Главная » Стратегии успеха » Системный кризис розничного кредитования маловероятен

Системный кризис розничного кредитования маловероятен

Актуальная тема — прямая речь

О перспективах и тенденциях развития розничного кредитования в России, «мифе« о его скором кризисе, ипотеке, а также клиентской политике и месте на этом рынке банка нового типа рассказывает председатель совета директоров УРСА Банка ИГОРЬ КИМ.

Ким Игорь Владимирович родился в 1966 году в г. Уштобе Алма-Атинской области. В 1990 году получил специальность «экономист-математик» в Новосибирском государственном университете. Банковскую деятельность начал в 1993 году с должности заместителя председателя правления Русского Народного банка, в 1998 году стал первым заместителем генерального директора ОАО «Сибакадембанк», затем — его генеральным директором. С 2001 года трудился в ОАО «Банк «Каспийский» — сначала в должности заместителя председателя правления, а затем и председателя правления банка. Председатель совета директоров ОАО «УРСА Банк».

Когда-то с целью оценки масштабных перспектив развития регионального банковского бизнеса я просил вас оценить потенциальную емкость региональных кредитных рынков. И если еще несколько лет назад она казалась ограниченной, то сегодня выглядит «бездонной»…

— Она была ограниченной кругом кредитоспособных региональных предприятий. Тогда почти никто не представлял себе потенциала кредитования населения. Недавно я встречался с бывшим председателем правления Hansa Banka — крупнейшего банка в Прибалтике с активами более $7 млрд. Это вдвое больше активов УРСА Банка при населении Латвии всего в 2,5 млн человек. И это не единственный крупный латвийский банк.

— Население, как в Новосибирской области…

— Кстати, валовой региональный продукт Новосибирской области порядка $15 млрд. А кредитный портфель региональной банковской системы (самой развитой в Сибири) — порядка $5 млрд. А значит, даже для того, чтобы достичь уровня развития банковского сектора стран Восточной Европы, надо как минимум утроить региональный кредитный портфель. При этом около 1/5 регионального портфеля Новосибирской области сформировано УРСА Банком. То есть даже в Новосибирской области нам надо как минимум утроить свое присутствие на рынке. Еще меньше наше присутствие на кредитных рынках других сибирских регионов, не говоря уже об Урале, Северо-Западе, Юге и Центральной России. Напомню, что только в Сибири живет более 20 млн человек. Так что для решения поставленной задачи — догнать Сбербанк — работы непочатый край даже в Сибири. И «непаханое» поле для этого есть: у нас практически не охвачены банковским сервисом районные центры и города областного подчинения.

— Какова стратегия вашего банка на розничном рынке?

— Общим направлением является расширение доли качественных и перспективных продуктов. Так, если по итогам 2006 года доля ипотечных кредитов составила около 1/5 нашего розничного портфеля, то к концу текущего года она должна достичь 1/3. Еще около 40% составят автокредиты, в том числе выдаваемые через кредитные карты «Автокред«. Опережающий рост ипотеки и автокредитования будет идти за счет сокращения так называемых consumer’s loans, то есть потребительских ссуд, пока в основном выдаваемых через разовые кредитные карты »Мастер-Кредит«. При этом доля «Мастер-Кредита» уже быстро сокращается, а на смену им приходят револьверные кредитные карты Visa, которые мы предлагаем «лояльным« клиентам.

— Не могли бы вы дать общую оценку проекта «Мастер-кредит»? Наверняка это один из самых доходных инструментов в вашем арсенале.

— «Высокая доходность« весьма относительна, поскольку обратной стороной простоты оформления и доступности «Мастер-Кредита» является умножение рисков для кредитора. С главной же задачей — селекцией клиентской базы и выявлением массы «лояльных« заемщиков — «Мастер-кредит» успешно справляется.

— Если «официальная» просрочка по розничным кредитам к началу 2006 года составляла 22 млрд рублей (1,9% национального розничного портфеля), то по его окончании она выросла почти в 2,5 раза и достигла 54 млрд рублей (2,6% розничного портфеля). Считаете ли вы угрозу быстрого наступления кризиса розничного кредитования актуальной?

— Прежде всего надо разобраться с самой терминологией — что есть просрочка. До сих пор долей просрочки почему-то считается отношение всех просроченных платежей к сумме остатков на кредитных счетах. Так, если банк, активно развивающий розничное кредитование, за первый год работы выдал, например, 1000 кредитов по $1 тыс. на год, из которых не погашены 50, то без процентов его просрочка через год составит 5%. Если же на следующий год он выдает еще 2000 таких же кредитов, из которых не погашенными остаются те же 5%, то его просрочка формально составит уже 7,5%, несмотря на то, что под невозвращенные кредиты банком были созданы 100-процентные резервы, а просрочка по «действующему» кредитному портфелю осталась на прежнем уровне — 5%. И это положение будет мультиплицироваться до тех пор, пока банк не пройдет через мучительную процедуру списания проблемной задолженности через судебные иски, или не «очистит» свой баланс, продав проблемную задолженность коллекторским агентствам.

Таким образом, общепринятый показатель доли просрочки об эффективности розничного бизнеса того или иного банка ничего по сути не говорит. Скорее он говорит об их «расторопности». Вообще, все банки, квалифицированно работающие на рынке розничного кредитования, в отличие от кредиторов неквалифицированных сегодня уже полностью контролируют ситуацию с проблемной задолженностью. Поэтому угроза «системного» кризиса розничного кредитования мне представляется нереальной. Конечно, в результате необдуманного вхождения в этот рынок неквалифицированных кредиторов ряд из них через некоторое время станет убыточным и разорится, но я не думаю, что это коснется крупнейших российских банков, определяющих «погоду» на этом сегменте рынка. Через пару лет положение с просрочкой стабилизируется. Банки, всерьез вошедшие на этот рынок, достигнут зрелости, а «калифы на час» уйдут. Постепенно умрет и тема «кризиса потребительского кредитования», активно подогреваемая сегодня рейтинговыми агентствами. На самом деле уже сегодня все просто «дуют на воду».

— Однако если исключить из рассмотрения розничный бизнес Сбербанка России, отказавшийся от выдачи экспресс-кредитов, то доля даже официальной просрочки по итогам 2006 года в розничном портфеле остальных российских банков составит уже не 2,6%, а 3,6%. Еще в разы больше она у некоторых лидеров экспресс-кредитования. У «Сбербанка» же — всего 0,6%.

— Безусловно, у Сбербанка сегодня самый сильный брэнд. Ведь он занимался розничным кредитованием еще в советские времена, накапливая информацию о добросовестных заемщиках. Ему просто грех не иметь лучшую в стране информационную базу и лучший розничный портфель. Коммерческие же банки, появившиеся после 1989 года, такой информацией изначально не располагали и свою работу на розничном рынке начали с нуля. Поэтому я считаю бессмысленным обсуждать эту тему.

— Мы обсуждаем концепцию клиентской стратегии УРСА Банка на розничном рынке…

— Если смотреть в целом, то мы ориентируемся на вполне определенный круг клиентов.

— Но вы работаете с «массовым» заемщиком..

— Мы считаем, что в основном к нам приходят люди, у которых вполне определенная модель поведения. Взяв кредит, наши клиенты мотивированы прежде всего своей активной жизненной позицией. Сам «код» клиентской политики УРСА банка сводится к тому, что мы работаем прежде всего для тех, кто хочет добиться в жизни успеха, и тех, кто хочет сделать свою жизнь лучше. Именно это наша целевая аудитория, и я надеюсь, что в своем большинстве у нас именно такие заемщики. У них просто иное отношение к жизни, в том числе к своим обязательствам.

— Стремительно наращивая розничное кредитование, УРСА Банк «накопил» около 6% просроченных кредитов населению. Беспокоит ли вас текущий уровень просрочки?

— Первый встречный вопрос, который возникает: обеспечены ли просроченные кредиты резервами? Если да, то по сути никакой просрочки нет, поскольку эти активы уже учтены в расходах, а их списание — техническая процедура. Таким образом, уровень просрочки является проблемой, если у банка не хватает «мощности» на создание адекватных резервов, что влечет за собой снижение финансового результата вплоть до отрицательного значения. Если же создание адекватных резервов на возможные потери по ссудам не столь драматично влияет на финансовый результат и позволяет банку работать с высокой рентабельностью, значит это рабочая ситуация, и никаких особых проблем нет.

В определенный момент достигнутый уровень просрочки и невозврата может свидетельствовать о недостаточном качестве портфеля. В таких случаях мы ужесточаем требования к новым заемщикам, предлагая линейку более консервативных продуктов. Добавлю, что программы экспресс-кредитования уже позволили нам сформировать обширную базу данных о наших заемщиках, и тем, кто через эти программы достойно прошел и приобрел положительную кредитную историю («лояльным» клиентам), сегодня мы предлагаем заметно более привлекательные кредитные продукты. Хочу обратить внимание на то, что уровень просроченных кредитов в портфеле УРСА Банка в дальнейшем будет снижаться объективно благодаря быстрому изменению самой структуры розничного портфеля. Как я уже говорил, доля экспресс-кредитования, где в основном и накапливается просрочка, будет методично сокращаться в пользу автокредитов, где она совсем невелика, и ипотеки, где ее почти не бывает. Кроме того, в дальнейшем мы будем продавать проблемную задолженность коллекторским агентствам.

По итогам 2006 года созданный в результате объединения бизнеса Сибакадембанка и Уралвнешторгбанка УРСА Банк не только вошел в число 18 крупнейших банков России (чистые активы — более 104 млрд рублей), но и стал одним из восьми крупнейших розничных кредиторов (розничный портфель — около 27 млрд рублей). Всего за 9 месяцев 2006 года он сформировал и ипотечный портфель (5,5 млрд рублей), позволяющий ему претендовать на место в десятке самых активных ипотечных банков России.

— Существуют ли механизмы снижения уровня просроченных кредитов при экспресс-кредитовании?

— Важным инструментом является отказ от кредитования в торговых точках в пользу кредитных карт, которые клиент может получить в офисе банка. Это позволяет заметно повысить ответственность заемщика, более взвешенно подходить к вопросу о предоставлении кредита, а заодно уберечь клиента от спонтанных решений, «заставив» его лучше осознать свои возможности хотя бы за время заполнения анкеты и оформления договора. Вообще, несмотря на, казалось бы, одинаковые принципы и технологии массового кредитования с использованием скоринговых моделей, разные кредиторы добиваются на этом сегменте рынка совершенно разных результатов. Кстати, для «массовых» кредиторов насущной необходимостью уже становится экстренное развитие сети по приему платежей. Наличие развитой сети по приему платежей также является одним из инструментов сокращения текущей просрочки.

— В реализации каких национальных проектов принимает участие УРСА Банк?

— Ипотека! В 2006 году она стала настоящим «хитом» в активных операциях УРСА Банка. Программа «стартовала» лишь в апреле, но уже к концу 2006 года банк довел ипотечный портфель до 5,5 млрд рублей. «Продуктом года» ипотечное кредитование останется и в текущем году, а по его окончании объем ипотечных кредитов, выданных УРСА Банком, превысит $1 млрд.

— Планируете ли вы секьюритизировать ипотечный портфель?

— С дальнейшим расширением ипотечного кредитования мы обязательно будем это делать. Просто пока у банка хронически избыточная ликвидность.

— Результаты проведенных опросов общественного мнения показывают, что около 8% домохозяйств России готовы в течение года обратиться за ипотечным кредитом для улучшения жилищных условий. Несложные расчеты показывают, что существующий спрос (3,3 млн домохозяйств из расчета по 1,5 млн рублей = 4,9 трлн) соизмерим с «кредитной мощностью» всей национальной банковской системы, в 2,5 раза превосходит сформированный ею по итогам 2006 года розничный портфель, и в 17 раз — объем выданных в 2006 году ипотечных кредитов. Видимо, это достаточно наглядно характеризует и масштабы неудовлетворенного спроса, и степень неадекватности национального банковского сектора потребностям рынка.

— Рынок колоссальный, а перспективы развития захватывающие.

— Ипотечное кредитование способно стать катализатором роста экономики?

— Прежде всего для строительной индустрии и местной промышленности строительных материалов.

— «Благодаря» стремительному росту доступности ипотечного кредита цены на жилье растут так, что доступность самого жилья скорее снизилась, чем выросла.

— Вообще, это вопрос не к банкам, а к регуляторам земельного и строительного рынка. Поверьте, при лояльном отношении местных властей к строителям, снятии ряда административных барьеров и расширении предоставления для застройки подготовленных земельных участков темпы строительства были бы гораздо выше, а цены — ниже. Впрочем, в Новосибирской области оно достаточно быстро развивается и сегодня. Достаточно сказать, что в прошлом году область побила все рекорды по вводу жилья, практически достигнув уровня 1991 года.

— Впереди России всей?

— Не из последних. Вообще же, по вводу жилья лидирует Московская область, где на каждого жителя в прошлом году было построено по 0,5 кв. м нового жилья. В Новосибирской области — 0,36 кв. м. Добавлю, что это — «семечки». С решением проблемы подготовки и предоставления земельных участков, с переходом к комплексной «микрорайонной» застройке от застройки «точечной» нас ждет настоящий строительный бум.

— Он еще только предстоит?

— При снятии существующих ограничений.

— Каковы в УРСА Банке масштабы «строительного» кредитования?

— Пока кредиты строительной отрасли составляют около 7% нашего кредитного портфеля. С учетом масштабов бизнеса это уже солидные суммы (на 01.01.07 — около 5 млрд рублей). И они будут расти.

Сергей НИКИФОРОВ nikki@sibpress.ru


Comments are closed.

Так же в номере