудитория у таких менеджеров — это главные инженеры, строители, технологи. Это новая тенденция рынка.

— Как отражается кадровый голод, который испытывает ряд рынков, на уровне заработной платы специалистов?

— Если в кризис на рынке высвобождались отличные специалисты, которых не перекупали, так как отсутствовала такая потребность, то сейчас рынок перестал быть клиентским и все больше становится кандидатским. Зарплаты постепенно растут, примерно на 10–15% в год, вместе с тем работодатели осторожно подходят к значительному повышению зарплат, стараясь не «перегревать» рынок.

У многих кандидатов в резюме есть стандартный перерыв в стаже в 2009 году, за которым следует несколько различных мест работы, когда рынок был нестабилен. Сейчас кандидаты чувствуют свою востребованность и просят повышения заработной платы. Наибольший рост зарплат зафиксирован среди IT-специалистов и менеджеров продаж со знанием английского языка.



Comments are closed.

Так же в номере