Главная » Спецвыпуск » Банковский кризис оказался «стахановским месячником»

Банковский кризис оказался «стахановским месячником»

Сергей НИКИФОРОВ

Динамика притока новых вкладов и выдачи новых кредитов банковской системой Новосибирской области в кризисный период мая-июля 2004 года на первый взгляд могла бы показаться парадоксальной. Однако всему есть разумное объяснение. Так, резкий прирост выданных кредитов в июне на фоне стремительного сокращения притока ресурсов объясняется стремлением головных офисов иногородних банков во что бы то ни стало предупредить распространение любой негативной информации среди клиентов, а июльский всплеск открытия новых вкладов на пике недоверия к банкам был обусловлен их перетоком внутри банковской системы.

Если обратиться к хронике событий, то в мае, когда первая негативная информация, спровоцированная лишением лицензии Содбизнесбанка и заявлениями главы ФСФМ о претензиях к ряду российских банков, еще только начала просачиваться в СМИ, сокращения притока вкладов населения в банковской системе практически не наблюдалось (-1% по сравнению с апрелем). Однако при этом произошло резкое сокращение объема новых кредитов, выданных предприятиям и организациям (на 30% по сравнению с апрелем), и менее значительное (на 11%) — потребительских кредитов, что стало прецедентом на фоне их безудержного роста на протяжении длительного периода. То есть первыми на тревожные известия отреагировали сами банки, которые запаслись «подушкой ликвидности», радикально свернув выдачу новых кредитов. Заметное же сокращение притока новых вкладов (на 16% по сравнению с предыдущим месяцем) проявилось только в июне (диаграмма 5).

Однако в июне же произошел стремительный рост кредитов, выданных предприятиям и организациям (+33% по сравнению с маем), а также населению (+17%). Такой всплеск активности новосибирских банков и филиалов на кредитном рынке в условиях «кризиса доверия» и сокращения притока клиентских средств можно объяснить лишь готовностью иногородних кредитных организаций во что бы то ни стало в полном объеме удовлетворять возросший спрос на кредитные ресурсы за счет трансфертов головных банков — во избежание появления любой негативной информации об их платежеспособности среди клиентов (диаграмма 5). Заметим, что этот «стахановский месячник» по усиленному кредитованию новосибирских предприятий проходил прежде всего за счет наиболее популярных у заемщиков ссуд на срок от 3 до 6 месяцев, доля которых выросла с 4% в мае до 20% в июне, а также кредитов от 6 месяцев до года, доля которых в свою очередь увеличилась с 12% до 17% на фоне заметного сокращения ссуд, выданных на сроки до 30 дней (с 62% до 47%).

В июле же, когда негативная информация в СМИ, спровоцированная известиями о несостоятельности Гута-банка и огромных потерях Альфа-банка, казалось, достигла своего апогея, в банковской системе области начался парадоксальный всплеск открытия новых вкладов (+36% по сравнению с июнем). Причиной открытия новых вкладов как раз и стали панические настроения, которые привели к перетоку средств населения в СБ СБ РФ и региональные банки. В целом же за июль по банковской системе области вклады населения в кредитных организациях не выросли, а сократились (-3%, по данным ГУ ЦБ РФ по Новосибирской области), что примерно соответствовало потерям всей банковской системы страны. Просто быстрый приток вновь открываемых вкладов в июле сопровождался еще более значительным их оттоком из ряда банков и филиалов в наличную иностранную валюту и «под матрас», что характерно для любых периодов нестабильности на российском банковском рынке. Тем не менее следует отметить крайне незначительные масштабы этого оттока и решающую роль в предотвращении масштабного кризиса на ресурсном рынке своевременных заявлений председателя ЦБ РФ о гарантировании самим Банком России возврата вкладов во всех банках.

В июле же на фоне стремительного прироста объема вновь открытых вкладов, связанных с перетоком средств населения внутри банковской системы, почти столь же быстро сократился прирост выдаваемых предприятиям и организациям кредитов (диаграмма 5). Вероятно, в результате внезапно наступившей стабилизации на банковском рынке, а также накачки ликвидности в результате радикального снижения Банком России отчислений в ФОР (до 3,5%) иногородние банки уже не нуждались в экстраординарных мерах по сохранению своего имиджа и вернулись к кредитованию в обычном режиме. Кроме того, возможно, что большинство самих заемщиков уже в июне удовлетворили свой спрос на среднесрочные кредиты.

Однако, несмотря на всю парадоксальность активности местных банков и филиалов на региональном кредитном рынке (от колоссального падения в мае до столь же значительного роста в июне в условиях заметного сокращения притока клиентских средств), ей есть и рациональное объяснение. Поведение кредиторов было очень незначительно связано с «кризисом доверия», зато абсолютно синхронно с изменением региональной экономической конъюнктуры и спроса на продукцию новосибирских предприятий. Добавим, что кредитование населения весь кризисный период происходило гораздо более ровно (диаграмма 5).



Comments are closed.

Так же в номере