Главная » Макроэкономика » Под административным прессом

Под административным прессом

Ольга ГУЛИК, Кемерово

 

Усилия, предпринимаемые Кемеровской областью для разрешения экологических проблем региона, постепенно начинают приносить свои плоды. В ближайшее время могут решиться наиболее острые вопросы по рекультивации нарушенных земель на ничьих теперь территориях, а также выполнение остаточных объемов по природоохранным мерам на шахтах, закрытых в период реструктуризации угольной отрасли. Что же касается действующих предприятий, то они, по мнению региональных властей, в последнее время стали уделять существенно больше внимания и финансов экологическим вопросам.

Угольщики согласны с тем, что за последнее время экологические требования к угольным компаниям ужесточились. Фото Вадима ГОЛУБИНА

По данным ИК «Антанта Капитал», угольные компании, работающие в Кузбассе, до сих пор на обеспечение требований экологического законодательства тратили не более 10% от общей суммы инвестиций в основное производство. В 2006 году общий объем инвестиций угольщиков в Кузбассе в развитие производства составил 37 млрд руб., в 2005 году — 32 млрд руб. По прогнозам кемеровского губернатора Амана Тулеева, в 2007 году объем инвестиций в угольную отрасль должен составить не менее 40 млрд руб.

По данным администрации Кемеровской области, за столетие интенсивного развития угледобычи в Кузбассе горнодобывающими предприятиями извлечено из недр почти 1 млрд тонн полезных ископаемых. В период реформирования угольной отрасли (в 90-х годах ХХ века) было закрыто 43 шахты без надлежащего научного сопровождения. Объем пустот в недрах составил 34 млн куб. м. В данный момент площадь нарушенных земель на территории области составляет 101 тыс. га. Чтобы провести рекультивацию на всех нарушенных землях, области может понадобиться до 27 млрд руб. В год за счет собственников промпредприятий восстанавливается около 1 тыс. га нарушенных земель.

«Экологическая политика областной власти была запрограммирована достаточно давно, просто сегодня регионы получили более широкие полномочия, — рассказал корреспонденту «КС« заместитель губернатора Кемеровской области по природным ресурсам и экологии Владимир Ковалев. — Эти структурные изменения произошли с начала нынешнего года, и уже сейчас можно сказать, что отношение собственников к экологическим вопросам изменилось. Причем оно изменилось не сегодня, оно начало меняться несколько раньше в связи с той политикой, что проводилась в области уже не первый год». Однако Владимир Ковалев признал, что административный ресурс в решении экологических вопросов промышленными предприятиями, в частности, угледобывающими, сыграл свою роль. «Например, планы рекультивации нарушенных угледобычей земель и отчеты по исполненным объемам рекультивационных работ стали одними из основных вопросов при утверждении планов горных работ на год вперед, — пояснил господин Ковалев. — Если шахта или разрез не отчитались по объемам рекультивации за завершающийся год, то на следующий год они не получат согласования плана ведения горных работ (его выдает Ростехнадзор. — «КС«)».

К «экологически добросовестным» компаниям и предприятиям чиновники относят Новокузнецкий (НКМК) и Западно-Сибирский металлургический комбинаты (ЗСМК), Новокузнецкий алюминиевый завод, «Кузбассэнерго», кемеровский «Азот» и другие. Но и для этих предприятий понадобился серьезный административный толчок. Например, штрафы Росприроднадзора (который был поддержан региональными властями) стимулировали создание экологической программы «Кузбассэнерго». А судебное разбирательство с угрозой серьезных штрафных санкций для металлургических предприятий «Евраз Груп» в Новокузнецке (НКМК и ЗСМК) стало поводом для того, чтобы упомянутые предприятия разработали программу экологических мероприятий на 2,3 млрд руб. Как пояснил «КС» начальник отдела водных ресурсов по Кемеровской области Анатолий Несходимов, «процесс аннулирования лицензии ЗСМК был остановлен, когда реализация экологической программы стала неотъемлемой частью лицензионного соглашения. Также в лицензию был добавлен еще один пункт — о том, что невыполнение программы автоматически ведет к остановке лицензии».

«Все экологические требования были прописаны в законах и нормативных актах, просто этим на территориях никто конкретно систематически не занимался, — продолжает замгубернатора Ковалев. — А сейчас мы в регионе получили возможность более оперативного вмешательства в процесс исполнения промышленными предприятиями требований экологического законодательства».

Угольщики согласны с тем, что за последнее время экологические требования к угольным компаниям ужесточились. «Действительно, требования соблюдения экологической и промышленной безопасности стали жестче, сейчас к решению вопросов безопасности подключены и администрация области, и прокуратура», — сказал «КС« генеральный директор ООО «РОСА-Холдинг» Игорь Дубровский. Гендиректор ЗАО «Распадская угольная компания» Геннадий Козовой полагает, что дело не в жесткости требований, а в степени ответственности руководства каждой конкретной компании. «Нашей компанией всегда инвестировались средства в модернизацию оборудования, системы дегазации, выполнение экологических программ», — заявил господин Козовой «КС». В региональном центре корпоративных отношений «Сибирь» «Евраз Холдинга» «КС» сообщили о том, что на ЗСМК в последнее время введена практика внедрения в производство разработок молодых специалистов на темы «Экология, охрана труда и промышленная санитария». «Все эти разработки направлены на решение актуальных вопросов по утилизации промышленных отходов, внедрению системы экологического менеджмента, улучшению условий труда на рабочих местах», — сообщили в центре.

Однако, по мнению аналитиков, промышленники — в основном угольщики — пока недостаточно внимания уделяют вопросам природоохраны. «Ужесточение контроля региональных властей за соблюдением экологического законодательства промышленными компаниями будет продолжаться, — сказал в разговоре с корреспондентом «КС» аналитик ИК «Антанта Капитал« Владимир Попов. — Думаю, что это правильно, потому что во время становления угольной отрасли после ее развала экологическое законодательство нарушалось всеми угледобывающими предприятиями без исключения. И ужесточение экологической политики региональных властей — совершенно оправданная вещь. Этот процесс продолжится, а он ведет за собой повышение эффективности производства».

Компании уже начинают постепенно применять более новые технологии. В частности, достаточно высокую оценку кузбасских властей получил проект, реализуемый компанией «Белон». «Наша компания внедряет разработки по переработке и использованию отходов угольного производства, — сообщили «КС» в пресс-службе компании. — Это благоприятно сказывается на экологической обстановке. Среди наших значимых экопроектов можно назвать рекультивацию гидроотвала ЦОФ «Беловская«. На шахте «Чертинская-Коксовая» для улучшения экологической ситуации в зоне действия предприятия проводятся мероприятия по предотвращению загрязнения водного бассейна и рекультивации нарушенных земель.

Другие угольные компании также заявляют о реализации экологических программ. «Мы продолжаем инвестирование в производство с целью повышения экологической и промышленной безопасности на предприятиях», — сообщил «КС» пресс-секретарь компании «Мечел» (в Кемеровской области «Мечел» представлен угледобывающей компанией «Южный Кузбасс») Алексей Сотсков. В Распадской угольной компании говорят о том, что все вновь строящиеся предприятия компании соответствуют высоким экологическим стандартам. «Одно из обязательных требований при продолжении в 2007 году строительства новой шахты «Распадская-Коксовая« — это соблюдение всех требований промышленной безопасности и экологии, поскольку рядом находится река Ольжерас, — поясняет Геннадий Козовой. — На действующих предприятиях мы также проводим мероприятия по улучшению экологии, вкладывая необходимые средства».

Владимир Ковалев согласен с тем, что действующие предприятия должны сами следить за сохранностью земель и водоемов на территории, где они работают. «Что касается действующих предприятий, там все экологические нарушения должны устранять собственники и менеджмент этих предприятий, — считает Ковалев. — Лицензия на них была переоформлена, значит, все лицензионные условия, в том числе и исполнение экологического законодательства, перешли к новому собственнику». А в том, что касается земель, нарушенных в советские годы или теми шахтами, что были закрыты в период реструктуризации угольной отрасли, до недавнего времени ясности не было. Однако весной нынешнего года нашлось решение и этого вопроса.

«Было решение правительства по возмещению экологического ущерба, нанесенного в прошлом, — поясняет Владимир Ковалев. — У нас была создана в области комиссия, которая сейчас ведет инвентаризацию всех нарушенных земель — где какую необходимо провести восстановительную работу. Мы должны вместе с Ростехнадзором подготовить программу по мерам, необходимым для рекультивации нарушенных земель (где сейчас не работают никакие предприятия, которые бы отвечали за эти нарушения) и вынести эту программу на рассмотрение правительства».

Ростехнадзор уже официально сообщил о том, что разработан «проект программы по ликвидации экологического ущерба, причиненного окружающей среде производственными предприятиями, построенными на территории РФ за период советского прошлого». Реализация проекта продлится примерно 25 лет.

Прежде региональные власти предлагали для решений проблемы рекультивации нарушенных и оставшихся теперь бесхозными земель привлечь средства работающих сейчас угольных предприятий и компаний. Однако против этого выступали руководители угольных компаний. «Мы в федеральный бюджет платим ставку за каждую добытую тонну, причем не только за уголь, но еще и за породу, — сказал «КС» один из «угольных генералов«. — Земли надо приводить в порядок, но не такими непродуманными методами».

Теперь же руководство Ростехнадзора решило, что реализация проекта будет происходить при содействии мирового сообщества, ООН и Всемирного банка. Финансирование проекта будет осуществляться за счет федерального бюджета, международных организаций и за счет средств загрязнителей. По предварительным оценкам, сумма вложений в данный проект составит $250 млн, из них доля федерального бюджета — $30 млн.

«Возмещение экологического ущерба, нанесенного в советское время, — это вопрос, который Кузбасс всегда ставил, в том числе и на федеральном уровне, — сказал, отвечая на вопрос «КС«, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по промышленной политике Сергей Шатиров. — При повышении уровня добычи угля нам нужно будет искать источники для погашения ранее нанесенного экологического ущерба. Так что разработка такой программы со стороны Ростехнадзора — совершенно правильный шаг, который будет востребован не только в Кемеровской области. Думаю, что, если программа Ростехнадзора поступит на утверждение в правительство, она будет утверждена, конечно, не без сопротивления».

Что касается еще одного проблемного направления — рекультивации земель, нарушенных закрытыми во время реструктуризации отрасли шахтами, то здесь толчок для решения проблемы, похоже, дала Счетная палата РФ. В частности, в середине мая на коллегии Счетной палаты были озвучены результаты «Аудита эффективности использования средств федерального бюджета, выделенных на реструктуризацию угольной промышленности в 2000–2005 годы, а также на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков за 2004–2005 годы«. По данным этого контрольного мероприятия, говорится в официальном сообщении Счетной палаты, несмотря на то, что преобразования, проводимые в рамках реструктуризации угольной промышленности, оказали незначительное влияние на стабилизацию ситуации в угледобывающих регионах, основные задачи реформирования отрасли, такие как коренная перестройка производственной базы организаций по добыче угля, решение социально-экономических проблем и обеспечение защиты окружающей среды, в полной мере выполнить не удалось».

«Мы — кузбасские депутаты Госдумы, — равно как и губернатор Аман Тулеев, говорили о том, что сейчас официально зафиксировано в выводах Счетной палаты, уже не один год, — сказал в разговоре с корреспондентом «КС« депутат Госдумы Сергей Неверов. — Средства выделялись только на проведение технических работ, то есть закрытие самих предприятий. В большом объеме не были решены социальные и экологические вопросы на территориях закрывшихся шахт. И для того чтобы эти вопросы решить, существует комплексная программа, реализуемая в субъектах, в которых есть угледобывающая отрасль. Программа рассчитана до 2010 года, и в ней предусмотрено решение вопросов сноса ветхого жилья, рекультивации земель на территориях, подработанных шахтами. Только работы на территории Кемеровской области по этой программе оцениваются в 30 с лишним млрд руб.».

«Сейчас создана комиссия под моим председательством, — сказал «КС« Владимир Ковалев. — Мы должны провести обследование по всем 43 закрытым шахтам. После этого мы подготовим сводный акт: по каким предприятиям на сколько профинансированы проекты, какие остаточные объемы остались по исполнению решений. И этот сводный акт будем готовить для того, чтобы выносить на правительство». Несколько ранее Владимир Ковалев говорил о том, что, по предварительным оценкам, на завершение экологических работ по закрытым шахтам нужно более 44 млрд руб., было же на них потрачено не более полумиллиона рублей.

Тем не менее региональные власти, несмотря на реальную возможность получения государственных средств на устранение экологического ущерба прошлых лет, считают, что промышленным компаниям необходимо наращивать объемы вложений в природоохранные мероприятия. «Считаю, что сегодня затраты на решение экологических вопросов должны составлять не менее 30% от инвестиций компаний, — говорит Владимир Ковалев. — Некоторые предприятия сейчас работают над решением экологических вопросов, но только в тех рамках, которые им дает годовая производственная программа. Нам в данном случае надо объяснять, что они должны в годовую программу хотя бы частично включать те объемы работ по экологическим проектам, которые ранее не были выполнены. Естественно, это потребует дополнительных финансовых вливаний».



Comments are closed.

Так же в номере