Главная » Менеджмент » "Нужно помогать реально работающим компаниям"

«Нужно помогать реально работающим компаниям»

Развитию строительной отрасли препятствует целый ряд факторов: низкий платежеспособный спрос населения, отсутствие «длинных и дешевых» банковских кредитов и массовой ипотеки. Вместе с тем вложения в строительство дают мощный толчок развитию экономики в целом. Президент промышленно-строительного концерна «Сибирь», депутат Новосибирского областного Совета ВАЛЕРИЙ ЧЕРВОВ поделился с обозревателем «КС» ЕЛЕНОЙ ЕРМОЛАЕВОЙ своим мнением о том, что для региональных властей пришло время вкладывать средства в строительную отрасль.

Валерий Червов родился 6 сентября 1946 года в совхозе «Топкинский» Кемеровской области. Закончил Новосибирский сельхозинститут и Кемеровский политехнический институт. Является одним из основателей промышленно-строительного концерна «Сибирь» и его руководителем.

— Валерий Дмитриевич, ваша карьера не сразу была связана со строительством?

— Да, история моего прихода в строительную отрасль для меня до сих пор является загадкой. Я ведь из крестьянской семьи, мой отец был механизатором, и я планировал работать «на земле». Поэтому закончил сельскохозяйственный техникум, работал инженером по технике безопасности на одном из кузбасских сельхозпредприятий. Позже, после армии, вновь вернулся к работе в сельском хозяйстве, но уже в региональном центре — в Кемерове.

А в строительство попал практически случайно, хотя сам в случайности не верю. Вышло так: я познакомился с начальником Кемеровского домостроительного комбината, и он пригласил меня на работу. Можно сказать, изменил мою судьбу, и с того момента я по сей день работаю в строительной отрасли. В результате в 27 лет я возглавлял завод крупнопанельного домостроения Кемеровского домостроительного комбината, затем, в 1974 году, переехал в Новосибирск, где около восьми лет руководил строительными управлениями, а потом долго работал в Заполярье — на Чукотке и Колыме, в Магадане и на Камчатке. И вот уже больше 13 лет назад вернулся и работаю в Новосибирске.

— Что «держало» вас на Камчатке, Колыме и Чукотке, в тяжелых климатических условиях?

— Да, климат там очень суров. Приходилось работать на территориях, где температура опускается до минус 68 градусов. Заходили на неосвоенные площадки, все приходилось строить с самого начала и до конца: пирсы, причалы, горнообогатительные комбинаты, котельные, больницы, жилье и, конечно, рудники по добыче золота и сопутствующих металлов, для разработки которых строились эти северные поселки.

Но «держало» там многое. Прежде всего интересная, захватывающая работа. Там трудились выдающиеся руководители. Я называю таких людей «волкодавами» — это солидный, четкий, конкретный, надежный Человек — руководитель, начальник, способный добиться высокой дисциплины. Если «Волкодав» сказал «да» — знаешь точно, что дело будет сделано. На таких людях все и держится. Сейчас их стало мало, и это одна из причин того, что нет движения вперед — ни в отдельных компаниях, ни в реальном секторе экономики, ни у России в целом.

Ну и, конечно, заработки тогда на Севере были высокие, там открывались многие возможности. Например, работая на Камчатке, я впервые изучил опыт строительства в других странах — Японии, США. Познакомился с зарубежными технологиями строительства, увидел импортное оборудование. И понял, как выгодно оно отличается от нашего. С тех пор прилагаю все усилия для того, чтобы в нашем концерне все работали на современном импортном оборудовании. Правда, для его своевременного обновления требуются значительные инвестиции.

— В 1990-м году вы вернулись в Новосибирск

— Как раз в то время строительная отрасль страны начала попросту разваливаться: государственное финансирование прекратилось, а частного инвестора тогда еще не было. Нужно было срочно генерировать новые идеи, которые помогли бы выжить предприятиям отрасли. В результате с несколькими единомышленниками мы создали кооператив, целью которого было строительство жилья по государственной программе переселения жителей Крайнего Севера. Программа была крупной и требовала очень серьезного финансирования на старте. Необходимо было приобрести большое количество высокоэффективной, качественной зарубежной техники, поэтому нам был необходим крупный кредит в валюте — $4,4 млн. Мне удалось убедить облисполком Новосибирской области в необходимости развития в Сибири монолитного домостроения. Для получения кредита велись переговоры на самом высоком уровне — в правительстве СССР и РСФСР. В итоге средства в размере $3,2 млн были выделены французским и немецким банками в рамках межправительственного соглашения. Кроме того, по условиям западных кредиторов, 15% средств мы должны были привлечь самостоятельно, на территории своей страны. Нам удалось достичь договоренностей с угледобывающими и металлургическими компаниями, работающими на северных территориях, и они вложили эти средства в развитие индустриальной базы под будущее строительство жилья для своих работников.

— $4,4 млн — немалые средства. Как быстро удалось их вернуть?

— Этот кредит мы отдавали десять лет. Столь долгий срок связан со многими причинами. Как раз после того, как мы закупили оборудование и завезли его в страну, наш валютный счет во Внешторгбанке был заблокирован, как и все другие валютные счета всех предприятий России. Снять деньги на запуск строительных площадок было попросту невозможно, и мы потеряли по этой причине целых полтора года. В результате длительных переговоров бремя выплат удалось несколько снизить, но все же срок выплаты кредита получился дольше, чем мы планировали изначально. Ведь брали мы кредит еще будучи гражданами СССР, а рассчитываться пришлось уже в России, с ее инфляцией, которая в иные годы составляла 280%, и полным развалом производства.

Но, несмотря на трудности, был достигнут важный результат: мы одними из первых в СССР и точно первыми в Зауралье привезли высокоэффективное современное западное оборудование для производства стройматериалов и отделочных работ. Мы закупили шесть комплексов французской опалубки Outinord, бетонорастворные заводы, бетоновозы-миксеры с транспортерами, бетонные насосы, японские экскаваторы и бульдозеры.

— Судя по этому эпизоду в вашей трудовой биографии, вы человек целеустремленный.

— Я люблю принимать неординарные решения. И еще у меня есть правило: держать слово, даже если обстоятельства изменились и приходится работать себе в убыток или впоследствии испытывать психологический дискомфорт. И, видимо, другим в этом плане я не стану.

— Образовав концерн «Сибирь», вы закупили для работы импортное оборудование. Но чтобы на нем работать, требуется высокая квалификация.

— Конечно. Понимая это, мы отправили 158 сотрудников на стажировку за рубеж. Именно эти люди до сих пор составляют костяк нашего концерна. По нашим подсчетам, мы вложили в наших сотрудников порядка 380-420 млн рублей (в сегодняшних деньгах). Это средства, потраченные на обучение; кроме того, мы «пробили» многим работникам почти бесплатное жилье — в то время еще были федеральные программы по предоставлению квартир. Да и сейчас нашим сотрудникам мы продаем квартиры на 25-50% дешевле рыночной стоимости, даем рассрочку платежа на 5-7 лет. Это стало возможно при исключительной поддержке и понимании руководства города, области и Российской Федерации.

Промышленно-строительная фирма «Сибирь» была организована в 1990 году, в 2001-м — создана Управляющая компания «Концерн Сибирь». В состав концерна входят две проектно-строительные фирмы «Сибирь», деревообрабатывающий комплекс «Сибирь-Рост», лесозаготовительная и распилочная фирма «Сибирь-Рост-1», компания «Сибирь-Развитие», выполняющая функции застройщика и включающая в себя агентство недвижимости, архитектурно-проектный центр и дизайн-бюро, а также торговые дома, — всего 9 компаний. Концерн ежегодно вводит в эксплуатацию 50-80 тыс. кв. м жилья. За время существования «Сибирь» построила около 600 тыс. кв. м жилья.

Оборот предприятия в 2002 году составил около 700 млн руб. Численность персонала — 2000 человек. В Новосибирске концерн «Сибирь» занимается строительством жилмассива «Горский» и «Квартала «Д» в Ленинском районе и освоением площадок в Железнодорожном районе: построены два дома напротив цирка, возводится жилой комплекс «Нарымская жемчужина». В центральной части Новокузнецка концерном возводятся 11-18-этажные дома. Начинается жилищное строительство в Москве.

— Для того чтобы строить большие объемы жилья, необходимо иметь много оборотных средств. В то же время государственное финансирование таких проектов резко сокращалось. Как выходили из положения?

— Чтобы вернуть кредит и развить компанию, нужно было не просто работать, а работать эффективно. Поэтому мы применяли разные схемы. В частности, был период, когда предприятия, в том числе строительные, не имели возможности платить налоги, так как по сути не работали. Мы, по соглашению с областными и городскими властями, брали по правительственным налоговым зачетам стройматериалы (за три года мне было поручено «заполучить» долгов на 135 млрд рублей, и я это сделал), строили жилье и отдавали государству чужие долги. В результате за 3,5 года концерн получил 10 млрд рублей убытков, так как стоимость материала по зачетам была на 40% выше рыночной стоимости, но городу и области мы сдали жилье в соответствии с договоренностями.

— Ваша компания — единственная в Новосибирске, которая строит дома по монолитной технологии. Почему выбор пал именно на монолит?

— Прежде всего меня привлекла долговечность монолита: расчетный срок службы зданий — 400 лет. Это в восемь раз больше, чем у сборных панельных домов. Выше и конструкционная надежность монолитного здания, и безопасность: даже если произойдет сильное землетрясение, дом, скорее всего, устоит. И даже если монолитный дом упадет, велика вероятность, что он не разрушится при падении. Кстати, эти расчеты подтвердились при землетрясении на острове Тайвань, где монолитный дом, даже упав набок, не разрушился, в отличие от многих строений, которые превратились в груду обломков. Побилась только посуда, а люди не пострадали и продолжают жить в этих поваленных домах.

Монолитно-кирпичная технология позволяет строить быстро: в частности, наш концерн возводит 18-этажный дом за год-полтора. Еще одно преимущество — относительно низкие затраты на создание основных фондов предприятия, которое строит монолитные дома. Все необходимое для возведения здания производится непосредственно на строительной площадке, из песка, щебня и цемента. При этом себестоимость строительства панельного, кирпичного и монолитно-кирпичного жилья у нас в городе сейчас примерно одинаковая. Кстати, мы сейчас перешли от полностью монолитных домов к технологии монолитного каркаса. Стены дома и внутренние перегородки выполняются из кирпича.

— Но в общественном мнении монолитные дома считаются менее престижными, чем кирпичные

— На самом деле это совершенно не так. Говорят: кирпич «дышит». Но если бы строительная конструкция «дышала», дом бы просто развалился. Кирпичная глина — это тот же песок и щебень. Они же являются основными компонентами монолитного домостроения, но в случае монолитно-кирпичного метода безопасность жилища повышается в шесть раз, а его долговечность возрастает в восемь раз. В Москве это уже оценили, и жилье в домах, построенных по монолитно-кирпичной технологии, стоит в два раза дороже. У нас произойдет то же самое в ближайшие полтора-два года.

— Достигнуты ли предельные мощности строительного концерна «Сибирь»?

— Пока нет. Сейчас мы вводим в эксплуатацию ежегодно 50-80 тыс. кв. м жилья, наша задача — строить 100-150 тыс. кв. м ежегодно. Для этого нужны строительные площадки, с выполненными за счет бюджетов всех уровней АО «Новосибирскэнерго» магистральными и внутриквартальными коммуникациями, реально работающая система ипотеки, инвестиции в строительство, а также модернизация производства. Сейчас у нас разработан план закупок строительной техники на сумму порядка 230 млн руб.

— Что мешает реализации этих планов?

— Строительная отрасль сегодня имеет массу проблем. Затраты на строительство магистральных и внутриквартальных коммуникаций, выполнение технических условий, плата за право аренды земли (5% квартир мы бесплатно отдаем городу, а 10% — по себестоимости) составляют от 28% до 47% от общих затрат на строительство. Рентабельность — 7-8%, а инфляция — 12%. Так что вести строительство жилья без убытков очень нелегко.

— Как концерн «Сибирь» будет развиваться дальше?

— Ближайшие планы связаны с дальнейшим освоением Горского жилмассива. Мы планируем построить там еще 12 тыс. квартир общей площадью 384 тыс. кв. м, подземных парковок, центров по восстановлению здоровья, деловых и торговых комплексов. Для этого нужны инвестиционные кредиты порядка 500 млн рублей и инвестиции около 7 млрд рублей в течение трех лет.

Большие планы связаны с нашим деревообрабатывающим подразделением. Оно оснащено современным немецким оборудованием, мы выпускаем дверные и оконные блоки, паркет, лестничные пролеты, огромный ассортимент разнообразных профильных изделий: плинтусов, наличников и т. д. Наша задача — довести до конца этого года объем валового продукта по деревообработке до 120 млн рублей в месяц.

— Представители строительных компаний Новосибирска жалуются на снижение спроса на квартиры в строящихся домах. Как вы оцениваете ситуацию со спросом сегодня?

— Доходы населения в последнее время не растут, и позволить себе покупку жилья могут очень немногие — всего 3-5% населения. В то же время в Новосибирской области 300 тысяч семей нуждаются в улучшении жилищных условий. Чтобы что-то изменить в этой ситуации, необходим реально работающий закон об ипотеке — без предварительного залога, с нормальными кредитными ресурсами, чтобы процент по кредиту был низким, максимум 3%. К сожалению, на региональном уровне, без государственной поддержки, проработанного законодательства и дешевых кредитных ресурсов эту проблему не решить.

— С 1997 года вы являетесь депутатом Новосибирского областного Совета. Лоббируете интересы строителей?

— Я уже шестой год являюсь депутатом, все это время работаю в составе комитета по бюджетной, налоговой и финансово-кредитной политике. Однако раньше даже не заикался о решении проблем строительной отрасли: чувствовал, что пока не время. А теперь я занимаю активную позицию по этому вопросу. По моему мнению, нужно строить межквартальные коммуникации, тем самым развивая город, за счет бюджетов всех уровней и «Новосибирскэнерго».

Дело в том, что средства, вложенные в строительство, возвращаются сторицей. Здесь имеет место мультипликаторный эффект: каждое созданное в строительстве рабочее место создает 20 новых рабочих мест в реальном секторе экономики. Если бы мы строили в Новосибирской области ежегодно 1,5 млн кв. м жилья в год, то имели бы по два консолидированных дополнительных областных бюджета ежегодно. В этом случае решается глобальная задача по повышению реальных доходов населения, отсюда рост потребления ТНП и подъем промышленности и сельскохозяйственного производства.

Еще одна важная проблема: строительные компании сегодня не могут взять кредит на приемлемых для них условиях. Процесс строительства длится 2,5-4 года, а банки сегодня пока не готовы давать «длинные» инвестиционные кредиты. Кроме того, есть сложности с оформлением кредита под залог незавершенного строительства. Наконец, высокие проценты по банковским кредитам просто не позволяют строителям кредитоваться. После многочисленных и очень плодотворных встреч и переговоров на уровне мэра, губернатора и их заместителей мы совместно выработали ряд предложений, принятие которых совершит прорыв в строительстве и в реальном секторе экономики в целом.

Вот в чем суть этих предложений. Во-первых, необходимо закладывать в бюджет области не менее 300 млн рублей на компенсацию строительства промышленным и сельскохозяйственным предприятиям кредитной ставки (от 10% до 15%) под инвестиционные кредиты (в объеме 3 млрд рублей), получаемые на развитие реального сектора экономики. Это очень выгодное вложение бюджетных средств в развитие области с пятикратным коэффициентом возврата средств, выделенных из бюджета. Вдобавок это уводит от чрезмерной «закредитованности» бюджетов всех уровней. Кроме того, нужно заложить в бюджет компенсацию процентной ставки по ипотечному кредитованию с тем, чтобы заемщики платили только 3-5% годовых. Это позволит привлечь в строительство жилья от 20 до 45 млрд рублей в год, что повлечет за собой все тот же мультипликаторный эффект роста поступлений в бюджет и реальных доходов населения. И, наконец, необходимо заложить в бюджет города и области порядка 500 млн рублей на развитие магистральных и внутриквартальных коммуникаций под будущее строительство жилья. Это резко снизит себестоимость строительства, что вместе с ростом числа ипотечных кредитов даст толчок экономическому развитию и наполнит бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды.

Я уверен, что помогать нужно реально работающим компаниям — это приводит к росту доходов населения, что сразу дает отдачу в бюджеты всех уровней. Здесь и кроется источник роста ВВП, о котором в последнее время заговорили на самом высоком уровне.

— На прошлых выборах в облсовет вы обыграли на несколько процентов другого известного директора — Михаила Титова [глава ЗАО СОК «Вестфалика»]. В этом году он, возможно, будет баллотироваться в губернаторы. Не продолжится ли ваше противостояние?

— Я, безусловно, буду поддерживать нашего ныне действующего (и действующего эффективно и успешно) губернатора Виктора Толоконского. Я уважаю его за деловые и человеческие качества. Вообще, за последние 10-15 лет у нас в области традиционно были хорошие губернаторы, а сейчас уже можно сказать без преувеличения, что Виктор Александрович Толоконский — самый эффективный и успешный из них.

— Какова ваша оценка существующих политических структур в России? Какие из партий вызывают интерес?

— Все до единой партии я оцениваю как неэффективные. Они как пустышки: сколько не чмокай — молока не будет. Эти партии не несут ответственности перед народом за улучшение уровня жизни. И у них всех стоит одна задача во время выборов — как на деньги богатых людей убедить малоимущих, что эти партии защитят их от богатых. Исключением из этого списка, на мой взгляд, является только правящая партия — «Единая Россия».

— Как вам кажется, реален ли в России рост ВВП в два раза за десять лет, как сказано в послании президента РФ?

— Да, если у руля в государстве и реальной экономике будут находиться те самые «волкодавы» — государственники с высоким уровнем профессионализма и с социальной ориентацией на весь российский народ.

— Как вы оцениваете экономические и политические преобразования, которые идут сейчас в стране?

— За последние пять-шесть лет реального роста доходов населения не наблюдается. Об этом можно судить, если взглянуть на статистику в комплексе. Народ устал ждать улучшения качества жизни. Поэтому все реформы должны быть направлены на рост доходов населения, через рост реальной производящей экономики. Не добывающей отрасли, а той экономики, при которой создается максимальное количество рабочих мест и максимальный рост доходов населения. А пока Россия является сырьевым придатком развитых стран.

— Как вам кажется, будут ли продолжены «наезды» на олигархов?

— Я думаю, что эти «наезды» — неразумная политика. С олигархами нужно выстраивать надежные законодательные отношения. Они дают работу и доходы населению и, как на «диком» западе, олигархи должны быть заинтересованы в росте производства, в развитии экономики. Крупные частные предприятия должны платить в бюджет крупные суммы в качестве налогов, развивать реальную экономику. Олигархи — они тоже люди, они тоже понимают, что на тот свет с собой ничего не возьмешь. Все останется людям — последующим поколениям.

— Какие принципы помогают вам в жизни и в работе?

— Мечтаю по-библейски жить одним днем. Мне кажется, что в эту жизнь мы пришли, как в командировку, — набраться опыта и накопить любовь, и нам не дано, уходя в мир иной, забрать с собой что-то материальное. Эта философия помогает мне не вязнуть в мелочах.

Елена ЕРМОЛАЕВА


Comments are closed.

Так же в номере