Главная » Экономика » Сибирская нефть для восточного соседа

Сибирская нефть для восточного соседа

В отличие от США и Китая, конкурирующих за глобальные энергетические ресурсы и выступающих конкурентами на рынке промышленных товаров и продовольствия, а в перспективе и на рынке финансовых услуг, российская и китайская экономики структурно взаимодополняемы, а огромные сырьевые ресурсы России территориально приближены к китайской границе.

Китай, обладая значительными инвестиционными ресурсами, скупает сырьевые активы по всему миру, где есть организационные возможности таких сделок. Цели такой политики: получение доступа к реальным активам, которые будут дорожать по сравнению с финансовыми активами, обеспечение сырьевой и энергетической безопасности собственной экономики, а также возможность создания плацдарма в стране пребывания для изучения политической обстановки и экономической конъюнктуры.

Для России существует несколько вариантов:

* продажа сырья в точке производства либо нефтепродуктов с эстакад завода, когда трейдерская компания либо компания-импортер сами занимаются транспортировкой по территории России и далее на международные рынки;

* предоставление участков недр иностранному партнеру, когда инвестор самостоятельно либо совместно с российской компанией проводит геологоразведочные работы, организовывает добычу и поставки сырья;

* поставки сырья и продуктов переработки до границы, что предполагает транспортировку до порта с погрузкой в танкер, до передаточного узла на трубопроводе либо пограничного пункта на железной дороге;

* продажа сырья с доставкой потребителю, когда российская нефтегазовая компания организует транспортировку и сбыт нефти, нефтепродуктов либо газа в стране-импортере самостоятельно либо с иностранным партнером;

* переработка сырья на российской территории либо участие в переработке и продажах на территории страны-покупателя, что предполагает развитие существующих и строительство новых НПЗ, ГПЗ, НГХК на территории России либо в стране-импортере российской компанией либо совместно с иностранным партнером.

В современной практике российского нефтегазового бизнеса присутствуют элементы всех пяти представленных вариантов. Какой из них станет преобладающим при развитии крупномасштабного энергетического сотрудничества с Китаем, будет зависеть от государственной промышленной и региональной политики, позиции государства и компаний в сфере международной торговли и иностранных инвестиций, переговорной позиции РФ и КНР.

Интересы России в международном нефтегазовом бизнесе

Россия занимает первое место в мире по производству нефти и газа. Основная часть продукции поставляется на международные рынки.

Главный район добычи углеводородов — Западная Сибирь, где добывается около 70% российской нефти и свыше 90% газа. В перспективе новыми крупными центрами нефтяной и газовой промышленности станут Восточная Сибирь и Дальний Восток. Современные районы добычи нефти и газа в России равноудалены от Западной Европы и от АТР, а перспективные районы приближены именно к Тихоокеанскому рынку, прежде всего к Китаю.

Анализ международных тенденций указывает на наиболее высокую перспективность энергетического рынка АТР, где наблюдается быстрый рост спроса на все виды энергоносителей, тогда как в Европе продолжится стагнация, а в ряде стран снижение энергетического спроса, прежде всего на нефть.

Вместе с тем поставки энергоносителей и энергии в Китай и другие страны АТР пока занимают незначительную долю в российском энергетическом экспорте.

Исходя из устойчивых геополитических и экономических интересов страны, региональных процессов в мировой экономике, тенденций в международной системе энергообеспечения Россия заинтересована в:

* диверсификации экспортных поставок, за счет переориентации части потоков нефти с «перегретого» в основном стагнирующего европейского рынка на динамичные емкие азиатско-тихоокеанские рынки, прежде всего Китай и Корею;

* обеспечении прямого (минуя транзитные страны) выхода на традиционные и новые рынки сбыта нефти, нефтепродуктов и газа: по нефте- и газопроводам, через морские порты, по железной дороге;

* получении долгосрочных гарантий по закупкам нефти, нефтепродуктов и газа, в первую очередь на условиях «бери или плати» (take-or-pay);

* участии в управлении инфраструктурой на территории стран-импортеров;

* участии в эксплуатации инфраструктуры по переработке нефти и газа на территории стран-импортеров;

* участии в прибылях от реализации нефти на территории стран-импортеров;

* участии в проектах по геологоразведке и добыче нефти и газа за рубежом.

Состояние и прогноз энергообеспечения Китая

Китайская экономика — вторая (после США) по совокупному объему ВВП и самая быстроразвивающаяся из крупных экономик в мире, Китай — второй глобальный потребитель энергетических ресурсов (в 2010 году — свыше 2,3 млрд т нефтяного эквивалента).

Для дальнейшего роста экономики Китай вынужден использовать все имеющие возможности обеспечения энергией: в стране реализуется программа строительства атомных станций, быстрыми темпами развивается ветровая, солнечная и биоэнергетика. Однако в современных экономических и технологических условиях только традиционные источники — нефть, газ и уголь в состоянии реально покрыть возрастающие энергетические потребности страны.

В 2010 году добыча угля в Китае превысила 3,1 млрд т, а в ближайшие годы превысит 3,5 млрд т, что будет означать достижение ресурсного и технологического предела по этому виду энергии (обеспеченность текущей добычи разведанными запасами составит чуть более 40 лет при среднемировом показателе около 150 лет). Кроме того, Китай все более сталкивается с серьезными ограничениями в части увеличения техногенной нагрузки на окружающую среду, что в значительной мере связано с расширением систем добычи и использования угля. Более 80% всех грузовых перевозок в Китае приходится на уголь. Все эти факторы вынуждают руководство КНР стимулировать развитие нефтяной и газовой промышленности, организовывать поставки из различных регионов мира.

В условиях изменения технологического уровня энергообеспечения, дальнейшей моторизации экономики и населения, трансформации структуры топливно-энергетического баланса спрос на нефть и газ будет расти наиболее быстро.

Прогноз спроса. Потребление нефти в Китае составит в 2020 году 560–600 млн тонн, импорт — 380–420 млн тонн. В этих условиях экспорт нефти из России, особенно трубопроводные поставки в западные и северо-восточные районы Китая, не столкнутся с серьезной конкуренцией со стороны других поставщиков.

Спрос на газ в Китае составит в 2020 году 300–350 млрд кубометров. Поставки из Бирмы не превысят 10 млрд куб. м в год, из Средней Азии — 30–35 млрд кубометров. С учетом возможности наращивания собственной добычи до 115 млрд куб. м в год и планов развития инфраструктуры СПГ до 80 млрд куб. м емкость китайского рынка для российского газа начиная с 2020 года составит 60 млрд кубометров в год с тенденцией к дальнейшему быстрому увеличению. С 2018 года крупнейший поставщик газа в АТР — Индонезия, а после 2025 года — Малайзия уйдут с рынка и превратятся нетто-импортеров газа, что откроет новые возможности для России на рынках Китая.

Интересы Китая в российском нефтегазовом бизнесе

В современных условиях, исходя из базовых принципов национальной энергетической доктрины, Китай заинтересован, чтобы:

* приросты добычи и часть существующих экспортных поставок нефти из Западной Сибири, направляемых в основном в Европу, были переориентированы на китайский рынок;

* были организованы прямые поставки газа из Западной Сибири в Китай через газопровод «Алтай» не позднее конца 2015 года;

* новые поставки нефти и газа из Восточной Сибири и Дальнего Востока были направлены в основном на китайский рынок;

* были обеспечены приемлемые цены (ниже уровня рынка) и долгосрочная надежность (гарантии) поставок;

* был обеспечен доступ китайских компаний к добывающим, транспортным и перерабатывающим активам в России, в первую очередь в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

В существующих условиях компании КНР стремятся получить любой доступ к нефтяным и газовым активам в России. Учитывая современную позицию правительства РФ по ограничению деятельности иностранных компаний в стратегических отраслях, китайцы пытаются максимально проникнуть в нефтегазовый комплекс на тех условиях, которые действуют сейчас и будут действовать в ближайшей и среднесрочной перспективе. Существует угроза того, что используя сейчас любую возможность проникновения в нефтегазовый сектор, китайские компании будут не просто ожидать последующего изменения условий деятельности иностранных инвесторов в России, но и начнут активно работать в направлении такого изменения.

Газопровод «Алтай»

Маршрут газопровода. Газопровод «Алтай» — наиболее реалистичный вариант организации крупномасштабного экспорта газа из России в Китай. Впервые этот вариант трассы магистрального газопровода был предложен академиком Конторовичем в 1998 году в исследовании, проведенном СО РАН по заказу ОАО «Газпром», как альтернатива предлагавшемуся тогдашним руководством концерна труднореализуемому северному маршруту СРТО–Подкаменная Тунгуска–Дальний Восток–Китай.

В рамках проекта предполагается строительство магистрального газопровода в транспортном коридоре ЯНАО (КС Пурпейская)–Сургут–Парабель–Новосибирск–Барнаул–Горно-Алтайск–граница КНР. Трасса будет проходить через перевал Канас и плато Укок с подключением к транскитайским газопроводам «Запад–Восток», «Запад–Восток–2» и «Запад–Юг».

Поставки трубопроводного газа в Синьцзян-Уйгурский автономный район могут начаться в конце 2015 года. Протяженность трассы до границы с КНР составляет около 2670 км, диаметр трубы — 1420 мм. Планируемый годовой объем поставок не менее — 30 млрд куб. м.

Цены поставок. По вопросам цен поставок идет постоянное сближение позиций «Газпрома» и CNPC. Сейчас внутренние регулируемые цены на газ в районе Шанхая — $230 за тысячу кубометров, а это уже выше, чем цены поставок российского газа в некоторые страны СНГ.

Давление на «Газпром» оказывает нарастающая конкуренция со стороны СПГ, в том числе на традиционных рынках. Серьезную конкуренцию оказывает Катар, который демпингует практически на всех традиционных рынках Западной Европы и АТР. При этом продолжается снижение импортного спроса на рынке США, где продолжается наращивание добычи сланцевого газа. Вместе с тем в результате выбытия мощностей АЭС в Японии и пересмотра ядерных программ в ряде стран мира происходит опережающее увеличение спроса на газ и рост цен, в том числе по спотовым поставкам, которые уже превысили уровень цен долгосрочных контрактов «Газпрома» в Европу и находятся на уровне $400/тысяча кубометров.

Повышение гибкости китайской позиции обусловлено стабильным повышением (в отличие от мировых) внутренних цен на газ в Китае на фоне высоких темпов экономического роста, ревальвации юаня и обострения экологических и энергетических проблем. В Китае происходит быстрый рост практически всех цен, а в пересчете на доллары цены растут еще быстрее. Если эта тенденция продолжится, то фундаментальными факторами, которые обеспечат долгосрочный рост долларовых цен на нефть и газ в мире и в самом Китае, станут устойчивая тенденция ослабления доллара, которая будет усиливаться, и тенденция ревальвации реального курса юаня при высокой внутренней инфляции в Китае. Это означает, что китайский рынок нефти и газа продолжит развиваться по сценарию японского и в долгосрочной перспективе может одним из самых дорогих и емких в мире.

Для достижения взаимоприемлемых цен на газ при организации трубопроводных поставок из России в Китай в первую очередь при реализации проекта «Алтай» потребуется обеспечить выполнение следующих условий:

* предоставление долгосрочного кредита Банком развития Китая «Газпрому» для проведения ГРР, освоения месторождений в Западной Сибири и строительства магистрального газопровода «Алтай» (Западная Сибирь–Западный Китай);

* участие «Газпрома» и CNPC в строительстве газопровода «Алтай» на российской и китайской территории, с последующей совместной эксплуатаций системы Западная Сибирь–Западный Китай–Восточный Китай, включая проектируемые транскитайские газопроводы «Запад–Восток-2» (Синьцзян–Шанхай) и «Запад–Юг» (Синьцзян–Гонконг);

* создание СП между «Газпромом» и CNPC (с привлечением CNOOC, Sinopec, CNOOC) по проведению ГРР и добыче газа в Северных районах Западной Сибири, включая Арктический шельф.

Эти решения позволят обеспечить приемлемую для «Газпрома» и CNPC формулу цены, привлечь китайские инвестиции в долгосрочные капиталоемкие проекты, открыть новое крупное направление экспорта российского газа.

В среднесрочной перспективе для укрепления энергетических связей целесообразно:

* предоставление Банком развития Китая долгосрочного кредита «Газпрому» для проведения ГРР, освоения месторождений в Западной и Восточной Сибири, на шельфах дальневосточных и арктических морей и строительства системы магистральных газопроводов Восточная Сибирь–Дальний Восток–Северо-Восток Китая;

* создание консорциума с участием от России «Газпрома», «Роснефти», «Сургутнефтегаза», «Зарубежнефти», от Китая — CNPC, Sinopec, CNOOC, CITIC Group по проведению ГРР и добыче газа и нефти в Восточной Сибири и шельфе дальневосточных и арк-тических морей;

* создание консорциума с участием от России «Газпрома», «Роснефти», «Сургутнефтегаза», «Зарубежнефти», от Китая — CNPC, Sinopec, Sinochem, CITIC Group, по строительству газоперерабатывающих и газохимических заводов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Кроме того, исключительно важно, чтобы при развитии сотрудничества с CNPC «Газпром» получил возможность участия в проектах транспортировки, хранения и сбыта газа конечным потребителям на территории КНР. Целесообразно также участие «Газпрома» и «Роснефти» и в сегменте upstream (разведки и добычи) на территории и в акватории Китая.



Comments are closed.

Так же в номере