Главная » Политика » «Единая Россия»: впереди большие перемены

«Единая Россия»: впереди большие перемены

На российском политическом поле происходит быстрое становление новой политической структуры — Общероссийского Народного фронта (ОНФ). При этом источник этой силы тот же, что был и у «Единой России» («ЕР») — государственная власть. Но что же будет с самой «ЕР»?

В апреле этого года в тексте, посвященном уходу спикера Законодательного собрания Новосибирской области Ивана Мороза с поста секретаря регионального политсовета «ЕР» (в № 16 «КС», «Ротация кадров или нечто большее?»), высказывалось мнение, что положение с «партией власти» начинает напоминать ситуацию начала 1990-х годов. Тогда первый секретарь Новосибирского обкома КПСС Виталий Муха внезапно решил оставить свой пост, сосредоточившись только на работе председателя областного Совета депутатов. И это стало одним из показателей того, что КПСС перестает быть правящей партией.

В апреле сего года пессимистический прогноз в отношении «ЕР» казался не вполне обоснованным. Позициям «ЕР» как «партии власти» ничто всерьез не угрожало, единственная проблема состояла в том, что независимые социологические опросы показывали падение электоральной поддержки правящей партии. Это грозило ей потерей абсолютного, а может быть, даже и относительного большинства на предстоящих в декабре выборах в Государственную думу, но «ЕР» оставалась самой влиятельной политической партией страны, и было ясно, что до выборов будут предприняты все возможные меры для того, чтобы улучшить ее имидж в глазах избирателей. И наконец, казалось бы, зачем власти допустить разрушение своего «партийного филиала», на создание которого было потрачено столько времени и сил?

Но 6 мая премьер и беспартийный лидер «ЕР» Владимир Путин выступил с инициативой создания Народного фронта. Первоначально казалось, что ОНФ будет широким общественно-политическим движением, которое призвано расширить электоральную базу «ЕР» и обеспечить ей получение большинства в новом составе Думы. И этот прогноз подкреплялся тем очевидным фактом, что создание структур ОНФ в центре и на местах взяли в свои крепкие руки члены или сторонники «партии власти». Однако дальнейшее развитие событий позволило сделать вывод, что не ОНФ будет приложением к «ЕР», а «партия власти» в ее нынешнем виде станет материалом для создания новой политической структуры.

Пока непонятно, как это будет осуществлено с формально юридической точки зрения, учитывая, что начинающаяся избирательная кампания и существующее законодательство делают невозможным появление новой партии или оформление нового политического движения. Впрочем, никто не сомневается, что в команде у Путина опытные и творческие политтехнологи: что-нибудь да придумают. Но даже если «ЕР» сохранит свое нынешнее название, «кадровая революция» в партии неизбежна. Она фактически уже началась и будет закреплена на съезде в конце сентября. Можно согласиться с мнением тех экспертов, которые уверены, что это не Путин вступит в «ЕР» на этом съезде, а «ЕР» вольется в созданный Путиным Народный фронт.

Означает ли это, что «ЕР» «сливают» так же, как КПСС в 1990-1991 годах? Нет, скорее всего, это не более чем внешнее сходство. Как внешней является и часто проводимая аналогия между КПСС и «ЕР». КПСС была партией-государством. Она выстраивала под себя государственные структуры, а партийные функционеры имели реальную власть, в отличие от их «государственных аналогов». Можно вспомнить, что Сталин до 1941 года не занимал какого-либо государственного поста, а главой советского государства, впоследствии этот пост назывался председатель Верховного Совета СССР, при нем был Калинин. Но ни у кого не могло возникнуть вопроса: «Кто главный в тандеме Сталин–Калинин?»

Другое дело «ЕР», это не партия-государство, а государственная партия или, как уже было сказано, партийный филиал «властной вертикали». Поэтому все те перемены, которые начались с «ЕР», — это не «слив» правящей партии, а ее переформатирование, вызванное необходимостью победы на предстоящих парламентских выборах. Как государственная партия «ЕР» отличается высокой дисциплинированностью, и это переформатирование пройдет спокойно и организованно. Впрочем, это уже не первое серьезное изменение верхнего эшелона, а также структуры и функций «партии власти».

В современном виде она начиналась как избирательный блок «Единство», созданный в рекордно короткие сроки в 1999 году не только в противовес коммунистам, но и для недопущения к власти партии Лужкова и Примакова «Отечество — Вся Россия» («ОВР»). Тогда лицом «Единства» были три борца: борец со стихиями Шойгу, борец с преступностью Гуров и просто борец Карелин. Поставленные перед «Единством» на выборах в Госдуму задачи были успешно выполнены, затем оно же помогло Путину выиграть президентские выборы 2000 года уже в первом туре.

После этого начались переформатирование «Единства» из блока в правящую партию через слияние с «ОВР» и создание «Единой России», завоевание большинства в Думе и превращение многопартийной политической системы в полуторапартийную, где доминирует одна политическая сила. В ходе этих перемен поменялось очень многое, в том числе и первые лица партии.

Сейчас настает время для очередной смены формата, имиджа и, возможно, даже политической роли правящей партии. Такие перемены невозможны без «кадровых революций». Но при этом «властная вертикаль» государства от своей партии отказываться не собирается. Такое время, без собственной партии государству Российскому нельзя, все же у нас многопартийность.

Конечно, могут возразить, что не о такой многопартийности мечталось в годы перестройки. Однако все познается в сравнении. В 1920 году один из главных идеологов партии большевиков Бухарин сказал: «У нас может быть многопартийность, но при условии что мы (большевики) будем у власти, а все остальные партии — в тюрьме». Сегодня эта формула звучит гораздо более гуманно. У нас многопартийность, при условии, что у власти одна государственная партия, а остальные — в оппозиции. Так что по сравнению с временами «военного коммунизма» в России большой прогресс.



Comments are closed.

Так же в номере