Главная » Спецвыпуск » Коммунальный бизнес остается в регионах

Коммунальный бизнес остается в регионах

Создание РКС не является попыткой федеральных структур ограничить влияние региональных властей на процессы, происходящие в местном коммунальном хозяйстве. Об этом, в частности, в интервью корреспонденту «КС» ОЛЬГЕ КОЛОМЕЙЦЕВОЙ заявил председатель правления ОАО «Российские коммунальные системы» СЕРГЕЙ ЯШЕЧКИН.

— Первый вопрос, которым задались региональные власти после оглашения концепции ОАО «РКС»: на чем основан интерес структур масштаба РАО «ЕЭС России» и «Газпрома» к отечественному ЖКХ, требующему немыслимого количества финансовых вложений? Проще говоря: зачем им это нужно?

— Сегодня эта важнейшая система жизнеобеспечения является планово убыточной, поскольку испытывает хронический дефицит средств, необходимых для текущего финансирования и модернизации коммунальной инфраструктуры. Общий объем недофинансирования составляет 96 млрд рублей, в том числе прямые недопоступления от населения — 10 млрд, недопоступления от населения вследствие разницы между экономически обоснованными и фактически установленными тарифами — 36 млрд, недофинансирование бюджетом дотаций льготных тарифов населению — 50 млрд рублей.

Пытаться «взять» эти деньги у нашего и без того небогатого населения, резко повысив стоимость услуг, — задача неблагодарная и практически неосуществимая. В этих условиях инвесторами, способными осуществить необходимые вложения в развитие коммунальной инфраструктуры, могут стать только крупнейшие бизнес-структуры, которые обладают необходимым опытом решения столь масштабных задач, имеют собственные ресурсы, а также способны привлекать их со стороны. Естественно, что основными акционерами ОАО «Российские коммунальные системы» стали компании со значительным государственным участием. К тому же сама деятельность акционеров РКС непосредственным образом пересекается с ЖКХ, которое является одним из крупнейших потребителей их продукции и услуг.

В то же время общий объем реализации коммунальных услуг в стране оценивается примерно в 540 млрд рублей, что составляет 3-5% ВВП. Это означает, что при условии перехода отрасли на рыночные механизмы, эффективного управления, привлечения частных инвестиций и т. д. для бизнеса открываются хорошие возможности найти себе место в этом социально значимом сегменте экономики. По расчетам экспертов РКС, российский рынок коммунальных услуг может обеспечить рентабельность на уровне 7-10%. К большей рентабельности стремиться невозможно — все-таки речь идет о социальных инвестициях. Но это вполне выгодно не только с позиций бизнес-эффективности как таковой, но и с точки зрения обеспечения социальной стабильности регионов и развития внутреннего рынка, что дает стимулы для экономического роста вообще.

— В мировой практике наверняка есть примеры эффективности таких вложений?

— Разумеется, в пользу нашего прогноза свидетельствует мировой опыт. Так, оборот одних из крупнейших в мире операторов водоснабжения — частных французских компаний Veolia Water и Suez — составил в 2002 году $12,2 млрд и $9 млрд при рентабельности 10-20%. При этом именно крупный бизнес, при всех различиях национальных моделей управления коммунальным хозяйством, доказал возможность вывода его из кризиса.

— Кстати, существует версия о том, что для акционеров РКС этот проект — лишь подготовительный этап, связанный с возможностью закрепиться на рынке, где есть вероятность прихода иностранного капитала. Насколько она обоснованна?

— Вероятность прихода иностранного капитала действительно существует, но она не выше, чем в других секторах экономики, а скорее, даже ниже. Сегодня сильным сдерживающим фактором является отсутствие надежных правовых и финансовых гарантий, прогнозируемых параметров рынка. Нет определенных обязательств по тарифному регулированию, не налажен правильный менеджмент в коммунальной сфере. Без этого вообще нельзя говорить о возврате вложенного капитала.

А иностранные компании, которые имеются в виду, — это, очевидно, консультанты, принимающие участие в соответствующих проектах Мирового банка или каких-то других международных финансовых организаций. Они действительно способны профинансировать определенные пилотные проекты, однако масштабных инвестиций в реконструкцию и модернизацию коммунальной инфраструктуры в масштабе страны от них пока ждать не приходится.

— В ряде регионов, где власти относятся к проекту РКС критически, распространены суждения о высокой вероятности формирования «коммунальной» монополии, подобной той, что существует в энергетике, и, как следствие, об усилении политического лобби крупных бизнес-структур (акционеров РКС) в регионах. Вплоть до влияния на местные власти, на их политические и экономические решения:

— Это надуманные опасения. Здесь по незнанию или намеренно путают разные вещи. Одно дело — технологически монопольное устройство коммунального хозяйства, особенно в нашей стране, где, например, доля центрального отопления составляет почти 40% (для сравнения: в Европе — чуть более 6%). Электросеть, теплотрасса, водопровод, система канализации всегда одна. С этой точки зрения с появлением РКС степень монополизма не меняется ни в ту, ни в другую сторону.

Другое дело — управление этой инфраструктурой. Речь как раз идет о противоположном процессе — постепенном уходе от существующей сейчас государственной монополии. РКС не собирается, да и не может занять монопольное положение на этом рынке. Объекты коммунальной инфраструктуры остаются в собственности региональных и муниципальных властей. А вот управление этими объектами может и должно строиться в рамках конкурентного рынка, когда выбор операторов и их деятельность осуществляются на прозрачных договорных условиях. Эти договоры (аренды, доверительного управления, концессии) будут носить публичный характер и в обязательном порядке проводиться через региональные или местные законодательные собрания, в зависимости от принадлежности собственности. Иначе говоря, отношения в отрасли будут строиться в публичном правовом поле. Да и вообще, о какой сверхмонополии можно говорить, если РКС в обозримой перспективе рассчитывает занять не более 15% рынка коммунальных услуг в России?

Кроме того, важно понимать, что сам коммунальный бизнес остается в регионах, причем именно в тех, где есть взаимопонимание относительно концепции и методов реформирования коммунальной сферы между региональными властями, собственниками имущества и частными операторами. Передача функций управления коммунальным хозяйством может занять длительное время. И этот процесс должен проходить таким образом, чтобы не пострадала действующая система обеспечения жизнедеятельности. Поэтому органы власти и местного самоуправления будут иметь все возможности влиять на преобразования, проходящие в коммунальной сфере. Так что о политических «угрозах», которые вы имеете в виду, говорить также не приходится.

Ольга КОЛОМЕЙЦЕВА


Comments are closed.

Так же в номере